Партизанов точка net: как борются с домашними сетями на периферии?

В партизанские войны рискует перерасти в регионах наступление властей на нелегальные домашние сети. Пока столичные чиновники только составляют черные списки, в белорусских регионах стороны уже вступили в конфронтацию.

По информации "Е: Сеть", в Витебской, Гомельской и Брестской областях уже распространяются листовки с кратким курсом виртуального бойца-«подпольщика». Небольшая брошюра содержит четкие инструкции по строительству конспиративных сетей и правовой защите уже существующих. Коммунальники грозят нелегалам отключением воды, света и газа.

Считается, что основные «залежи» домашних сетей сконцентрированы в Минске. По подсчетам чиновников, в столице речь идет о 2-5 тыс. нелегальных "паутинок". В областных и районных центрах незаконные коммуникации никто официально не подсчитывал. Впрочем, учитывая почти бедственное положение с альтернативным доступом регионов в интернет (в районных центрах коммерческие провайдеры не присутствуют, сохраняя тем самым монополию РУП «Белтелеком»), за пределами белорусской столицы можно с уверенностью говорить о том, что темпы строительства домашних сетей на периферии гораздо выше, нежели в Минске.

По скромным подсчетам, домашние сети есть практически в каждом микрорайоне Витебска, Гомеля, Бреста, Пинска, Орши, Бобруйска. Строились они, как и минские, без малейшей оглядки на законодательство и технические требования. Однако если в Минске с сетями борются вот уже четыре года, то периферийные коммуникации попали в поле зрения заинтересованных служб гораздо раньше. Местные ЖКХ ведут борьбу уже 5-7 лет кряду. Только если раньше коммунальники классифицировали сети как неопознанные провода (возможно, краденые) высокой стоимости, то сейчас слово "сеть" прочно вошло в региональную разговорную моду.

Корень бед

Забавно, но работники жилищно-коммунального хозяйства той же Витебской области мало осведомлены о компьютерных сетях и их истинном предназначении. Большинство опрошенных «Е: Сеть» сотрудников ЖКХ райцентров области уверены, что домашние сети строит по ночам оппозиция или шпионы, а по витой паре утекает на Запад стратегическая информация о расположении военных объектов.

– Знаем мы эти сети. Америка их строит. И «интернат» этот американский с голыми девками и развратом, – дородная дама в окошке оршанского ЖКХ театрально схватилась за декольте. – Развелись тут хакеры, воруют и воруют, да еще за свет не платят. Боремся еще лучше, чем в вашем Минске. Подумаешь, столица. Это у вас там сюсюкаются с хакерами. У нас все жестко – мы таких отключаем.

– От интернета? – робко спрашиваю я.

– И от интернета, и от электричества, а если надо, еще и от газа, – уверенно говорит собеседница.

Действительно, с домашними сетями на периферии борются давно, жестко и… случайно. Случайно потому, что плановые проверки подъездов не в чести. Неизбалованные капитальным и косметическим ремонтом местные жители не дают проверяющим сосредоточиться. Походы начальников в народ заканчиваются шумными дебатами с акцентом на выбитые окна и загаженные алкашами и собаками лестничные пролеты. Так что если в столице к плановой осаде администраторов сетей готовятся с пониманием дела и знанием обстановки, то в регионах уничтожаются любые подозрительные коммуникации.

Обрезание проводов в областных поселениях – всего лишь профилактическая мера, направленная, как говорят чиновники, на дестабилизацию сетевой культуры. Дальше следует отключение света, воды и газа. Якобы за неуплату или по ошибке. Забавно, но понятие «сетевая культура» ни рабочие ЖКХ, ни их более образованные начальники расшифровать не могут. Первые ассоциации почему-то связаны с политической борьбой и мифической оппозицией. Соответственно подход к нарушителям общественного и жилищного спокойствия спокойствием и рачительностью не отличается.

А судьи кто?

Грамотных специалистов по сетям в регионах практически нет. Гуру обитают в коммерческих фирмах и на государственную службу почему-то не стремятся. Так что удалением сетевых наростов в регионах занимаются все кому не лень: от дворников до простых рабочих.

Тех и других государство стимулирует к выполнению долга размером премиальных. Таким образом, за порядком в подъездах следят весьма далекие от коммуникационной сферы люди.

Например, слесарь Геннадий Иванов, гроза оршанских компьютерщиков, славен умением разрубать коммуникационные узлы без малейшего понятия о назначении проводов. В углу подсобки, в которой обитает Иванов, пылится топор с обугленным топорищем. Подвыпившие коллеги Иванова то ли в шутку, то ли всерьез рассказывают, как этим инструментом слесарь порубил вместе с сетью и электрическую подводку подъезда. Мол, после зачистки сам Иванов провел две недели в больнице, а компьютерщики – два дня без света. В итоге напуганные любители интернета свернули сеть от греха подальше и больше в поле зрения ЖКХ не попадали.

На «дело» слесарь Иванов идет молча. Судя по фруктовому запаху, рано утром гроза сетей успел опохмелиться и старается не дышать в сторону столичного гостя. Долго плутаем по микрорайону, заходим в подъезды, возвращаемся, снова блуждаем. Наконец в одном из жилых домов Иванов натыкается на белый кабель, мирно ползущий от двери квартиры к распределительному щитку.

– Белый! – восклицает слесарь.

– Угу, – соглашаюсь я.

– Будем резать? – спрашивает Иванов.

– Не знаю, – отвечаю я.

– Значит, будем, – одутловатое лицо вздыхает и склоняется к сумке с инструментами.

Легендарного топора при Иванове нет. «Поди, пропил!» – ехидничали утром коллеги. Зато есть кусачки, пилка и крышка от пивной бутылки. Последняя звонко отлетает от кафеля и катится по площадке.

– Вы кто? – из соседней квартиры показывается старческий чуб и небритый подбородок.

– Призраки, – Иванов явно не в духе.

– Вы что, сдурели! – низенький старичок, видя, как слесарь тянется кусачками к проводу, выбегает на площадку. – Это же телевизионный кабель!

– Ладно, подумаешь... – гроза компьютерщиков останавливается, видимо, решая, резать или все-таки не резать. Пахнущее яблоками и смородиной лицо отступило от провода, почесалось и обернулось к пенсионеру. – А у вас дома компьютеры есть?

– Упаси Господь. А что, на бутылку не хватает?

– Не хватает, – вздыхает слесарь.

11:40 14/02/2008




Loading...


загружаются комментарии