Американскую Мафию и Лас-Вегас основали белорусы

Сюжет знаменитого фильма “Однажды в Америке” словно скопирован с жизни знаменитого мафиози 30-х годов Меира Лански, уроженца белорусского города Гродно.

Американскую Мафию и Лас-Вегас основали белорусы

Правда, тот факт, что Лански родом из Беларуси, не попал в большую историю. Чиновник иммиграционной службы нечаянно сократил настоящую фамилию Суховлянский до привычного американскому уху «Лански» в первые же минуты пребывания Меира в Соединенных Штатах. Так мальчик Марик Суховлянский ступил на американскую землю с новым именем.

Семья Марика Суховлянского, спасаясь от еврейских погромов на родине, прибыла в Америку в апреле 1911 года вместе с другими искателями счастья на пароходе «Курскъ». А долгая дорога их началась на Еврейской улице белорусского города Гродно, где в 1902 году появился на свет мальчик Марик…

Трюк с мешками с солью придумал Меир

Живя на самой обочине Нью-Йорка, подросток Марик сразу узнал, что жизнь - трудная штука. Вот тогда-то на задворках Бруклина (района Нью-Йорка, где оседали эмигранты из России, Беларуси и Украины) он нашел друзей, с которыми не расставался всю жизнь. Они тоже были эмигрантами. Как сказали бы сейчас, из близкого зарубежья. Беня Зигельштейн из Польши, Луис Лепке с Украины и (самый близкий земляк) уроженец Раковского предместья в Минске Яша Гузик. Яша был из семьи портного. Из Минска семья Гузиков бежала от нужды и долгов.

Эти четверо вскоре стали главарями одной из подростковых банд. Затем они подчинили себе все остальные банды в своем квартале.

КСТАТИ

Между прочим, тот самый трюк с мешками с солью, к которым были привязаны ящики с виски и поплавок, показанный в фильме «Однажды в Америке», был придуман самим Меиром, который к тому времени стал уже маленьким авторитетом. И разгрузка судна с виски в обход береговой охраны была его первым крупным делом. Ящики при обыске бросали за борт, а когда полиция уходила, они всплывали. Ведь соль в воде растворялась!

Дворовая шпана выросла в гангстеров

В 20-е годы во времена «сухого закона» потоки контрабандного спиртного были подобны Ниагарскому водопаду. И Лански, который к этому времени стал главным поставщиком незаконного спиртного в США, богател сказочно. Буквально каждый день. И в это время «Малыш» (так его звали, очевидно, из-за небольшого роста) вместе со своей командой подмял под себя половину Нью-Йорка.

Начавшаяся в 1929-м Великая депрессия только усилила позиции Меира Лански: его авторитет в преступной иерархии укрепился настолько, что даже признанные «крестные отцы» были вынуждены с ним считаться, а всем и каждому известный «Счастливчик» Лаки Лучано так прямо и говорил о Меире: «Слушайтесь его!». И все слушались, включая самого Аль Капоне.

Яша Гузик - главный казна- чей и Меира, и Аль Капоне. Его родители жили в Мин- ске в районе современной улицы Немига.
 
 
Когда торговать спиртным стало невыгодно, Лански открыл казино

В 1933 году президент Рузвельт отменил «сухой закон». Это решение ввергло американскую организованную преступность в глубокую яму. Но в это же время американское правительство сделало сильные поблажки для игорного бизнеса. И Меир сделал ставку на казино. И в этот раз игра оказалась фантастически успешной. Ведь казино, игра, азарт одолевали его с детства.

Однажды маленький Марик Суховлянский очень огорчил свою маму: она послала его в соседнюю лавку купить что-нибудь к праздничному ужину, а он (вот негодник!) вместо этого побежал к старому складу, туда, где уличные мальчишки играли на деньги в наперсток. И что вышло: от блестящего, как настоящее серебро, никелированного кругляша в 1 доллар не осталось ничего. Домой Марик вернулся поздно, но уставший отец не стал его «учить», а мама лишь тихонько плакала. Всю ночь Марик не спал, думал, как ему отыграться. Две недели он ходил смотреть на этот исчезающий среди трех наперстков яркий шарик и наконец понял - ч тобы выиграть, нужно контролировать саму игру.

И в это же время Меир окончательно подчинил себе все (!) семьи Нью-Йорка. Он объединил их в этот известный всему миру преступный синдикат. “Коза ностра” (в переводе “Наше дело”). Это после смерти Ланского итальянцы стали следить за тем, чтобы эту мощную организацию, объединяющую в 1939 году все самые мощные американские кланы, возглавлял только итальянец. Поэтому за «Коза нострой» и закрепилась слава итальянской преступной организации. А при жизни «Коза нострой» руководил Меир. Лански носил титул “босса боссов”. Его девизом было: “Мы выше, чем закон, мы больше, чем «General motors».

Именно в это время криминальный синдикат нашего земляка обратил внимание на небольшой захолустный городишко, расположенный прямо посреди пустыни в штате Невада - Лас-Вегас. Планы насчет захолустного Лас-Вегаса у Меира Лански были совершенно грандиозные. И вот 25 декабря 1946 года в Лас-Вегасе засиял огнями отель-казино «Фламинго». Это было первое шикарное современное казино в Лас-Вегасе, будущей игорной столице мира. До Меира жители Лас-Вегаса крутили рулетку в салунах.

Лански умер своей смертью

В конце 50-х над Лански стали сгущаться тучи - сначала в виде сенатской комиссии, наконец установившей, что в Америке есть мафия. В 1959 году Куба, где всеми казино и прочими увеселительными заведениями также монопольно владел Лански, совершенно внезапно превратилась из «острова порока» в «остров свободы» без пороков. Остров стали чистить от казино.

А что же его друзья детства? Меир со временем терял и их. Первым ушел Луис Лепке - в 1944-м он сел на электрический стул в нью-йоркской тюрьме. Потом пришел черед Бени Сигела - в 1947-м в доме в Беверли-Хиллз, который он подарил своей очередной любовнице, красавчик Багси был буквально изрешечен пулями. А в феврале 1956-го за едой в собственном мясном ресторане скончался Яша Гузик - не то от инфаркта, не то от яда. Самому Меиру тоже пришлось тяжело. Всего в период с 1960 по 1972 годы американские власти почти семь раз пытались посадить Меира Лански, да все как-то не получалось.

А с 1974 года Лански ушел на покой - на пенсию «по состоянию здоровья». И «пенсия» у него получилась немаленькая - более полумиллиарда долларов. Этого хватило не только ему до самой смерти (15 января 1983 года), но с лихвой хватит  его внукам и даже правнукам.

Но Макс на самом деле не погиб. Он состарился в роскоши и любви (женился на главной любви всей жизни Лапши). Макс не просто богат, он влиятелен и знаменит, он даже занимает место в Сенате. Но над ним, как и над Меиром, висит угроза разоблачения, сенатская комиссия уже многое раскопала из его темного прошлого. Он находит Лапшу и предлагает ему дело, за которое уже выдан аванс - дипломат с деньгами. Макс просит Лапшу убить его. Здесь, пожалуй, самая большая разница между жизнью и кино: Меира угрызения совести не мучали…

КСТАТИ

Сегодня, как нам сказали в городской справочной Гродно, не проживает ни одного гражданина по фамилии Суховлянский. Есть Сухомлянские, Сухомлинские… Но ни одного Суховлянского. Более того - Суховлянские не проживают и в других белорусских городах. Наверное, все они уехали в Америку еще в 19-м веке, узнав, что их родственники там баснословно богаты. 

 

 

 

08:28 24/01/2008




Loading...


загружаются комментарии