Проклятие «Сатурна»

Разведчик Александр Козлов, награжденный немецким Железным крестом и советским орденом Красного Знамени, полвека вынужден был доказывать, что он не предатель.

Проклятие «Сатурна»

В этой истории далеко не все однозначно. И книги, и фильмы, снятые, написанные об Александре Козлове, и даже сегодняшний материал основаны, в принципе, на его словах. Кем он был на самом деле: героем-разведчиком, двойным агентом? Ответа на этот вопрос все еще нет. Как оказалось, государственные органы вовсе не заинтересованы в том, чтобы однозначно оценить ситуацию. Вот и бьется 87-летний дед за справедливость, за правду о собственной судьбе. За то, чтобы снять с себя проклятие «Сатурна».
В годы войны фашистский разведцентр «Сатурн» в Борисове, куда Козлов был назначен немецким командованием на должность преподавателя, работал во вред Германии — этот человек сумел поставить часть агентурной сети разведшколы абвера на службу советской контрразведке. Разведчик Александр Иванович Козлов — один из прототипов главного героя фильмов «Путь в «Сатурн» и «Конец «Сатурна», дослужился в абвере до капитана. «За особые заслуги перед рейхом» руководство наградило его пятью медалями (в числе которых был и Железный крест). А на родине его ждали лагеря. Разведчик отсидел три года, потом его амнистировали и выдали справку, что с 1942 по 1945 год он находился в немецком плену. Жизнь человека была растоптана.
Три года в абвере
Первый бой двадцатилетний Саша Козлов принял под Ельней, а чуть позже под Вязьмой наши войска попали в окружение. Часть соединений попыталась прорваться к своим, те, кому не удалось, стали формировать отряды для борьбы в тылу врага. Партизанский отряд, который сколотил лейтенант Козлов, в начале 42-го насчитывал 120 человек и позже вошел в состав партизанской дивизии «Дедушка», воевавшей на минском направлении.
Во время одного из боев раненый Козлов вместе с остатками бойцов партизанского отряда попал в плен и оказался в лагере. Туда позже привезли и его жену, военфельдшера Евдокию Вилкову. Немецкая контрразведка, выяснив, что женщина ждет ребенка, посчитала это обстоятельство удачным поводом для вербовки, а также гарантией верности будущего агента: как-никак есть заложники, иначе — расстрел.
Козлов решил согласиться, чтобы после переброски тут же явиться к своим. Несколько месяцев «Меньшикова» (такую ему дали фамилию) обучали в разведшколе «Сатурн». 22 июня 1943 года на скоростном бомбардировщике «Дорнье-217» Козлов с фальшивыми документами на имя гвардии капитана Раевского глубокой ночью был сброшен вблизи Тулы. По инструкции, парашютисту предписывалось скрыть следы своего появления. Но Александр намеренно игнорировал предписание. Разрядив пистолет, он стал прислушиваться. Ночь была тихая, лунная. Теплый ветерок донес фырканье лошадей. Пошел на звук. Вышел к своим.
В Главном управлении контрразведки СМЕРШ решено было начать операцию с его непосредственным участием. В задачу Козлова входило сообщать сведения о заброшенных агентах и заниматься их перевербовкой.
— Нашей контрразведке я пришелся как нельзя более кстати, — рассказывает Александр Козлов. — Внедрить в немецкую разведшколу своего агента было практически невозможно, потому что немцы сами производили отбор из числа пленных.
Переход через линию фронта к «своим» закончился благополучно. В конце июля 1943 года «Меньшиков» докладывал командованию разведшколы о выполнении задания в советском тылу. За него Козлов получил серебряную медаль «За храбрость» и должность заместителя начальника «Сатурна» по учебной работе. Теперь он фактически свел насмарку деятельность «Сатурна», перевербовав семь агентов и своевременно сообщив о десятках других в Москву, что позволило Центру подсовывать им правдоподобную дезинформацию, которой руководство абвера длительное время потчевало армейское командование, так ничего и не заподозрив. За время «работы» в Борисовской разведшколе Александр Козлов также собрал данные на 29 официальных сотрудников и 57 агентов разведывательных органов, добивался отчисления из разведшколы наиболее способных и преданных фашистам агентов, а слабо подготовленных направлял в тыл Красной армии.
Три года в ГУЛАГе
Май 1945 года Александр Козлов встретил в немецком городе Бисмарк, здесь же оказался в американском лагере для военнопленных. Бесценный для воинов рейха Железный крест выбросил с другими наградами.
— Я попросил коменданта лагеря предоставить мне возможность встретиться с советским командованием, — рассказывает Александр Иванович. — Примерно через неделю меня отвезли в Париж и передали в нашу военную миссию. Вскоре из Москвы прилетел человек с Лубянки и забрал меня на Родину.
А дальше началась история, по которой кинофильмы уже не снимались.
После того как Козлов написал отчет о проделанной у немцев работе, его уволили не только из органов, но и из армии. Даже сделали запись в личном деле о том, что пробыл три года в немецком плену. И ни слова о работе в разведке!
Пришлось пережить унижение и безысходность — с черной меткой «был в плену» на работу не брали. Супруга не выдержала и уехала с ребенком навсегда — к родным. Дело чуть не дошло до самоубийства. Однако судьба улыбнулась: Саша встретил Майю, вторую свою жену. Устроился работать помощником лесничего, поступил учиться. Но счастье оборвалось так же внезапно, как и наступило. В СССР бывший разведчик не имел права вспоминать о своем прошлом. Даже родным он говорил только, что воевал в партизанском отряде. А тут военком начал бдительность проявлять: как, мол, так — три года был в плену, а уволен в 1946 году с должности помначштаба полка, который был расформирован еще в 1941-м? Пришлось коротко рассказать ему, кем был на самом деле…
Вскоре, в конце мая 1949-го, последовал вызов в Москву и арест. Лубянка, Бутырка, Лефортово… Полтора года шло следствие. По постановлению особого совещания при МГБ, он был обвинен «в разглашении сведений, не подлежащих разглашению…». Разведчик получил срок и отправился отбывать его в карагандинский лагерь.
И вся оставшаяся жизнь…
После освобождения Козлов вернулся в родное село Александровское на Ставрополье. Кем только не работал: и пожарным, и чернорабочим, и бетонщиком.
При Хрущеве началась первая волна реабилитаций. Трибунал Московского военного округа заочно оправдал А. Козлова. Ему даже вручили «потерявшийся» ранее орден Красного Знамени — за партизанскую борьбу. А справку прислали из КГБ такую, что снова три года пребывания в немецком тылу как бы выпали из биографии. Сколько ни бился старый разведчик, так и не смог получить четких сведений о себе самом. И практически всю жизнь не имел никаких льгот, определенных государством для фронтовиков и репрессированных. О Козлове писали книги, снимали фильмы, а формально он везде значился просто бывшим военнопленным.
Лишь в 1993 году в послевоенной судьбе Козлова начался поворот. Работники собеса сумели добиться предоставления справки из Московского военного трибунала, где впервые официально была признана ошибка в отношении Александра Козлова. Разведчик начал получать льготы. А в конце восьмидесятых ветеранские организации Белоруссии обратились с просьбой к Съезду народных депутатов СССР о присвоении ему звания Героя Советского Союза. Десять лет спустя губернатор Николай Кондратенко подписал ходатайство о присвоении ему звания Героя России. Ответов не последовало…
Сейчас Александру Козлову 87 лет. Живет в городе Горячий Ключ Краснодарского края, в небольшом коттедже на улочке, упирающейся прямо в лес. Второй супруги ветерана, делившей с ним все тяготы сложной судьбы, уже нет. У самого Александра Ивановича от переживаний случился инсульт. Но, несмотря на годы и болезни, военная выправка и острая память, он много ходит пешком и все, что нужно, сам делает по дому. В разговоре мужественный разведчик заметил, что о его судьбе после войны можно было снять еще один фильм и назвать его «Проклятый «Сатурном».

12:58 22/02/2008




Loading...


загружаются комментарии