Исмаил Воронович пытается оправдаться за жестокость властей и свою лояльность

Человек, который, по сути, спровоцировал расправу над журналистом газеты «Згода» и может стать невольным детонатором антиисламских настроений в Беларуси, Исмаил Воронович  после вынесения беспрецедентно жестокого приговора Александру Сдвижкову пытается оправдаться перед людьми.

Исмаил Воронович пытается оправдаться за жестокость властей и свою лояльность

В интервью Еврорадио председатель Духовного управления мусульман РБ Исмаил Воронович сказал, что во время суда старался защитить Сдвижкова. Оказалось, что Исмаил Воронович вообще не видел газеты, после публикации в которой он написал гневное письмо в Комитет по делам религий. На суде Исмаил Воронович выступал в качестве свидетеля. 

Приводим интервью товарища Вороновича практически полностью, чтобы все еще раз стала очевидна преднамеренная жестокость белорусских властей в борьбе с инакомыслием.

- Я был свидетелем на этом процессе и давал показания. Я старался смягчить его участь. Сдвижков благодарил меня — насколько мог, конечно.

- Вам не кажется, что это слишком суровое наказание?

- Конечно, суровое! Я просил, чтобы решение суда было более мягким. Тем более, что он не призывал ни к каким преступлениям. Это была своего рода информация о том, что было опубликовано в датских газетах. Вот так я ставил вопрос. И я считаю, что в нашем обществе никаких эксцессов, никакого резонанса и не могло быть.

- Вы знаете, насколько мусульмане Беларуси были недовольны этой публикацией?

- Так они ж не успели даже и знать, что такая публикация была. Когда меня познакомили с ней органы власти, я был вынужден написать письмо, отреагировать. Это меня так поставили в известность, как руководителя Духовного управления мусульман Республики Беларусь.

- А куда вы это письмо писали?

- В тот же самый орган, который меня ознакомил с публикацией. Это Комитет по делам религии и национальностей.

- Вы писали, что возмущены?

- Ведь это было преподнесено так, поэтому я был вынужден сделать.

- Вам даже не показывали газету?

- Показали. Показали ксерокопии, дали мне.

- И там были карикатуры? Ведь эту газету никто не видел, кроме Вас и еще пары человек…

- Ну да. Но я, между прочим, предупредил наши общины. Если она случайно попадет вам, чтоб никакой реакции не было. Это только информация о том, что было напечатано в других журналах и газетах Европы. Вот так это было преподнесено. Поэтому никаких возмущений со стороны наших общин не было.

- Редактор газеты "Згода" обратился к мусульманам с просьбой помочь спасти Сдвижкова от тюрьмы…

- Еще надо всю взвесить обстановку. Взвесить всю окружающую обстановку. Как это отразится на нас. Мы же меньшинство, нас же, мусульман Беларуси, очень мало. Поэтому мы очень должны быть осторожны.

- А напомните, как наказали датских журналистов?

- Честное слово, я не знаю. Требовали для автора публикации смертной казни. Как это все завершилось, я, честно, не знаю. Это давно было, не помню. А Сдвижков, когда я его увидел за решеткой, то мне его стало жалко. Такой худенький, небольшой… Вот, честное слово, человеческая жалость у меня возникла… Если бы в моих силах, я его освободил, но это не в моих силах. Вы меня понимаете?! Насколько я мог, я, конечно, старался облегчить его участь.

«Белорусский партизан» по материалам «Европейского радио»

 


 

17:13 18/01/2008




Loading...


загружаются комментарии