Ищите женщину со штангой

Шокирующие новости пришли на днях из расположения национальной сборной Беларуси по тяжелой атлетике. Как оказалось, минувший год вместил в себя сразу три случая доказанного употребления штангистками запрещенных препаратов.

После получившей широкую огласку дисквалификации Татьяны Громыко Международная федерация тяжелой атлетики присудила двухлетнее отлучение от спорта еще двум белорускам. На внесоревновательном контроле положительный результат на станазалол показала проба Ольги Недорезовой, а на юношеском чемпионате Европы в употреблении метандианона была уличена Валентина Ляховец.
Формально три и более случаев допинговых проколов в течение одного года по правилам ИВФ могут привести к дисквалификации всей команды, как это случилось в 1997 году, когда 12 апреля на внесоревновательном контроле перед чемпионатом Европы “засыпались” сразу пятеро соотечественников. Но в нынешней ситуации до крайней меры дело, видимо, не дойдет. В этом уверил главный тренер сборной Александр Гончаров.
— С сожалением вынужден констатировать, что по итогам прошлого сезона Татьяна Громыко (личный тренер Игорь Самсонов) оказалась не единственной представительницей тяжелой атлетики, которая подверглась наказанию за употребление допинговых препаратов. В число “отличившихся” также вошли Ольга Недорезова и Валентина Ляховец. Первая попалась в июне на внесоревновательном контроле, проводимом венгерскими офицерами ВАДА. В ее пробах нашли следы станазалола, анаболического стероида. Как мне кажется, проблема заключалась в следующем. На тот момент Недорезова фактически рассталась с прежним личным тренером Адамом Сестриным, с которым ее связывали восемь лет совместной работы. Что-то у них не склеилось, пропало взаимопонимание. Ситуацией воспользовался другой наставник, на мой взгляд, нечистоплотный в моральном отношении. Иной оценки деятельности Алексея Зинченко дать не могу. С энтузиазмом взялся за подготовку “бесхозной” спортсменки, а практически просто подвел ее под монастырь. Когда после залета на доисторическом станазалоле, с которым все давным-давно без сожаления распрощались, встал вопрос о персональной ответственности, парень предпочел умыть руки, мол, я здесь ни при чем. Она что, воздушно-капельным путем дозу анаболика получила? Смешно, ей-богу. Хотя это смех сквозь слезы.
Валентина Ляховец получила положительный допинг-тест непосредственно в ходе соревнований, в августе на первенстве Европы среди кадетов. Там ситуация вообще запутанная. Спортсменка, ее личные тренеры Николай Воронович и Александр Лисицкий клянутся всеми святыми, что ни к каким сомнительным препаратам даже не прикасались, внимательно следили за пищей и водой. Однако пробы “А” и “В” не оставляли сомнений в наличии в организме продуктов распада метандианона. Вердикт — двухлетняя дисквалификация — по обоим случаям был вынесен в самом конце 2007 года.
— Из неофициальных источников нам стало известно о четвертом случае допингового прокола в женской национальной команде.
— Действительно, еще одно “дело” с участием белоруски сейчас находится на стадии рассмотрения. Поскольку вскрыта лишь проба “А”, по этическим соображениям называть имя спортсменки не буду. Скажу только, что к первым номерам сборной она никаким боком не относится. Забор проводился 8 декабря теми же венграми и носил внесоревновательный характер. Чемпионат мира остался далеко позади, первый официальный старт нового сезона был запланирован на апрель. В какую дурную голову пришла идея уколоться в “мертвый сезон”, ума не приложу. Причем до сих пор неизвестно, что за вещество было обнаружено у штангистки. Следов оно не оставило, но факт приема чего-то недозволенного зафиксировал один-единственный параметр — повышенное соотношение тестостерона к эпитестостерону. Остается дождаться, что покажет проба “В”, вскрытие которой намечено на конец февраля.
— По правилам Международной федерации тяжелой атлетики национальная сборная, в составе которой трое и более спортсменов были подвергнуты допинговой дисквалификации в течение одного года, может быть на два года отлучена от всех международных соревнований, а в нашем случае — и от Игр в Пекине.
— До высшей меры наказания дело не дошло. С учетом того, что все случаи были зафиксированы только в женской команде и что наказанные спортсменки не относились к лидерам сборной, ИВФ сочла возможным ограничиться лишь финансовыми штрафными санкциями. В случае если Белорусский тяжелоатлетический союз выплатит международной федерации 50 000 долларов США, никаких ограничений на выступление белорусов на Олимпийских играх вводиться не будет, равно как не изменится и количество завоеванных лицензий.
Естественно, в ближайшем будущем наш штраф будет погашен. Вместе с тем международная федерация выразила озабоченность положением дел в нашей женской тяжелой атлетике, предписав БТС принять все меры по недопущению повторения подобных случаев.
— С предписаниями понятно. Вы-то как все это оцениваете как главный тренер?
— Знаете пословицу “Заставь дурака богу молиться…” Усердие нерадивых личных наставников, для которых цена вымученного результата непринципиальна, зато с четким химическим подтекстом, оказало нашему коллективу медвежью услугу. Кто там будет разбираться — то ли у него украли, то ли он украл… Поди отмойся теперь. Вынужден констатировать, что некоторые наставники давно махнули рукой на все наши рекомендации, методики, стратегии, выскочив из колеи и превратившись в иванов, не помнящих родства. Мол, мы сами с усами, вы еще ахнете, глядя на наши достижения. Все случившиеся проколы настолько глупы, что даже зло берет.
Немалая вина лежит на самих спортсменках, которые ни в коем случае не должны были соглашаться на прием любых препаратов без санкции врача сборной Юрия Сонкина. Ну взрослые же девицы! В конце концов, сколько можно за ручку водить и носом тыкать: нельзя, нельзя, нельзя… У меня уже язык опух от разного рода инструктажей по поводу ужесточения требований ВАДА. Как об стенку горох…
С себя ответственности тоже не снимаю. Видимо, женская сборная с еще неустоявшимися методиками подготовки требует гораздо большего контроля со стороны тренерского штаба. После выплаты неустойки наш штрафной балласт обнулится, и я сделаю все возможное, чтобы в этой графе новые цифры больше не появились. На днях намерен поставить вопрос перед Минспорта о полном подчинении мне основного состава женской команды для непосредственной подготовки к Олимпийским играм. Дисциплина будет возведена в абсолют, централизованные сборы, общее планирование, единая стратегия, строгая отчетность. В данной ситуации барьером на пути безалаберности и безответственности может стать только принцип единоначалия. Уж за себя-то я всегда отвечу.
Звонок корреспондента “ПБ” старшему тренеру женской команды застал Виктора Шилая не в лучшем расположении духа. Тем не менее опытный наставник не стал уклоняться от комментариев.
— У меня накопилась масса претензий и даже нецензурных выражений по отношению к отдельным личным тренерам, которые считают себя умнее всех, а на самом деле занимаются самодеятельностью подленького пошиба. Они не внимают советам, приказам, просьбам, вокруг них — безвоздушное пространство. Сколько лекций было проведено, сколько раз мы приглашали директора Национального антидопингового агентства Николая Кручинского. Объясняли, разжевывали: люди, будьте бдительными, дуйте на воду, остерегайтесь. Оказалось, все без толку… Иначе как подставой я не могу назвать случившееся. Ведь за подготовку команды в первую очередь отвечает ее старший тренер. Если бы дело касалось неудовлетворительных спортивных результатов, сразу же положил бы заявление на стол министру. А теперь за что мне держать ответ: за то, что не распознал дубовые головы, что не колол стероидное дерьмо? Во имя чего пичкали девчонок, ради какой великой цели? Чтобы лишний раз засветиться во втором десятке протокола? Ведь костяк национальной команды — люди, которые реально готовятся штурмовать олимпийский пьедестал, на пушечный выстрел не подпустят к себе подобных “кудесников”. Но теперь и они вынуждены ощущать на себе бремя общей вины. А нашим отдельным тренерским “гениям” хоть бы хны. Методикой не владеем, так хоть на допинге оторвемся. Все это настолько непорядочно по отношению к коллективу, что не передать. К сожалению, руководство команды не имеет возможности в полном объеме контролировать чистоту работы спортсменок с личными тренерами. Своей антидопинговой лаборатории в стране пока нет, следовательно, у нас нет аргументов и рычагов влияния на ситуацию.

 

08:04 13/02/2008




Loading...


загружаются комментарии