Дмитрию Дащинскому вот-вот стукнет 30

В ноябре Дмитрию Дащинскому — лучшему фристайлисту постсоветского пространства, двукратному олимпийскому призеру исполнится 30. На Дащинского приходится две награды из шести, завоеванных белорусами на зимних олимпиадах. Первый раз Дмитрий поднялся на пьедестал в Нагано, где занял третье место. А восемь лет спустя он оказался вторым в Турине. Дмитрий не раз становился также призером мировых первенств, выигрывал этапы Кубка мира.


С личной жизнью у него тоже полный порядок. В октябре прошлого года Дмитрий женился на красавице Ольге. Этим летом в семье родился сын Даниил. Понятно, что в Беларуси спортсмена любят, и не случайно хитрые рекламщики поместили его фото на билборды, которые привлекают клиентов по всей стране. В канун первого значимого юбилея мы попросили Дмитрия ДАЩИНСКОГО подвести промежуточные итоги своей жизни, рассказать о делах настоящих и, конечно, поделиться планами на будущее.

Подарили метеостанцию

— 30-летие — значительная веха в жизни?

— Особо не задумываюсь над этим, хотя, что и говорить, кусок жизни уже приличный. сделано немало, а значит, время это прожито не зря. Конечно, с возрастом становлюсь опытнее, мудрее. если раньше я прыгал, тренировался, выступал в свое удовольствие, то теперь ситуация другая. Есть жена, ребенок, и надо думать не только о себе, но и о людях, которые рядом с тобой. Уже приходят мысли, что со спортом скоро надо завязывать. По крайней мере после Олимпиады в Ванкувере придется всерьез задуматься о том, чем же заниматься дальше.

— Где будете отмечать день рождения?

— Как всегда в последние 15 лет, если не больше, на сборах. Скоро вот отправляемся в Швейцарию. Обычно мы уезжаем в начале ноября и возвращаемся где-то в декабре. Мой день рождения к тому времени как-то забывается. Поэтому подарки делают только родители и семья. Ну и команда, естественно, не забывает.

— Какой подарок самый памятный?

— В позапрошлом году мне подарили электронную метеостанцию, которая стоит у меня в квартире. На улицу выводится специальный датчик, который определяет температуру, давление, дает прогноз на ближайшее время. Отличная вещь, и я ею постоянно пользуюсь.

Что будет после Ванкувера


— Можете сказать, что в жизни у вас все складывается так, как вы хотите?

— По большому счету да, но всегда хочется большего. В спорте у меня многое получается. Семья есть, квартира тоже. Так что на данный момент все хорошо. А вот что будет, когда со спортом закончу, даже самому интересно...

— Кажется, вопрос о будущем уже серьезно волнует вас?

— Не то чтобы волнует, но такие мысли возникают сами собой. Ведь мои соседи по дому в основном спортсмены. И я вижу, что один уже закончил выступать, другой... До Олимпиады в Ванкувере осталось всего три года, а что потом? Впрочем, на данный момент я полностью отдаюсь делу, которым занимаюсь. Если буду отвлекаться, ничего хорошего из этого не получится.

— К Олимпийским играм уже готовитесь?

— Прошлый сезон у нас был разгрузочным. Хотелось отдохнуть после Турина. И дело не в том, что я меньше тренировался (возможно, большие нагрузки в моем возрасте уже и не нужны). У меня просто был какой-то эмоциональный спад. Выходил на этапы Кубка мира, а чувствовал себя, как на тренировке. Не было и адреналина в крови. Только на чемпионате мира очнулся (и выиграл “серебро”. — О.Г.). В этом сезоне у нас нет больших стартов, но даже ради самоудовлетворения я должен быть на уровне.

— Прошлый сезон был омрачен страшной травмой другого белорусского фристайлиста — Дмитрия Рака, получившего ушиб головного мозга. Как вы отреагировали на это ЧП?

— Это стало шоком для всей команды, ведь подобное произошло впервые. Я видел страшные падения, после которых люди ломали кости, зарабатывали вывихи. Но потом им делали операцию или накладывали гипс, и через месяц-два они снова были в порядке. Дима приземлился на ноги, упал спиной на склон... Некоторые могут целую тренировку провести с подобными падениями — и ничего страшного. Сейчас говорят, что у него в голове изначально была киста или гематома. Ведь он и раньше, бывало, терял сознание секунд на 10—15. Думаю, в этой ситуации были упущения со стороны медиков и самого Димы. Не скажу, что мне страшно стало прыгать. Но я теперь внимательнее отношусь к своему здоровью. Да и на врачей это повлияло. Нам сразу сделали томографию мозга и вообще подходят к обследованиям серьезней. Впрочем, у нас всегда так: пока петух не клюнет, никто о плохом не задумается.

Самая большая награда — улыбка сына

— Как изменилась ваша жизнь с рождением сына?

— Раньше мы с Олей были сами себе хозяева, а теперь привязаны к дому и ребенку. Жена кормит сына грудью. Появилось много новых забот. Данила требует внимания. Но все эти хлопоты мне приятны. Когда просыпаешься утром, а сын лежит рядом и улыбается — это самая большая награда.

— Почему назвали сына Даниилом?

— Оля сразу сказала: она будет выбирать имя, если родится девочка, а я — если мальчик. Выбирал имя в Интернете. Хороших имен много, но мы искали такое, чтобы оно не ассоциировалось ни с кем из знакомых или родственников. А то называешь имя, а перед лицом уже стоит образ другого человека.

— Помню, вы как-то обмолвились, что не прочь стать многодетным отцом...

— Я-то не против, но это не только от меня зависит. Вижу, как Оле тяжело. Она привязана к ребенку, а муж постоянно в разъездах.

— Что насчет восточной формулы: посадить дерево...

— Про сына и дом я уже говорил. Что касается деревьев, я провел детство в частном доме и довольно много работал в огороде — мой отец в ту пору увлеченно занимался садоводством. У нас был большой хороший сад с яблонями, грушами, сливами. Часто вспоминаю себя с лопатой в руках. Так что деревьев я посадил немало.

— Поделитесь планами на будущее.

 — Хотелось бы поставить в спортивной карьере жирную точку и собрать полную коллекцию олимпийских наград. Что касается личной жизни, буду делать все, чтобы моя семья была счастливой.

12:53 06/11/2007




Loading...


загружаются комментарии