КорпоПРОТИВНЫЕ интересы

Министр спорта и туризма Александр Григоров и председатель Белорусской федерации борьбы, вице-президент НОКа Александр Медведь официально представили в Стайках нового главного тренера национальной команды по греко-римской борьбе — заслуженного тренера СССР и России, в прошлом чемпиона мира и Европы Геннадия Сапунова.

КорпоПРОТИВНЫЕ интересы

Собственно, для борцов это стало фактом еще месяц назад, когда Геннадий Андреевич проводил с ними внеочередной сбор. Нынешний — очередной, и теперь, после приказа по Минспорта, у спортсменов и тренеров начнется будничная подготовка к чемпионату Европы и квалификационным олимпийским турнирам. Мы желаем именитому российскому специалисту успешной работы на благо белорусской греко-римской борьбы. Вместе с тем считаем необходимым расставить некоторые акценты.

Откуда ноги растут

Сезон начался с попыток продажи за рубеж (предположительно в Азербайджан) белорусских атлетов Иосифа Чугошвили и чемпиона мира-2005 Алима Селимова. В роли посредников выступали люди со звучными в спорте именами. За переход под иные знамена спортсменам предлагали довольно круглые суммы. Кстати, похожая ситуация сложилась с одним из российских борцов. Главный тренер сборной Беларуси Валерий Гайдук забил тревогу: несколько раз докладывал министру о происходящем и просил назначить служебное расследование, дабы выяснить, откуда растут ноги у этих событий. В итоге оба атлета остались дома, однако Селимов не поехал “на Европу”. Вот что он сказал в предчемпионатном интервью “ПБ”:
— Я рассчитывал выступить на чемпионате Европы: как раз набрал хорошую форму и выиграл турнир в венгерском Сомбатхее. Но на тренировках стала подводить спина. Ощущение такое, будто в нее вогнали кол: не могу партнера оторвать от ковра, не могу вообще тренировку довести до конца. Поначалу не хотел об этом говорить главному тренеру национальной команды Валерию Викентьевичу Гайдуку, так как понимал, что придется остаться дома. Поехал к специалисту-мануальщику в Республиканский центр спортивной медицины. Он обнаружил две межпозвоночные грыжи, причем одна из них больше трех сантиметров. Тогда сомнений не осталось, и я сказал обо всем главному тренеру. Валерий Викентьевич поблагодарил за искренность и стал срочно оформлять документы на Славу Макаренко.
Как видите, ни слова о реальных событиях. Ни главтренер Гайдук, ни гостренер Барауля, ни министр Григоров утечки информации в СМИ не допустили.
На чемпионате Европы успешнее других выступали 30-летний Юрий Дубинин (вес до 60 кг, 5-е место) и 21-летний Александр Шалесный (55 кг, 7-е).
На чемпионате мира прежде не блиставший Дубинин доказал неслучайность европейского всплеска — 5-е место и олимпийская лицензия. Другую лицензию добыл 21-летний дебютант топ-турниров тяжеловес Иосиф Чугошвили — 7-й. Из остальных ближе всего к заветной восьмерке оказался чемпион мира-2005 Алим Селимов (84 кг) — 10-й. Тяж Сергей Артюхин, завоевавший в сезонах 2005-2006 на четырех турнирах три медали, и вышеупомянутый Шалесный из-за травм главный турнир года пропустили.
На чемпионате мира в Баку, кроме белорусской делегации, присутствовали руководитель фирмы “Трайпл” Юрий Чиж и дважды экс-наставник сборной Беларуси, чемпион Олимпиады, мира и Европы Камандар Маджидов.
Отсутствие медалей и две олимпийские лицензии в семи весовых категориях президиум БФБ и коллегия Минспорта оценили “неудовлетворительно”.
После чемпионата мира Чиж предложил министру поменять главного тренера: “Услышав, какого легендарного человека мы можем заполучить в нашу страну, Григоров высказался “за” двумя руками... Я встретился с министром, потом с его замом, мне дали добро на приглашение Сапунова”.
В первые дни ноября замминистра Шичко вместе с Чижом представили Геннадия Андреевича борцам и их наставникам в качестве главного тренера в присутствии другого главного тренера — Валерия Гайдука.
Через несколько дней чемпионы мира и Европы Игорь Каныгин, Михаил Прокудин и еще более 40 специалистов подписали письмо президенту: “Мы крайне озабочены тем, что вопрос замены руководства национальной сборной обсуждается руководством Министерства спорта и туризма в кулуарах, а не выносится на рассмотрение Белорусской федерации борьбы... Нас обескураживает и то, что столь нелогичное решение руководства Министерства спорта и туризма скрывается от спортивной общественности страны”.
12 ноября в Стайках начался 12-дневный внеплановый сбор национальной команды под руководством Сапунова и Маджидова с участием второго тренера сборной Игоря Петренко, но без Гайдука.
Авторы письма, не получив информации о его судьбе, обратились в редакцию “Прессбола” с просьбой опубликовать документ. Материал “Греко-римляне против императоров“ увидел свет 22 ноября.
7 декабря в “ПБ” вышла статья “Императоры” против “болтунов, бездельников, провокаторов”, в которой представлена позиция Чижа, Сапунова и Маджидова.
В тот же день состоялось расширенное заседание президиума Белорусской федерации борьбы с участием Григорова, авторов письма Прокудина и Каныгина, тренеров и специалистов борьбы из регионов, но в отсутствие Чижа, Сапунова и Маджидова. Участники указали министру на невозможность нахождения на одном посту главного тренера сразу двух специалистов и попросили Александра Владимировича разъяснить им, кто же именно — Сапунов или Гайдук — руководит командой. Вразумительного ответа по кадровому вопросу не прозвучало, более того, министр сказал, что Сапунова, проводившего сбор в Стайках, не назначал, а сам Геннадий Андреевич — “никто”.
Затем, Григоров ушел, и президиум БФБ под председательством его руководителя Медведя, заседая в узком составе, рекомендовал Минспорта аттестовать в качестве главного тренера национальной команды Гайдука, правда, с понижением зарплаты на 20 процентов.
10 декабря начался запланированный сбор национальной команды под руководством Сапунова и Маджидова. Главному тренеру Гайдуку поручено написать подробный отчет о проделанной за последние три года работе с национальной командой. По месту работы Каныгина и Прокудина пришли запросы из Минспорта.
13 декабря Григоров и Медведь посетили сбор национальной команды и официально представили заслуженного тренера СССР Сапунова в качестве главного тренера.

Хозяин слова

На этом можно бы поставить точку, если бы не опасный прецедент: национальная команда стала предметом торга. Думать так дают повод факты, изложенные заинтересованными лицами на страницах нашей газеты и на вышеупомянутом заседании президиума.
Инициатором смены главного тренера, а значит, и вольным-невольным зачинщиком скандальных событий выступил хозяин “Трайпла”: “Скажу прямо: к приглашению российского специалиста самое непосредственное отношение имеет Чиж. И, если на то пошло, все выпады следует адресовать только мне”.
Юрий Александрович неравнодушен к греко-римской борьбе, потому что сам ею занимался и испытывает понятный пиетет к людям, которым удалось достичь на ковре мировых успехов. Когда, например, Маджидов был главным тренером сборной, Чиж какое-то время спонсировал его и национальную команду.
Игорь Каныгин считает, что “Чижу надо сказать спасибо, молодец, он болеет за дело, находит и дает эти деньги”. Однако Валерий Гайдук иного мнения об этом спонсорстве: “Сколько раз его просил: помоги провести мемориал Караваева, помоги поддержать ребят. Он отвечал: “Ребята, до свидания, у меня футбол”. Однако, как бы там ни было, каждый волен самостоятельно распоряжаться своими средствами, другое дело, дают ли эти средства право принимать решения, касающиеся национальных интересов...
Вероятно, Чиж не случайно летал в Баку на чемпионат мира, да еще вместе с Маджидовым — уж очень смахивает на рекогносцировку. Возможно, идея вернуть последнего в сборную не давала ему покоя. Видимо, сработала мужская привычка добиваться всего, что задумал. Но вернуть Камандара на капитанский мостик после двух некрасивых отставок было бы слишком беспардонно. А вот заполучить Сапунова, специалиста действительно мирового уровня, да еще вместе с Маджидовым — весьма интересно. Ведь отношение к белорусским тренерам у Юрия Александровича негативное: “Где они? Что создали, построили Гайдук и иже с ними? Или вы считаете специалистами тех “страдальцев”, которые оставили в газете свои откровения?”
Оказалось, решить этот вопрос с министром спорта — пара пустяков, достаточно было на начальном этапе предложить совсем небольшие деньги: “Здесь же Геннадий Андреевич пока работает за одну зарплату. И не за министерскую, а за мою — что-то порядка полутора миллионов белорусских рублей. Придет к нам успех, будут медали — с огромным удовольствием поощрю российского специалиста хорошими премиальными”.
Единственное, чего не учел Чиж, так это отношения Григорова к собственному слову. Чиновник высокого ранга пообещал элитному коммерсанту, что уладит вопрос официального, законного (а не по понятиям) назначения россиянина на пост главного тренера национальной команды Беларуси. Т.е. министр не просто согласился с Чижом, а фактически благословил его на действия от имени власти, и тот с энтузиазмом и присущими ему упорством, трудолюбием, мужским тщеславием засучил рукава. “Образно говоря, Юрий Александрович снял меня с подножки поезда, уходящего в Казахстан, — свидетельствует Сапунов. — У меня существовала предварительная договоренность с Турлыхановым, моим учеником, выигравшим два мировых чемпионата, поэтому сразу сказал, что без разговора с Давлетом Булатовичем решение принять не могу. Тогда Чиж сам связался с Турлыхановым и уладил организационные вопросы”. Как видим, заряд Чижа был серьезен, коль переборол он интересы не кого-нибудь, а двукратного чемпиона мира Турлыханова.
Только вот Григоров, когда о сепаратном решении стало известно борцовской общественности, своего напарника не поддержал и как-то незаметно, при помощи присущих этому министру дипломатических приемов стал уходить с ковра. Кто знает, как долго длился бы этот театр абсурда, если бы не пресса. Когда тайное стало явным, а мелкое лицемерие и лукавство нашли отражение в большом зеркале, за слова пришлось отвечать.

Камандар

Мне довелось познакомиться с Маджидовым накануне Игр в Атланте, с которых он, главный тренер сборной и спортсмен в одном лице, вскоре вернулся триумфатором: команда завоевала три медали — две серебряные (Сергей Лиштван, Александр Павлов) и бронзовую (Валерий Циленьть), а сам Камандар и Александр Сидоренко остановились в шаге от медалей — четвертые. В конце 1996-го “ПБ” назвал Маджидова “Человеком года”, и я вновь отправился в Стайки на интервью.
Через два года, в 1998-м, в греко-римской сборной разгорелся скандал, о котором Чиж рассказывает так: “Да, в команде был дополнительный денежный фонд (несколько тысяч долларов), который выделялся мной Маджидову, и он, как главный тренер, мотивировал тех, кого считал нужным. Кого именно — меня не интересовало. В его монастырь со своим уставом не влезал. Еще раз повторяю: в профессионализме Камандара не сомневался и не сомневаюсь, ему на месте виднее. Конечно, сразу нашлись недовольные, обойденные, так сказать, финансовым потоком. Пошли жалобы. Встает Каныгин: “Юрий Александрович, что за дела? Почему вы Коршунову даете деньги, а мне нет?” Да потому, что за такую топорную работу накануне Сиднея вы, Игорь, не заслуживаете даже копейки. Откуда это потребительское отношение к делу?”.
Вряд ли Юрий Александрович здесь откровенен до конца: не может быть равнодушен хороший хозяин, коим себя позиционирует Чиж, к тому, куда и на что конкретно идут его деньги. Тем более что он точно знает: Каныгин “топорно работал”. Но дело не в этом. На мой взгляд, в той истории главным возмутителем спокойствия был не Каныгин. Против главного тренера выступила практически вся сборная во главе с капитаном Сергеем Лиштваном. Гайдук так вспоминает ту ситуацию: “Хотя и первый раз, когда его (Маджидова. — “ПБ”.) снимали, было стыдно смотреть: поднялась вся команда”.
Мне пришлось тогда писать материал на эту тему и беседовать с самим Камандаром, Лиштваном, Максимовичем, Медведем, Шичко… Преемник Вячеслав Максимович из Гродно решил поставленную задачу — завоевать медаль в Сиднее. Кроме бронзы Дмитрия Дебелки, пятым стал Валерий Циленьть и седьмым — Вячеслав Макаренко. А за пять месяцев до Игр белорусы произвели фурор на чемпионате Европы в Москве, оторвав сразу четыре награды (2 золота, 2 серебра) и второе общекомандное место. Удивительно, но за такие свершения Максимовича сняли, и на свято место вновь заступил Маджидов.
Прокудин: “Вспомните, Александр Владимирович, как проходило второе назначение Маджидова главным тренером. Большинство специалистов стали на мою сторону. Но вы сказали: что бы здесь ни говорили, мы платим зарплату, мы несем ответственность и назначаем Маджидова. И что произошло? Сбежал ваш Маджидов!” Проработав два сезона, он ушел на этот раз сам — подвернулся контракт в Греции.
Гайдук: “Вот вы, Александр Владимирович, что ему сказали, когда он уходил пять лет назад? “Уважаемый, третьего раза не будет!” Оказывается, может быть и третий, и четвертый”.
Прокудин: “Гайдук в короткие сроки подготовил команду, и завоевали медаль. Причем в Афинах Маджидов был секундантом у турка! Как это можно?! Где его патриотизм?! И сейчас вы хотите его помощником поставить?”
Когда человек находит себе более урожайное поле, осуждать его можно, но с большими оговорками. Однако когда тот же человек возвращается на прежнее место и снова требует самую урожайную борозду, он должен быть готов к обструкции коллег. Если бы речь шла только о назначении Сапунова, кто-то, наверное, поворчал бы, но до открытого возмущения дело вряд ли бы дошло.
В день выхода статьи “Греко-римляне против императоров” возмущенный Камандар позвонил мне, горячился, правда, к его чести, ни разу не вышел за рамки приличия. Однако в интервью моему коллеге Сергею Версоцкому завел ту же песню.
Маджидов: “Сразу после выхода статьи я позвонил Борису Тасману и сказал ему: вы же прекрасно знаете греко-римскую борьбу, почему же так уничижительно обошлись со мной? Маджидов как будто с базара приехал или с неба свалился. Никто и звать никак, хапуга под прикрытием Сапунова. Зато с регалиями Каныгина и Прокудина в тексте полный порядок. Для обывателя же выходит, что Маджидов не более чем Иванов, Петров, Сидоров”.
Ответил ему тогда и отвечаю сейчас цитатой из материала: “Какую роль играет в этом “таинственном триллере” Камандар Маджидов, дважды ставивший личную выгоду выше интересов страны, сделавшей его олимпийским чемпионом?” Неужели доценту кафедры физвоспитания нужно пояснять суть написанного? Однако же, коли титулованный атлет настаивает, добавлю: “Какую роль играет в этом “таинственном триллере” Камандар Маджидов, дважды ставивший личную выгоду выше интересов страны, сделавшей его олимпийским чемпионом, победителем “Дружбы-84”, двукратным чемпионом мира, трехкратным чемпионом Европы?” Тогда же Маджидову было многократно сказано: “Я готов встретиться c вами и Сапуновым, когда и где вы пожелаете”. Камандар выбрал иной путь — его право.

Горячие точки

Министр спорта отвечает за все происходящее в отрасли. Кроме того, на нем тяжким бременем лежит ответственность за успешное (неудачное) выступление белорусской команды на Олимпийских играх. Полагаем также, что чиновник, возглавляющий ведомство, через которое государство щедро финанисирует виды спорта, имеет полное право в исключительных, чрезвычайных ситуациях переступать через головы общественных лидеров, игнорируя мнение той или иной федерации. Однако, с одной стороны, мудрый руководитель никогда не представит себя самодержцем, прислушается к специалистам и разделит с ними ответственность. С другой — в данном конкретном случае никакого форс-мажора и необходимости решать проблему в чрезвычайном режиме не было. Убежден, Сапунова вместо Гайдука можно было назначить цивилизованно, уважая себя, дело и людей, которые работают рядом.
И потом зададимся вопросом: является ли греко-римская борьба наиболее слабым звеном в олимпийской цепочке? На заседании президиума БФБ Александр Владимирович заметил: “На сегодня есть проблемы в борьбе, боксе, пятиборье и так далее...” Жаль, мы не услышали подробнее про “так далее”. Но попробуем продолжить: явный недобор олимпийских лицензий присутствует также в фехтовании на рапирах и шпагах, в таэквондо, спортивной гимнастике (женщины), бадминтоне, теннисе (мужчины), настольном теннисе, стрельбе из лука, стрельбе стендовой, конном спорте, синхронном плавании, триатлоне. Это все олимпийские виды, получающие финансирование Минспорта. По логике вещей там нужно срочно менять главных тренеров, а может, и руководителей федераций. Денежки-то просаживаются те еще! Другое дело, что ими не интересуется Юрий Чиж...
Можно, конечно, возразить: ну какие у нас традиции в бадминтоне? Однако же прежде белорусские бадминтонисты были сильнейшими в СССР. А рапиристы и шпажисты — лучшими в мире! В спортивной гимнастике почти всегда мужчины были на втором плане, а олимпийское золото пригоршнями черпали девушки! Антонина Кошель, одна из них, столько лет работает гостренером! Но также при ней как руководителе женская гимнастика тихо, без скандалов испустила дух, а оргвыводами и не пахнет...
На этом фоне греко-римляне, исправно приносившие медали и оступившиеся впервые за много лет, вдруг стали худшими, кризисными. В той же борьбе у “вольников” на семь категорий одна лицензия, завоеванная северо-кавказским рекрутом Ризваном Гаджиевым, у девушек — две, но тоже без медалей и вдобавок с допинговым скандалом.
Бокс — особая статья. Национальная сборная по этому виду спорта — наш позор. На октябрьском чемпионате мира команда более чем наполовину (6 из 11) состояла из приезжих бойцов, но ни один из них не пробился к цели. А уж финансированием, полагаю, министр спорта Григоров председателя федерации Григорова не обделил, что и подтвердил главный тренер Анатолий Гришук накануне чемпионата мира. Гришука быстренько сняли. Надо полагать, не только за провал, но и для того, чтобы этой жертвой прикрыть самого двуликого Григорова. Это в какой тупик надо было завести популярнейший олимпийский вид, ежели главный тренер не в состоянии отобрать 11 доморощенных боксеров!
Сразу же отбросим возможные обвинения в предвзятости. В 2004-м Александр Владимирович пребывал в опале. Однако автор этих строк по своей инициативе сделал с ним как председателем Белорусской ассоциации бокса (и по его же просьбе — с Гришуком) обширное интервью “О доморощенных и варягах”, посвященное успехам национальной команды на прошедшем чемпионате Европы. До Игр в Афинах оставалось три месяца, и предвидеть завоевание двух серебряных медалей (Виктор Зуев и Магомед Арипгаджиев) я не мог. Просто счел нужным объективно отразить реалии того времени. Пытаюсь это делать и сейчас.
На мой взгляд, объективных предпосылок для форс-мажорных движений в греко-римской борьбе не было. Две лицензии уже в кармане, возможность завоевать остальные есть на чемпионате Европы и двух квалификационных турнирах.
Однако министр по предложению руководителя фирмы “Трайпл” принял иное решение. Как сказал помощник президента и первый вице-президент НОКа Геннадий Алексеенко, ответственность за это лежит на министре.

Технология уродства

Теперь взглянем на технологию руководства, то есть на то, как оно претворялось в жизнь. Казалось бы, чего проще: соберите президиум федерации, изложите специалистам свои аргументы, дайте возможность высказаться Чижу, Сапунову и Маджидову. Это сильные люди, профессионалы, неужели они дрогнули бы, испугались? Может, и была у Григорова такая задумка, но ее мог развеять тот же Чиж: “Неужели по этому кадровому вопросу нужно было собирать всенародное вече? Я встретился с министром, потом с его замом, мне дали добро на приглашение Сапунова. То, что другие спортивные чиновники проявили нерасторопность в организационных моментах, не моя проблема. Мы же хотели как лучше: повысить тренерский потенциал команды, при этом сохранив того же Гайдука, не расторгая с ним контракт. Надеялись минимизировать разного рода потрясения”.
Вот и минимизировали...
К Чижу вопросов нет: он предложил, ему сказали “да”. Вопросы к тому, кто не осмелился ответить “нет” или “давайте обсудим”. Даже при том, что разгорелся сыр-бор, Александр Владимирович еще мог спасти ситуацию, коли пригласил бы на президиум Маджидова и Сапунова. Да, разговор вышел бы неласковый, но он и так прошел на повышенных тонах. Однако мужики бы все высказали друг другу глаза в глаза, а представительность аудитории помогла бы найти компромисс. К слову, состоявшийся президиум, несмотря на острую ситуацию, ни разу не вышел за рамки здорового принципиального разговора.
Увы, не пришли Сапунов и Маджидов. И если Геннадий Андреевич, как человек приезжий, имел право выбора, то его именитый воспитанник просто обязан был предстать перед товарищами по белорусскому тренерскому цеху. Не решился или не счел нужным? Возможно, и Григоров сказал: “Я сам разберусь”. И снова получилось некрасиво, неуважительно и даже как-то трусливо по отношению к оппонентам и сторонникам.

Специальный слалом

Министр в течение всего заседания президиума БФБ пытался демонстрировать силу и навязывать “свою игру”. Медведь во вступительном слове объявил темой собрания “ситуацию с письмом к президенту страны Александру Григорьевичу Лукашенко”. Григоров, будто его не слыша: “Мы собрались, чтобы утвердить национальную команду — спортсменов и тренеров”.
Обозначив проблемы в “греко-римской команде”, он приступил к главному: “Да, состоялся у меня разговор с Чижом с участием Геннадия Андреевича. Что говорите?” Прокудин: “И Маджидова”. Григоров: Да, и Маджидова. А что здесь такого? Раздражение вызывает Маджидов?"
Подсказка Прокудина, словно лакмусовая бумажка, обнажила оговорку по Фрейду. (“А что здесь такого?”). Думаю, неспроста Григоров изначально умолчал о Маджидове, прекрасно понимая, что его имя вызовет не просто раздражение, а негодование. Но не реакция аудитории настораживала министра, а то, что за этим последует. И начались вышеизложенные воспоминания о том, как Камандара снимали-назначали. Равно невыгодные и для титулованного борца, и для министра, бывшего в ту пору замом, отвечавшим за большой спорт.
Весьма неуклюже прозвучали объяснения Григоровым возникшей ситуации: “Было предложение привлечь Сапунова к подготовке национальной команды. Я двумя руками “за”. Возникает ситуация: есть главный тренер, так? Так. Есть Сапунов, который готов нам помочь. Но я ему сказал: “Не могу вас взять на работу”.
Стоп! Если человека нельзя взять на работу, можно ли отдать в его руки национальную команду, не советуясь и даже не побеседовав с главным тренером, и выделить дополнительное финансирование на внеплановый сбор? Это что, частная лавочка, крепостное право или воля рабовладельца? Но, кстати, рабовладельцы и феодалы распоряжались своим достоянием, а здесь — народным.
Далее министр словно теряет контроль над собой: “Где-то написано, что он стал главным, старшим... Он на сегодня никто. По штатному расписанию национальной команды он не проходит. И приказа на него нет”.
Даже неловко комментировать: “Никто, не проходит, приказа на него нет”. Выходит, 12-дневный сбор для 40 борцов и десятка тренеров за бюджетные средства провел “никто”? И ему, вероятно, помогал еще один “никто” — Камандар Маджидов, упоминаний о котором Григоров всячески избегал? А во время четырехдневного отъезда Геннадия Андреевича в Казахстан тренировками руководил уже Камандар. Главный тренер Валерий Гайдук в это время пребывал в законном отпуске.
Григоров: “Сапунов пожелал посмотреть спортсменов. Я предложил следующий вариант: главный тренер проводит очередной сбор, вы в нем участвуете, просматриваете борцов и по итогам делаете заключение...”
Ключевой момент: “главный тренер проводит очередной сбор”! Очередного в ноябре быть не могло, но ладно, не будем цепляться. Однако, по словам министра, сбором должен был руководить Гайдук! А проводили-то Сапунов и Маджидов.
Григоров: “Я просил Шичко представить Сапунова команде, и пускай начинает работать так, как считает необходимым. Предварительно он пожелал, чтобы ему помогал, опять-таки не отодвигая в сторону главного тренера, Камандар Маджидов, который четко выполняет его указания”.
Окончательно запутался Александр Владимирович: как неважный слаломист, он все равно проскакивает мимо ворот. Как может Сапунов работать, как считает нужным, если сбором должен руководить Гайдук? Как можно не отставлять в сторону главного тренера, если Геннадий Андреевич работает, как считает необходимым, да еще с помощью Камандара Маджидова?!
Все это либо противоречит здравому смыслу, либо является демонстрацией вопиющего непрофессионализма руководителя. Есть и третье объяснение: однако волен ли я предполагать, что высокий государственный чиновник в присутствии уважаемого собрания рассказывает небылицы?
Григоров: “Окончательного разговора не было. Но почему-то главный тренер посчитал, что мы его чем-то обидели. Не знаю, чем. Пожалуйста, встаньте на один ковер и работайте вместе. И начались какие-то непонятные движения”.
По поводу окончательного разговора: у Григорова с Гайдуком его не было вообще. Гайдук: “Если бы вы сказали: “Зайди”, я бы пришел. Но вы за два месяца не соизволили меня пригласить и выслушать...”
Почему же обиделся Валерий Викентьевич? Почему не стал на один ковер с Сапуновым и Маджидовым? Ответ дал старший преподаватель БГУ Николай Прусов: “... два главных тренера — это не работа. Министерство должно определиться: или Гайдук, или Сапунов”. Итожа встречу, то же самое подтвердил Александр Медведь. Чуть раньше примерно в том же духе высказался Геннадий Алексеенко.
Григоров, который вызвал на себя шквальный огонь всех участников противостояния, выглядел разбитым и разочарованным. И, вероятно, поэтому не смог выдавить из себя давно принятое решение. Если бы он колебался, то рекомендация президиума БФБ аттестовать Гайдука главным тренером стала бы весомым аргументом в пользу Валерия Викентьевича. Этого не произошло. Еще целых шесть дней министр медлил, вероятно, ориентировался, как воспримут происходящее “наверху”. Наконец в четверг, 13-го, решился разрулить созданный своими же руками правовой произвол и объявил о назначении Сапунова главным тренером.

Теперь — месть?

История получилась на редкость непривлекательная, роняющая авторитет власти. Общественности продемонстрировали, что ее мнение не стоит выеденного яйца. А тем, кто занял четкую гражданскую позицию, сегодня, возможно, грозит расправа. Как иначе понимать запросы из Минспорта, присланные по месту работы Игоря Каныгина и Михаила Прокудина? Вдруг срочно потребовались справки об их трудовых свершениях. Неужели для поощрения? И это при том, что Михаил Васильевич работает в университете информатики и радиоэлектроники, то есть в ведомстве Министерства образования.
Помнится, прежде вступавших в конфронтацию с Григоровым, гласную или негласную, ждала месть. Так произошло с бывшим министром и помощником президента Николаем Ананьевым, которого Григоров, став министром, сместил со всех постов: сначала общественного, председателя федерации баскетбола, а затем и с должности директора РГУОРА. И в первом, и во втором случае смена руководства как минимум не усилила работу этих организаций.
Теперь нечто похожее произошло с бывшим первым заместителем министра спорта Валерием Хатылевым. Поначалу его перевели в советники, а теперь и вовсе не продлевают контракт. Никогда не слышал, чтобы к Хатылеву предъявляли претензии в непрофессионализме. Кого ни спроси, все говорят о нем как о совершенно нейтральном, спокойном, грамотном чиновнике, умевшем ладить и с Ананьевым, и с Григоровым. Но быть нейтральным, видимо, уже недостаточно.
А сейчас в ответ на критику по поводу отчетно-выборной конференции федерации легкой атлетики разворачивается история с “нейтрализацией” Марии Иткиной — к возглавляемому прославленной чемпионкой Белорусскому союзу спортсменов у компетентных органов неожиданно появились вопросы.

Однополярный мир

Казалось бы, чего проще, станьте на один ковер и работайте во благо белорусского спорта. Это чьи слова, кто их произнес, Александр Владимирович?
Но ведь возникают и обратные ассоциации. Вспоминаются громкие коррупционные скандалы в гандбольной сборной, в футбольной молодежной, в художественной гимнастике, обнародованные факты многочисленных грубых финансовых нарушений в лыжном спорте, биатлоне, те же ситуации с переназначениями в греко-римской борьбе. Под чьим крылом находили пристанище те, кто перешагивал рамки закона? Почему они продолжают благополучно занимать ключевые посты в отрасли?
Не потому ли, что, сведя счеты с оппонентами, ведомство Григорова получило однополярный мир с одним центром. О чем ни сигнализируй, куда ни жалуйся, кому ни пиши, письмо ли, обращение, вопиющие факты, пройдя по кругу, все равно вернутся и залягут на столе министра. И тогда у простых людей, от сохи, не остается иного пути, как в газету. Прочтет? Не прочтет?.. А даже если и прочтет — “скандалисты” это, Александр Григорьевич, “желтизна”, “оппозиция”...
...Олимпийские игры — лишь миг, остальное время — вся жизнь. Ее не обманешь.


 

09:33 19/12/2007




Loading...


загружаются комментарии