Жительница Светлогорска обвиняется в распространении СПИДа

27 августа оперативники светлогорской группы по наркоконтролю и противодействию торговле людьми объезжали окрестности города. Заметили в лесочке легковую машину. Рядом с ней — двух парней, увлеченно всматривавшихся в заросли. Прошли по едва ли не светящейся в воздухе линии взгляда. Траекторию венчала собой 30-летняя трижды судимая Лариса (имя изменено. — Авт.), сосредоточенно ублажавшая третьего гражданина. Остальные, как выяснилось, стояли в очереди.

И оперативников отнюдь не испугались. По-настоящему страшно им стало позже, когда поняли, какой опасности подвергались. Из поликлиники пришел ответ на милицейский запрос: наркоманка Лариса является носителем ВИЧ. Так начиналось уголовное дело по крайне редко применяющейся, почти "неработающей" статье УК "Заражение вирусом иммунодефицита человека".

Состоялось ли заражение — покажет время. Однако прецедент уникальный. Пока результаты анализов у единственного потерпевшего отрицательные. Соответственно и обвинение Ларисе предъявлено по первой части статьи — "Заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ". Но врачи осторожничают, напоминают, что вирус может проявиться в течение полугода. Таким образом, окончательно вздохнуть с облегчением человек сможет лишь через месяц. Если повезет. Если не повезет, Ларисе придется отвечать уже за "заражение по легкомыслию".

Сама она узнала, что инфицирована, семь лет назад. Заразу подхватила, скорее всего, через шприц. В поликлинике расписалась под типовым документом о том, что знает о своей инфекции, предупреждена об уголовной ответственности за распространение, о необходимости использования презерватива, о прочих мерах предосторожности.

— Вот здесь наши "честные девушки" и сидят на пеньках, — с начальником группы Игорем Комейко подъезжаем к одному из традиционных мест промысла проституток.

Как раз неподалеку пять месяцев назад задержали Ларису. Кстати, она с тех пор попадалась еще дважды — деньги-то на "укол" нужны, а один оральный сеанс худо-бедно приносит 25 тысяч.

Сегодня никого не видно. Спроса нет — клиент зябнет… Зато летом — раздолье, сосны, чистый воздух. Кто-то даже скамеечку среди деревьев смастерил. Вот только пеньков в последнее время стало больше, чем проституток. И милиция не дает спокойно работать, и вирус косит ряды. Кто сидит по "наркотическим" статьям, кто сам ушел с рынка интимных услуг… На весь район осталось три (если с Ларисой считать). По милицейским данным, все шприцевые наркоманки. Была одна, которая не кололась. Месяц назад умерла — СПИД.

— Хоть фликерами пользуются, когда стоят? — явно не к месту вспоминаю о безопасности.

— Обязательно. У них с этим строго.

Поймать "жриц любви" на "месте преступления" — та еще задача. Если нет поводов для административной или уголовной ответственности, "милиция нравов" может провести с подопечными "профилактическую беседу". Впрочем, обе стороны понимают: польза от таких нотаций лишь в том, что проститутки на какое-то время покидают рабочее место. Терпеливо покивав головой, они зачастую прямо из РОВД отправляются наверстывать упущенную прибыль.

Игорь Комейко считает, что раз уж невозможно запретить "последним из могикан" стоять у дороги, важно убедить любителей любви на скорую руку в более чем реальной опасности таких связей. Как ни странно, находятся совершенно невменяемые экстремалы, не реагирующие даже на такую "наглядную агитацию", как изуродованные вены проституток. Клиентов хватает. Есть и транзитные, и те, которые целенаправленно добираются в Светлогорский район…

— Чего ж они к вам едут-то? — не могу взять в толк. — Ведь слышали сто раз о СПИДе.

— Видимо, беспокоятся о репутации, — объясняет Комейко. — Считают, что на родине все друг друга знают, так что лучше на стороне этим заниматься… Как-то попался солидный такой минчанин лет 50. Мы ему о СПИДе, а он: "Не ваше дело. Хочу — и буду". В другой раз застали еще на стадии переговоров о цене гродненского "дальнобойщика". Попросили девушку закатать рукав. Того аж заколотило. "Спасибо, — говорит, — хлопцы!.." Или объясняешь молодым парням, что заразятся, о последствиях надо думать, а они: "Когда заразимся, тогда и будем думать…"

Лечатся такие экстремалы за всеобщий счет…

С самой Ларисой — скромно одетой, в очечках — встречаемся у ее дома. На мой риторический вопрос: "Как вообще относитесь к ситуации?" — поразмыслив, сообщает: "Плохо". С конца августа Лариса живет под подпиской о невыезде. Нравственная подоплека ее поступка бесхитростна и предсказуема. Божится, что не знала об опасности, думала, оральный секс "не считается". Приговора, который должен быть вынесен на днях, ждет с обреченностью и смирением:

— Первое время я отрицала свою вину, поскольку была уверена, что вирус таким образом не передается. Когда мне объяснили, что это не так, я поняла, что просто была невеждой. Но я все же уверена, что человек не пострадал, — ранок у меня во рту нет…

— А другие могли пострадать? За семь-то лет?..

— Я точно знаю, что никого не заразила. Так же, как и все наши девчонки. Мы, как правило, предохраняемся…

Справка "СБ"

По данным Гомельского областного центра профилактики ВИЧ/СПИД, 1 декабря 2007 года в области было зарегистрировано 4.618 ВИЧ-инфицированных, из них 2.372 — в Светлогорском районе. Всего в стране инфицировано более 8.100 человек.

Компетентное мнение

Дмитрий ПАДУТОВ, врач-инфекционист Светлогорской районной поликлиники:

— Эта пациентка была проинформирована о мерах предосторожности с учетом ее состояния и об ответственности. Что касается возможности передачи ВИЧ при оральном сексе, то такая опасность есть. Трудно назвать вероятность заражения в процентах, но во многом она зависит от наличия микротравм и заболеваний — как у мужчины, так и у женщины. Более того, уже появились научные публикации о том, что ВИЧ может передаваться даже при отсутствии повреждений в ротовой полости. Дело в том, что на миндалинах есть рецептор, при помощи которого вирус передает свой генетический материал.

09:21 11/01/2008




Loading...


загружаются комментарии