О ком звонит колокол

Этот практически забытый колокол в центре Минска репортер «Экспресс НОВОСТЕЙ» обнаружил совершенно случайно. Увлекшись фотосъемкой иллюминации на главной улице города – проспекте Независимости, он по наружной пожарной лестнице залез на крышу жилого дома, находящегося напротив здания КГБ.

О ком звонит колокол

Они когда-то звонили!

С крыши я попал по приставной лестнице в башню с часами (эти часы дали неофициальное название продуктовому магазину, находящемуся в доме, – «Под часами»). На крыше башни на специальном подвесе покоится колокол с механизмом звона. Трос от молота-ударника идет в часовую башню.

Когда-то я читал, что часы, которые находятся на доме по пр. Независимости, 16, являются старейшими в Минске. Часовщики называют их возраст – от 100 до 200 лет. В Минск они попали после войны из Кенигс­берга (Калининграда) в качестве трофея. Заводятся часы гирями, и запаса хода хватает на три дня. Изготовлены, что видно по клейму на одной из деталей, в городе Бохум (Земля Северный Рейн-Вестфалия). Судя по отсутствию других отметок, эти часы были серийными и особой исторической ценности не представляют – в Германии подобные есть чуть ли не в каждой деревенской церкви.

Дом, где находятся часы, строился в числе первых послевоенных. Шикарные квартиры в доме предназначались в основном для работников ведомства МГБ, находящегося через дорогу. В первое время показания часов сопровождались колокольным боем. Но звук мешал жильцам этого дома, и его отключили. Однако я не мог предположить, что колокол более полувека будет стоять на крыше башни под открытым небом.

«Герои земли минской»

На колоколе заметны текст и два барельефа. Чтобы получше рассмотреть их и сделать снимки, пришлось вновь карабкаться на крышу уже ранним утром.

Колокол покрывают надписи на польском языке. Одна из них гласит, что этот «Колокол сооружен стараниями (на собранные средства) стрелков полка минского в память погибших богатырей (героев – перевод с польского (авт.)) и защитников земли Минской». И дата отливки – «1929 год».

На противоположной стороне колокола написано, что «Имя мое (то есть колокола – прим. авт.) – Ирена». И «Сделан в одливне (литейное производство – прим. авт.) братьев Фельчинских в Калуше», а также, что «узор (следует понимать, орнамент и барельефы – прим. авт.) сделал Александр Боравски».

На одном из барельефов изображен убитый перед укреплениями солдат – рядом лежит его винтовка, а над ним – Матерь божья. На втором – Матерь Божья Остробрамская, а под ней – фигуры людей. В верху колокола, по окружности, надписи «К памяти живым» и «Во славу Польши» (это примерный перевод устойчивых выражений). «Полк стрелков минских», «Защитники земли Минской», «1929 год» и «Во славу Польши». В чем же дело? Что за «минские стрелки», «защитники земли Минской», воевавшие «во славу Польши», если в 1929 году Минск был столицей БССР?

В поисках ответа я обратился в Институт Польский в Минске. Директор института, советник посольства Республики Польша в Беларуси Мариан Семакович на следующий день показал найденную в сети книгу на польском языке, посвященную истории этого полка.

В книге указано, что «Полк стрельцов минских» – он же 86-й пехотный полк – был сформирован в 1918 году. Тогда, после окончания Первой мировой войны, территория Минска должна была быть за Россией, где власть уже захватили большевики.

Основу этого полка составляли те жители Минска, кто не хотел быть под властью большевиков и явно желал жить под властью Польши. Согласно польской книге, это были офицеры российской армии – поляки по происхождению и просто «патриотично настроенные граждане». Помощь в формировании полка оказало польское правительство, имевшее в Беларуси свои интересы, выделив на это 60.000 марок. На момент организации полка в нем насчитывалось 1.000 человек и 200 карабинов.

В то неспокойное время практического многовластия на территории Беларуси этот полк совершил марш на Запад в Польшу для дальнейшей организации и обучения. Немецкие войска, стоявшие на западе Беларуси, пропустили это формирование. Затем из Польши Минский полк стрельцов начал свой успешный поход на Восток, периодически вступая в бои с Красной армией. Волковыск, Слоним, Барановичи, Слуцк, Старые Дороги, Глуск и, наконец, Минск и Вильно – вот путь Минского полка.

Западная Беларусь осталась за Польшей, а Минский полк был переименован в 86-й пехотный полк, и местом его дислокации были определены Молодечно, где находился штаб полка, и село Красное в 16 километрах от Молодечно в сторону Минска. От села Красного до границы СССР тогда было 17 километров по железной дороге.

Поскольку штаб 86-го пехотного полка был в Молодечно, то с большей вероятностью, памятный колокол должен был находиться там. В то время в Молодечно, получившем статус города только в 1929 году, был один костел монастыря тринитариев, построенный в 1762 году. В 1920-1930-е годы 86-й пехотный полк оказывал большое влияние на небольшое местечко Молодечно. Полк чеканил собственные боны (эрзац-монеты ограниченного хождения из дешевых металлов), которые принимали в магазинах полка и в его казино. Кстати, здание офицерского казино и два офицерских дома за ним сохранились до настоящего времени. Сейчас в здании казино находится Минский областной драматический театр, а в офицерских домах, сохранивших на фасаде отметины от пуль и снарядов, живут обычные люди. Также полк издавал среди печатной продукции и открытки с фотоснимками Молодечно.

После заключения договора Молотова-Риббентропа о судьбе воинов 86-го пехотного полка можно только догадываться…

И только практически забытый колокол, находящийся напротив белорусского КГБ, является памятником этому полку.

Любой исторический факт можно трактовать по разному. Для Польши 86-й полк армии Польской, совершивший боевой поход по белорусской земле, являлся защитником земли Минской, на которую претендовала Польша. Для СССР, а теперь для независимой Беларуси этот полк будет оккупационным формированием. Впрочем, и Красную армию, с которой воевали поляки, теперь тоже можно считать оккупантами Беларуси.

Возможно, это, а не помеха для сна минчан, и было основной причиной для того, чтобы колокол перестал звонить в память оккупантов под окнами КГБ.Но, как бы то ни было, этот колокол на сегодняшний день является памятником истории.

Более 50 лет колокол молчит, находясь под открытым небом. Дождь и прямые солнечные лучи не лучшим образом действуют на бронзу – кое-где по краю колокола имеются сколы. Поверхность заляпана фасадной краской, не обошли его вниманием и вандалы, оставившие после себя нацарапанные надписи. Но, к счастью, главное – трещин на нем нет. Колокол по-прежнему может звонить – когда, забравшись на крышу рано утром, чтобы сфотографировать его при дневном свете, легко ударил по колоколу молотом-ударником, над Минском поплыл чудесный звон (да простят меня спавшие жители!). Естественно, молчащему полвека памятному и в то же время забытому колоколу не место на крыше жилого дома.

И в тоже же время, может ли звонить в Минске колокол в память об оккупационном полке? Хотя, в Минске, как и во всей Беларуси, полно памятников большевикам, которые не принесли счастье на штыках Красной армии для белорусского народа.

Узнав об этом колоколе, настоятель Красного костела, ксендз-магистр Владислав Завальнюк очень разволновался – ведь известнейшему минскому храму не хватает колокола. «Как вы думаете, если я попрошу этот колокол для Красного костела, отдадут ли его городские власти или упрячут в музей?» – спросил у меня отец Владислав. Ведь в музее колокола не звонят.

Ответ – за городскими властями.

Загадка

Чтобы точно выяснить, для какого храма был отлит этот колокол, я направил соответствующий запрос на фабрику Фельчинских. До войны «одливня звонов» – фабрика отливки колоколов, основанная братьями Фельчинскими, находилась в западноукраинском городке Калуш, в 30 километрах от Ивано-Франковска. Династия Фельчинских и сейчас владеет этим производством, которое после Великой Отечественной войны переехало в Польшу, в город Пшемысль, на границе с Украиной. За время своего существования династия Фельчинских изготовила более 8 тысяч колоколов. К сожалению, прошло более месяца, а я так и не дождался из их фирмы ответа на свой запрос (как пояснил секретарь, требуется обработать очень большой объем бумаг). Вполне вероятно, документация на этот колокол могла быть утеряна при переезде фирмы в неспокойное военное время.

P.S. Автор выражает благодарность за помощь в подготовке публикации Польскому институту в Минске в лице его директора Мариана Семаковича и Минскому областному краеведческому музею в Молодечно в лице его директора Таисии Ленкевич.

11:23 06/11/2007




Loading...


загружаются комментарии