Костюмы от Армани в белорусские бутики везут на колхозных подводах

На участке ответственности Пинского погранотряда вы не встретите ни пограничных столбов, ни линейных застав по охране зеленой границы (как на польском или прибалтийском направлении). Ни того, что принято называть бытовым комфортом…

До 1991 года никто подумать не мог, что когда-нибудь здесь пройдет государственная граница и превратит условную картографическую линию в зону повышенного внимания и риска. Жители многих приграничных деревень до сих пор игнорируют информационно-предупредительные аншлаги и ленты "Стой! Граница. Проход запрещен!" и строят свой бизнес в обход всех существующих законов, правил и норм. Периодически здесь слышны автоматные очереди. Редкий день обходится без погони, задержания нарушителей или попытки прорыва… "Особые" — так официально называются условия, в которых приходится служить пинским пограничникам. И это не слова.

— Отряд закрывает 5 районов — Дрогичинский, Столинский, Пинский, Ивановский и Кобринский. Даже если бегло посмотреть по карте, видно: сплошь леса или заболоченные участки, — показывает Сергей Богуш, заместитель начальника штаба Пинского погранотряда.— Нарушителям — подарок, пограничникам — головная боль.

Мерлинский полигон (в просторечье Мерлин) — так называется один из самых сложных и напряженных участков белорусско-украинской границы. Раньше здесь был действующий полигон, на котором работали ракетчики и авиация. С начала 90-х это территория Полесского военного лесхоза: 800 квадратных километров лесисто-болотистой местности, ни одного населенного пункта с белорусской стороны и полное отсутствие дорог.

Смена добирается на временный пограничный пост "Мутвица" в объезд, делая крюк в 250 километров, и заступает на недельное дежурство. Провиант, медикаменты и рыбацкие сапоги в пояс - с собой. Связь с большой землей - только по радиостанции. Мобильники в этой глухомани - вещь бесполезная.

Прибывший в усиление вертолет Ми-8 облегчает задачу: мы на месте уже через полчаса… Мерлин сверху - доисторический парк, полный ветра, затянутых хрупкой коркой болот и первобытных сосен. Он отрезан от цивилизации, как остров. Влево и вправо только лес и вода.

- С украинской стороны к границе вплотную примыкают 4 деревни: Познань, Березовое, Заболотье и Дрозды. Лет сорок назад при строительстве полигона их перенесли в безопасную зону. Сейчас там в основном живут баптисты: семьи огромные (по 10—12 детей), а промышленных предприятий в округе нет. Более 2 тысяч человек зарабатывают себе на жизнь сезонными сборами на полигоне, — рассказывает Сергей Коховец, дежурный временного пограничного поста "Мутвица". - Летом и осенью мы переживаем настоящее ягодное нашествие. Они разбивают временные лагеря, ночуют в них и собирают дикоросы от зари до зари… Тактика проста: границу переходят бабушки, дети и женщины. Мужчины потом уже только помогают выносить мешки с ягодой. Раньше задерживали, в прошлом году просто предлагали покинуть территорию Беларуси. Но проку от этого мало: днем выдворим 300 человек — утром начинаем все сначала.

Зимой, когда болота сковывает лед, начинается сезон вырубки леса. Далеко за линию границы украинцы заходить боятся: 100—200 метров, бензопила со специальным глушителем - и щепки летят вовсю! Вырезают только деловую часть дерева, все остальное - в расход. 

Затем бревно цепляют к лошади, и она перетаскивает его на сопредельную территорию: к складу, который нередко находится в 10—15 метрах от наших рубежей. Мужики знают: преследовать их здесь белорусские пограничники не имеют права. Выход один: засада или секрет… В этом случае дровосеки бросают и топоры, и бензопилы, и лошадей, и шапки - только бы унести ноги. Бороться с незаконной рубкой тяжело, особенно когда по ту сторону границы одна за другой открываются частные пилорамы и местным за каждое бревно платят по 15—20 у.е.

Но древесина и ягоды только вершина айсберга… Украинская граница - как неприступный бастион в осаде: его пытаются преодолеть всеми доступными и недоступными средствами. Днем и ночью. По суше или воде. На лодке, гужевой повозке или мощном "Урале".

— Самый ходовой товар - украинская водка, сигареты, ткань или турецкий трикотаж с Хмельницкого рынка. Партия формируется на сопредельной территории, перемещается к границе и затем готовится к переправке. У контрабандистов есть и свои перевалочные базы, и свои координаторы, и информаторы на нашей территории. Каждая переброска - это тщательно спланированная операция, — рассказывает Игорь Буткевич, командир Пинского погранотряда. - Многие не понимают: речь идет не о дяде Ване с ящиком водки на подводе. Мы говорим о серьезном бизнесе, в котором крутятся огромные деньги. Представьте, цена средней пар-тии товара, перебрасываемой через границу, редко бывает ниже 30-40 миллионов рублей. Если это ЗИЛ, груженный водкой, тканями или мясом, стоимость автоматически увеличивается до 200—250 миллионов. Как, впрочем, и угроза для жизни самих пограничников… Нарушитель, в кузове у которого "лежит" 100—120 тысяч долларов, не моргнув глазом пойдет напролом и задавит вас. Остудить его пыл, увы, может только автоматная очередь по колесам: так бывало не раз.

…Украинская граница - это мир разительных контрастов, в котором люди любыми способами пытаются победить обстоятельства и получить навар. Утлая деревянная лодка с сотней спутниковых тюнеров — посреди реки Горынь. Музейного возраста мотоцикл МТ, коляска которого переоборудована в деревянный поддон. А на нем - в три яруса коробки с дорогущими финскими мобильниками. Колхозная телега, в которой скручены в тюки итальянские вечерние платья и выходные костюмы от Армани стоимостью 60 тысяч долларов. Пинских пограничников такой экзотикой не удивишь: давно привыкли.

— То, что из Кобринского района на Сарненский мясокомбинат гонят целые стада коров, слышали, наверное, все. В бизнес втянуты подростки, которые за каждую переведенную буренку получают по десять долларов. Навар взрослых превышает эту сумму в 10—15 раз… Что интересно, каждая корова подписана: осматриваешь задержанное стадо - и видишь, кто решил подзаработать в этот раз, — смеется Игорь Буткевич. - Немногие знают, что таким же макаром украинцы пытаются перегнать на свою территорию и нашу сельхозтехнику. Как правило, это бэушные тракторы в исправном состоянии. Одна машина стоит 4—5 тысяч долларов и очень ценится на сопредельной территории. В колонне обычно идет от 2 до 5 машин, за рулем - украинцы, впереди - своеобразный разведдозор из числа местных: мотоциклы плюс собаки плюс наблюдатели с биноклем.

Когда обстановка на границе накаляется до предела, без усиления обойтись трудно. Вертолеты Поставской авиационной эскадрильи, маневренные группы из оперативного резерва командующего и солдаты внутренних войск помогают быстро восстановить статус-кво. Местные так и говорят: "Если вертолет в воздухе, ложись на печь — на границе показываться нечего". Но проходит время, и дельцы приграничья снова испытывают на прочность пограничные кордоны. Это бесконечная игра в кошки-мышки, разделенная на месяцы, сезоны, годы и жизни. Проиграть в ней пограничникам нельзя, безоговорочно победить, видимо, тоже.

Кстати

В прошлом году военнослужащие Пинского погранотряда пропустили через границу в официальном порядке более 3 миллионов человек и 520 тысяч транспортных средств. Пресечено 182 попытки незаконного перемещения товарно-материальных ценностей общей стоимостью 2 млрд. 308 миллионов рублей. За первый месяц 2008-го в активе погранотряда уже 5 задержанных товарных партий на сумму свыше 50 миллионов рублей.

09:40 25/01/2008









Уважаемые посетители сайта.  Для вашего удобства мы подключились к самому популярному в мире стороннему сервису комментирования Disqus
Он позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее о всех плюсах и минусах Disqus читайте здесь.
Из уважения к Ветеранам нашего Клуба Партизан, мы также оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
Loading...


загружаются комментарии