Гродненские власти занялись возвращением утраченных раритетов

Городом–музеем Гродно называют неспроста. До наших дней здесь сохранились старинные дворцы, неповторимые замки, величественные храмы. За их стенами — редкие экспонаты, посмотреть на которые туристы приезжают даже из–за рубежа. Однако это лишь часть той огромной коллекции, которая здесь накапливалась веками.

К сожалению, за годы войн исчезли и разошлись по всей Европе многие уникальные вещи. Раньше поисками их занимались в основном энтузиасты. Сейчас к ним подключились местные власти. Накануне 880–летия города, которое Гродно отметит в будущем году, разработана специальная программа «Спадчына». В электронный каталог, создаваемый при горсовете, войдут полные сведения о тех ценностях, которые вывезены из Гродно и до сих пор не возвращены. До 2010 года в историческом центре города появятся сразу несколько новых музеев. Среди них — пожарно–технический, нумизматики, филателии, филиал историко–краеведческого. Есть надежда, что почетное место в новых экспозициях займут экспонаты, составлявшие когда–то славу и гордость гродненцев. Запросы о них разосланы в различные музеи мира.

Поиск, растянувшийся на век

Одна из самых больших потерь для города — чудотворная икона Коложской Богоматери. По преданию, ее в XVII веке пожертвовал для монастыря умирающий нищий. Медная пластина с изображением Девы Марии и младенца Иисуса оказалась копией знаменитой виленской одигитрии. Известны случаи чудесного исцеления гродненской святыней. А еще в 1914 году перед иконой молился царь Николай II со своей семьей. Предположительно, ее след потерялся в 1915 году. Когда в Первую мировую войну немецкие войска подходили к Гродно, началась эвакуация ценностей. На восток, в Россию, тогда вывезли многие белорусские святыни. В их числе оказались и два важнейших для белорусов образа: жировичский и коложский. Но если жировичскую икону в 20–х годах удалось найти и вернуть, то судьба коложской неизвестна до сих пор.

Председатель комиссии по культуре, образованию и делам молодежи Гродненского горсовета депутатов Александр Лосминский показывает мне пухлую папку «иконных» переписок:

— Письма отсылали в Россию много лет подряд, но ответов не получали. Однажды в гости к нам приехали делегации из Москвы и подмосковных Химок, завязались контакты. Нашим новым друзьям мы рассказали о своей проблеме...

И тут дело сдвинулось с мертвой точки. Глава администрации Химкинского района Владимир Стрельченко вскоре сообщил, что на их территории икона Коложской Богоматери не обнаружена. Но при этом поручил лучшим российским иконописцам сделать ее новый образ. Копия в таких случаях недопустима. Новодел был торжественно доставлен в Коложскую церковь, где хранится и теперь. Председатель Гродненского горисполкома Александр Антоненко и председатель горсовета Борис Козелков направили еще одно письмо — в Северо–Западный административный округ Москвы. На просьбу откликнулся префект, член правительства Москвы Виктор Козлов. Потом уже за его подписью полетели послания по различным адресам российской столицы.

Ответы из Исторического и Русского музеев, Третьяковской галереи, музея–заповедника «Московский Кремль» не были отписками, но заканчивались одинаково неутешительно: коложской иконы там нет. Теперь пути ее поиска сузились, что облегчает задачу. Недавно запросы из Гродно ушли знаменитому российскому художнику Илье Глазунову, в Коломенский монастырь, в Санкт–Петербургский музей истории религии. Поиск будет
продолжен.

По следам сапфира

Питерский след в исчезновении белорусских ценностей не случаен. В книге историка Евстафия Орловского «Гродненская старина», изданной губернской типографией в 1910 году, прочитал о северном вояже последнего короля Речи Посполитой Станислава Августа Понятовского. Только описание перевоза его богатства из Гродно в Петербург занимает несколько страниц. Можно только догадываться, что было в том обозе... Король считался великим ценителем произведений живописи и скульптуры. Скупал все лучшее где только можно. В городе на Неве сегодня, к примеру, находятся библиотеки Дворца Радзивиллов и Доминиканского монастыря. В запасниках Эрмитажа — бюст Станислава Августа Понятовского из гимназии и огромная коллекция самоцветов гродненского графа Валицкого. Там же должен быть и самый известный в XVIII веке драгоценный камень, который так и называется — «Сапфир Валицкого», описанный в одноименном романе французской писательницы Мадам Жан–Лиз.

Историк архитектуры Игорь Трусов указывает еще один адрес, где надо вести поиски гродненских сокровищ, — Дрезден. В архиве Саксонии хранятся тысячи исторических документов о Гродно. В том числе и план города XVIII столетия, на котором нанесен малоизвестный в наши дни Хрустальный дворец, располагавшийся в районе современной улицы Парижской Коммуны. На другом плане того же столетия, хранящегося уже в Варшаве, в занеманской части города обозначен замок Радзивиллов, хотя княжеский дворец стоял в центре. Есть интересные документы по Гродно даже в Швеции, в военно–историческом архиве Стокгольма. Настоящий кладезь ценностей Гродненщины находится в Киеве — в государственном университете. Туда в начале прошлого века из имения Щорсы Новогрудского района перевезли богатейшую библиотеку графов Хрептовичей. По завещанию, 2 тысячи уникальных книг должны быть возвращены, как только на территории Беларуси откроется первый университет. Но в украинской столице до сих пор заявляют, что о таком завещании Хрептовича им неизвестно.

— Наивно надеяться, что увезенные из Гродно богатства вернутся в полном объеме, — рассуждает Александр Лосминский. — Но первые шаги к этому уже сделаны. Каждая вещь, которую нам удастся найти, обязательно станет доступной для гродненцев и гостей города.

Уникальные вещи хранились в Могилевском областном краеведческом музее. Тронное кресло Екатерины II из могилевского дорожного дворца, сани Наполеона, шитая золотом и шелком плащаница 1566 года, серебряная палитра Георгия Конисского. Самой же большой ценностью этой коллекции был Крест Евфросинии Полоцкой — национальная реликвия белорусов. Все это было утрачено в годы Великой Отечественной войны.

— За последние 9 лет музейный фонд пополнился несколькими культурно–историческими ценностями, — обнадежил директор Могилевского областного краеведческого музея Виктор Аненков. — В 2004 году сотрудниками Брестской таможни были переданы конфискованные на границе иконы XIX — XX веков, нательные образки, металлические складни. Но самые известные раритеты пока не возвращены. В ближайшие годы в районных музеях Могилевщины планируют открыть 10 новых экспозиций, поэтому их сотрудники ведут переговоры с частными коллекционерами о том, чтобы выкупить наиболее ценные экземпляры.

Более ста пудов золотых и серебряных изделий Паскевичей увезли из Гомеля в 1919 году в Москву — в Государственный исторический музей. Часть украшений в те голодные годы государство потратило на покупку хлеба. В Гомель не вернулось ничего. Следующую потерю город пережил в 1941 году, когда эвакуировали коллекцию живописи, скульптуры, мебели, фарфора, оружия, часов, орденов, а также княжескую библиотеку. Некоторые раритеты поместили на хранение в... Сталинградский банк. Впоследствии прямым попаданием бомбы здание было разрушено. Остатки наследия перевезли сначала в Камышин, потом в Урюпинск. Следы некоторых экспонатов и вовсе потерялись. «Трижды с 2003 года мы обращались в Ташкент с просьбой передать нам портрет Николая Румянцева кисти Рокотова, — сетует генеральный директор Гомельского дворцово–паркового ансамбля Олег Рыжков. — Ответа нет. По этому же поводу писали, увы, безрезультатно, постоянному полномочному представителю при уставных органах СНГ. Не откликнулся на нашу просьбу о возвращении наших коллекций и Волгоградский краеведческий музей. Надежды не теряем...»

Любопытно

Благодаря епископу Иосифу Соколову до наших дней дошло точное описание утерянной иконы Коложской Богоматери: «Она писана на медной доске, вышиною 5, шириною 4 вершка (17 на 22 см), вмещена в кипарисовую доску, риза на ней сребропозлащенная 84 пробы, венцы украшены 14 гранатами, вставленными в серебряныя гнезда. Венцы и поля чеканные, на полях искусно тонким резцом вырезаны ветхозаветныя прообразовательныя изображения, относящиеся к лицу Богоматери, и между ними 8 камней — 2 граната, 5 сердоликов и агат. На святой иконе и около нее по полю множество различных привесок — вся она обрамлена гранатами с золотыми крупными зернами — до 45 на цепочке».

11:27 20/12/2007




Loading...


загружаются комментарии