Эхо допингового скандала

После скандала, связанного с тем, что четыре белорусских тяжелоатлетки были уличены в приеме допинговых препаратов, главный тренер сборной фактически обвинил во всем произошедшем личных тренеров спортсменок. Наставник одной из них - Ольги Недорезовой - заслуженный тренер Беларуси Алексей ЗИНЧЕНКО решил высказать свой взгляд на проблему.

— Для справки: ваш покорный слуга, которого главный тренер национальной команды Александр Гончаров обвинил в моральной нечистоплотности, является одним из первых белорусских специалистов, которые в 1991 году начали развивать в нашей стране женскую тяжелую атлетику. В свое время я подготовил бронзовую медалистку афинской Олимпиады Татьяну Стукалову и мастера спорта международного класса Аллу Федорову.
Во всей этой истории, вылившейся на страницы газеты, не могу понять одного. Вот Гончаров говорит, что, мол, в ближайшее время намерен поставить вопрос о полном подчинении ему женской команды. А до скандальных событий этот коллектив не подчинялся главному тренеру сборной, не находился под его юрисдикцией? Отсебятина какая-то. Еще один нелепый посыл: команда пострадала из-за спортсменок второго-третьего эшелонов. На всякий случай, Татьяна Громыко и Ольга Недорезова в министерских списках проходили по группе “А” и могли выглядеть намного лучше и поднимать гораздо больше тех же Юлии Новакович, Ирины Кулеши, Екатерины Шкуратовой, если бы отношение к ним со стороны тренерского штаба сборной соответствовало их потенциалу. А за допинговую историю с Валентиной Ляховец вообще надо сажать в тюрьму, поскольку она еще несовершеннолетняя. Анаболические препараты уничтожают генофонд нации, как бы пафосно это ни звучало.
Непонятно, о какой “подленькой самодеятельности” личных наставников говорит старший тренер женской команды Виктор Шилай. Три четверти календарного года штангистки находятся на УТС, тренируются по методическим планам сборной, а не по конспектам своих тренеров. Так что не надо валить с больной головы на здоровую, вот это действительно подленько получается. Почему ни на один сбор не вызвали меня как личного тренера Татьяны Стукаловой? Что, заслуженный мастер спорта, призер Олимпийских игр не достойна, чтобы с ней постоянно находился наставник? Мы же в связке с Шилаем четыре года вели женскую команду и за все время не позволили себе ни одного допингового прокола. Из этого делаю вывод: как только я стал задавать нелицеприятные вопросы руководству по поводу расходования спонсорских средств, которые почему-то доходили не до всех спортсменок, Зинченко тут же стал неугоден или неудобен.
Категорически против пагубной манеры поисков козлов отпущения. В данной ситуации ими хотят выставить личных тренеров проштрафившихся спортсменок. Конечно, Гончарову и Шилаю такая позиция удобна, авось чаша сия минует их. Тот же Игорь Самсонов года два, если не больше, лично не участвовал в подготовке Громыко, поскольку она находилась в обойме основного состава. Главный тренер заявляет, что Недорезова стала “безхозной”, расставшись с Адамом Сестриным. Виноват, она проходит по спискам РЦОПа, и ее наставниками значатся Гончаров, Короткин и Рабиковский. В списках витебского УОРа она числилась за Сестриным. Выходит, как премиальные получать, так отцов у победы много, а как ответ держать — Зинченко, пожалуйте на ковер. Когда год назад Ольга написала заявление, что отказывается готовиться под руководством Сестрина, меня в срочном порядке вызвали в Витебское областное спортуправление и директивно обязали взять Недорезову под свою опеку. Тогда как Гончаров за целый год не нашел возможности даже поговорить с ней, вникнуть в ее проблемы. Нет, он просто констатирует, что спортсменка “бесхозная”. Значит, грош ему цена как главному тренеру при таком подходе к руководству сборной. Выходит, неоднократная медалистка юниорских чемпионатов мира недостойна подобного внимания. У нас что, в стране избыток талантливой молодежи? Я ему об этом в глаза сказал, мне стыдиться нечего.
После чемпионата мира пришел к Александру Васильевичу и поставил вопрос ребром: до того момента, пока вы не назначите персонального наставника Недорезовой, я снимаю с себя ответственность за ее подготовку, так как работать на общественных началах, а потом в случае чего подставлять башку не намерен. Хорошенькое дело: после “мира” подопечная уезжает восстанавливаться на море, потом следует вызов на очередной сбор. Меня не было ни там, ни там. Каким же образом я мог контролировать работу с ученицей? Зато, когда пришла положительная допинг-проба, сразу вспомнили о Зинченко — ату его! На ту же Стукалову последние два года идет настоящее давление. Спортсменка испытывает психологический стресс: прежний олимпийский цикл работала с личным тренером, а тут вдруг на сборах остается в одиночестве. Допускаю, что руководство команды относится ко мне негативно, но ведь дело превыше всего, а мы все работаем на участке государственной важности.
Любопытно, почему в качестве базы женской сборной выбрали Борисов? Мне доказывают, что там очень легко сдавать допинг-тесты. Откуда тогда столько проколов? Почему, если люди честно работают, зал во время тренировки запирается на ключ и в него можно войти только по условному стуку? Обвиняют специалистов с периферии, а сами, выходит, прячутся от чужих глаз.
За себя могу ответить: в прошлом году та же Стукалова находилась на децентрализованной подготовке, то есть работала под моим непосредственным руководством, примерно в течение ста дней. Никаких телодвижений в сторону запрещенных методов спортивной борьбы нами сделано не было. Та же ситуация и с Недорезовой. С ней мы прошли несколько допинговых проверок — до юниорского чемпионата мира и на самом турнире. Все чисто. Ну не враг же она самой себе — спортсменка сейчас на пятом месяце беременности.
В том, что Ольга попалась на внесоревновательном контроле, виноваты тренеры сборной, в распоряжении которых Недорезова в тот момент находилась. Александр Гончаров частенько употребляет выражение “будь мужчиной”. Замечательно, давайте будем настоящими мужиками, которые отвечают за свои поступки, а не провинившимися школьниками с их детским лепетом. У команды столько “залетов”, что у главного и старшего тренеров просто нет иного выхода, как прийти к министру и положить ему на стол заявления об уходе. Вот это будет честно и по-мужски. Если руководители не в состоянии контролировать ситуацию, если при их попустительстве в женской команде создалась атмосфера вражды и нездоровой конкуренции (отнюдь не исключаю ситуации, в которой спортсменкам допинг просто подсыпали в пищу или воду — знаете, эдакое сведение счетов чисто по-женски), то им не место на столь высоких должностях. Вот в чем следует признаться, а не философствовать на страницах газет, обижая и оскорбляя своих коллег.
P.S. Сейчас в Министерстве спорта решается вопрос о дальнейшем пребывании Виктора Шилая на посту старшего тренера женской сборной Беларуси по тяжелой атлетике. Вердикт будет вынесен до 1 марта.

13:07 22/02/2008




Loading...


загружаются комментарии