Миражи

Согласитесь, забавно наблюдать за кипением мозгов официальной белорусской пропаганды. Поначалу всех, начиная с Александра Лукашенко, очень обеспокоил культ личности Путина: государственные СМИ дружно рассказали о том, как омерзительно это наблюдать. Но прошли выборы, побывали на них наши наблюдатели, и что же? Прямо противоположные оценки.

Миражи

На встрече с коллегой Чуровым Лидия Ермошина заявила, что увидела на выборах «конструктивную избирательную агитацию», а Чуров открыл для себя, что в Западной Европе многое потеряли, отказавшись от общения с таким крупным специалистом по выборным технологиям, как Ермошина. Действительно, России еще есть куда падать, и в этом смысле глава белорусского ЦИК может дать мастер-класс. Но Беларуси падать на выборах  уже некуда: у нас нет ни теледебатов, ни членов избирательных комиссий от оппозиционных партий, ни наблюдателей от демократических сил, ни независимых экзит-пулов, ни копий протоколов, по которым можно было бы уличить власть в фальсификациях... И в этом смысле грядущие парламентские выборы – акция с предрешенным результатом. Потому (если, конечно, не ошиблись журналисты в своих интерпретациях) мне совершенно непонятно, почему представители демсил, находясь в Вашингтоне, излучали оптимизм, и что за «новое качество белорусской ситуации» они узрели.

Вернее, рассуждения эти известны. Белорусский режим пытается заигрывать с Европой, а потому есть надежда, что в ходе предстоящих выборов будут какие-то послабления и хотя бы видимость демократичности. Под это «новое качество» оппозиция надеется сформировать свою фракцию в парламенте. Лидеры ОДС уже обратились в администрацию Лукашенко с предложением провести консультации по такому формату выборов, результаты которых будут признаны мировым сообществом. В зависимости от ответа властей и будет принято решение, как демократы будут участвовать в избирательной кампании. В соответствии с законом об обращениях граждан, ответ оппозиционные партии намерены ждать в течение месяца. Терпеливы...

Честно скажу: меня уже тошнит от бесконечного протягивания власти руки помощи, в которую откровенно плюют. Я не понимаю, почему такая политика попрошайничества считается конструктивной.

Есть претензии к белорусскому избирательному законодательству, сформулированные международным сообществом. Есть требования, сформулированные демократическими силами для того, чтобы выборы в Беларуси стали выборами. Вот о них и надо говорить, добиваться цивилизованного юридического коридора для выборов. Давить, душить, брать власть за горло и изнутри, и извне. Ежедневными пикетами, флэш-мобами, массовыми листовками, сбором подписей, обращениями к депутатам, инициативными группами по проведению референдума, акциями протеста... Нужны ли для этого консультации с администрацией президента? Нет. Консультации нужны, чтобы определить, кого конкретно из демократов Лукашенко, скрепя зубы, не побоится пропустить в парламент. Чтобы поторговаться о количестве этих отобранных...

Идея договориться с властью, конечно, очень заманчива. Только она  предательская и бесперспективная. Потому что нет никакой качественно новой ситуации, которая вынудила бы власть рушить основы этого режима. Более того, нарастающие экономические проблемы не способствуют политической оттепели. И в этой связи всякие консультации-переговоры, инициируемые оппозицией, не только не принуждают власть играть по нашим правилам, а, наоборот, вынуждают демократов действовать в коридоре, определенном властью. Уверена, что именно попытки договариваться с Кремлем стали причиной резкого падения электоральной поддержки российских демократов. Наших же попытки договориться с Лукашенко добьют окончательно, -  расколют, рассорят, дискредитируют.

... Путников в пустыне, как известно, преследуют миражи. В политическом смысле Беларусь – пустыня, выжженное поле. Поэтому не удивительно, что кому-то стало казаться, будто он видит ростки изменений, свежую растительность перемен и даже оазисы демократичности. Мираж! Лукашенко не сделал ни шага в сторону Европы и ни на полшага не отдалился от России. Лукашенко очевидно торгуется с Кремлем, и это торг с высокими ставками, в котором с обеих сторон в ход идут и кнут, и пряник. Почему-то популярна идея, что если помочь Лукашенко выйти из международной изоляции, то торг прекратится. Но с большей вероятностью можно утверждать, что это только повысит его ставки. Потому что в России наступает его время – время двоевластия.  

 

09:01 07/12/2007




Loading...


загружаются комментарии