Олимпийская помойка. НИИсследованный миллиард

Слаломные движения Александра Григорова, подмеченные коллегой Борисом Тасманом в статье “КорпоПРОТИВНЫЕ интересы, или Современные приемы греко-римской борьбы” (“ПБ” от 18.12.2007), свидетельствуют об отсутствии четкой линии на летнюю Олимпиаду, которая, в свою очередь, подведет черту — итоговую либо промежуточную — под деятельностью министра.

Олимпийская помойка. НИИсследованный миллиард

Вдобавок вскоре, как подсказывает опыт, со всех совещаний рефреном понесутся отчеты, чей смысл будет сводиться в основном к одному: дескать, мы выполнили все, что пожелали тренеры национальных команд. Наставники же в это время будут покорно молчать либо бурчать с мест, не смея перечить начальству в обстановке воинствующего официоза. Чего же на самом деле им недоставало при подготовке к очередным Играм, можно узнать лишь из запоздалых откровений, появляющихся, как правило, уже после увольнения. Соседний монолог бывшего главного тренера сборной Беларуси по таэквондо — типичный случай.

Или вот листаю один из последних номеров “ПБ”, где главный тренер сборной по велоспорту Олег Иванов осторожно обосновывает низость рейтинга нашего элитного гонщика Кириенко, пока мало соответствующего Васиному потенциалу. В групповой гонке спортсмен вынужден сражаться в одиночку! “У нас пока нет возможности возить полные составы”, — удручен тренер (“ПБ” от 13.12.2007). Но ведь наше государство, президент которого одновременно является главой НОКа, выделяет сейчас громаднейшие ресурсы — с этим фактом сегодня не спорит никто. На что же уходят ошеломляющие бюджетные суммы? На двойную бухгалтерию в лыжах, на мертвые души в биатлоне, на взятки чиновникам, на бессмысленные заграничные сборы — об этом мы уже писали. Однако тема серьезная — продолжим исследования.

Пять лет с конфискацией

Это не журналистское расследование. И не голословный вопль налогоплательщика, схватившегося за карман. И даже не негодование спортсмена, которому когда-то до золота Олимпийских игр на дистанции 7,5 километра с двумя огневыми рубежами не хватило одной секунды. Перед вами плод изучения десяти томов уголовного дела.

2006-й, предолимпийский год запомнится нам судами над тремя работниками Научно-исследовательского института физической культуры и спорта. Сразу подчеркну, что, согласно приказу Минспорта от 10.11.2003, именно ГУ “НИИФКиС” проводило “тендеры по закупке фармакологических средств и пищевых добавок, а также медицинского оборудования для нужд всех подчиненных Минспорта организаций”. В итоге суд Центрального района столицы вынес приговор двум заместителям директора и начальнику отдела снабжения означенного НИИ. Приговор по Павлу Прилуцкому и Михаилу Сламенцу был оглашен 16 ноября. Однако, поскольку эти обвиняемые подали кассационные жалобы, мы сейчас не вдаемся в касающиеся их подробности. А познакомимся с материалами дела все того же начальника отдела снабжения Сламенца и замдиректора Леонида Дворецкого — им приговор, вынесенный 29 января, после рассмотрения кассаций оставлен без изменений.

Для начала цитата из приговора: “...признать виновными в умышленном, вопреки интересам службы, совершении должностным лицом действий с использованием своих служебных полномочий, повлекших тяжкие последствия, и на основании части 3 статьи 424 УК Республики Беларусь назначить наказание в виде лишения свободы сроком на пять лет с конфискацией имущества”. Отбывать наказание — в исправительной колонии в условиях усиленного режима. Также Дворецкого и Сламенца лишили права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций на предприятиях и в организациях, независимо от формы собственности, сроком на пять лет. Кроме того, суд постановил “взыскать солидарно с Дворецкого и Сламенца в пользу Мин- спорта в счет возмещения ущерба 1151654860 рублей”!

Фиктивная подготовка

Что же натворили Леонид Казимирович и Михаил Андреевич, откуда вдруг набежал этот злополучный миллиард, предназначавшийся для нужд спорта при уже продекларированной подготовке к Пекину? Следствие пришло к выводу, что они “при проведении тендерных закупок по приобретению структурами Минспорта спортивного и медицинского оборудования для нужд подведомственных министерству учреждений в период с 5 февраля по июль 2005 года составили и направили в адрес Минспорта не менее десяти фиктивных протоколов заседаний тендерной комиссии НИИФКиС с единолично избранными ими победителями по поставке материальных ценностей по многократно завышенным ценам”.

Дворецкий признал вину частично, поскольку, как следует из материалов дела, хотя и являлся председателем тендерной комиссии, ее заседания не проводил, членов комиссии не собирал, а подписывал готовые протоколы заседаний, которые ему предоставлял Сламенец. Тот в свою очередь, являясь заместителем председателя комиссии, вину не признал. Этот факт суд расценил как способ защиты, а доводы Дворецкого об имевшей место с его стороны простой халатности не принял. Кроме того, суд счел показания свидетелей последовательными, логичными и непротиворечивыми и не нашел у них оснований оговаривать обвиняемых.

Не наше дело

Уже давно не читаю детективы, но перипетии этой истории вызвали у меня такой жгучий интерес, что однажды высидела в канцелярии уголовных дел, сама того не заметив, чуть ли не полный рабочий день. Одна из свидетельниц пояснила суду, что по устному указанию Сламенца составляла, согласно приносимому им электронному варианту, протоколы якобы имевших место заседаний, указывала победителя тендеров, цену и ассортимент, число голосовавших членов комиссии и ставила под этим свою подпись как секретарь комиссии. Однажды на вопрос о правомерности своих действий она получила ответ от Сламенца, что это, дескать, не ее дело. Помимо того, она сообщила суду об угрозах в свой адрес со стороны Сламенца, которые были высказаны перед ее допросом в прокуратуре.

А что же остальные члены тендерной комиссии? Согласно показаниям, главврач Республиканского центра спортивной медицины, равно как и юрист с экономистом НИИ на заседания не приглашались, на них не присутствовали, коммерческих предложений не рассматривали, не голосовали, решений не принимали. В то же время экономист института по указанию Сламенца вносила в электронный вариант протоколов заседаний те или иные изменения, указывала победителя конкурса и отдавала протоколы Сламенцу.

Никто из опрошенных свидетелей журналов регистрации коммерческих предложений не видел. И более того, завканцелярией НИИ показала, что на протяжении всего периода работы коммерческие предложения на участие в тендерах для регистрации не получала, тендерные документы не выдавала.

За ценой не постоим

Теперь пришла пора ознакомиться, какие такие материальные ценности приобретал НИИ спорта по многократно завышенным ценам. В материалах дела нахожу факт поставки медицинского портативного аппарата ультразвуковой диагностики “SonoSite TITAN” и оборудования к нему. Ради них Мин- спорта раскошелилось на 120700 и 119300 долларов США соответственно. Однако по заключению судебно-товароведческой экспертизы суммарная стоимость составляла всего 122613000 рублей! Кроме того, как следует из ответа Министерства здравоохранения на запрос Главного управления по борьбе с оргпреступностью и коррупцией МВД, у этого самого “Титана” нет даже регистрационного удостоверения Минздрава!

Здесь следует пояснить, что, насколько я знаю, в Минздраве закупка осуществляется централизованно, при обязательном обосновании целесообразности использования аппаратуры, при строгом соблюдении тендерных условий, когда происходит выбор качественного продукта за наименьшую цену. Хотелось бы быть уверенным, что точно так же все проходит и в Минспорта, однако изрядные сомнения будят факты из уголовного дела.

Отсутствует регистрационное удостоверение Минздрава и на компьютеризированный комплекс опорно-двигательного аппарата “МБН-Сканер”, который приобретен НИИ за 134997900 рублей. Причем это превышает стоимость аналогов, согласно акту ревизии Минфина, на 120412200 рублей.

Кстати, как следует из протокола осмотра спортивного медицинского оборудования в здании НИИФКиС, проведенного следователем городской прокуратуры, техническая документация на тот самый “Титан” и ультразвуковые датчики к нему вообще отсутствует!

Во время осмотра не была предъявлена документация и на вибрационную платформу с вибротестером. К слову, необходимость их закупки заведующий лабораторией НИИ в служебной записке на имя тогдашнего руководителя института Прилуцкого обосновывает довольно кратко: “для изучения положительных эффектов совпадающих вибровоздействий”. Так вот прибор для всего лишь научных изысканий, еще неизвестно какой эффект несущих спорту высших достижений, обошелся Минспорта недешево. Виброплатформу купили за 130980000 рублей, хотя экспертиза пришла к выводу, что на самом деле стоимость составляет 29740000 рублей. “Не прогадал” наш спорт и с вибротестером, приобретенным НИИ за 97940000 рублей, в то время как эксперты в графе реальной стоимости пишут совсем другие цифры — 5104000 рублей.

Следователю прокуратуры не предъявили в НИИ и документацию на компьютерно-электронный комплекс с дистанционным управлением, на который было потрачено 125906000 рублей. При этом его стоимость, как выяснилось, не превышает 58593000 рублей.

...Почерпнутое из материалов дела заставило меня обратиться к кое-каким архивным документам. Так, я обнаружила, что Госстандарт в январе 2000 года забраковал два прибора НИИ под названием “Витатест” и признал их негодными к применению. Будучи биатлонисткой, не раз заставляемой проходить в нашем НИИ спорта обследование, я содрогнулась, прочитав, что сей прибор предназначается для психологического контроля! Вдобавок и “разрешения Минздрава на использование данных приборов не имеется”, что следует из служебной записки заведующей лабораторией психологического контроля от 21.05.2001 года, направленной на имя тогдашнего директора НИИ Александра Бондаря (к слову, Бондаря во второй половине 2005 года вернул на эту должность Александр Григоров). Выходит, практика бесконтрольности имеет в НИИ довольно старые корни! И только диву даешься, как разгулялась ведомственная структура на средства, выделяемые государством на спорт...

Дала себе волю тендерная комиссия института, или, вернее, те, кто стоял за ее решениями, и при закупке электронно-диагностического комплекса “POLAR”. Согласно технико-экономическому заданию, составленному завлабом Дворецким и утвержденным директором НИИ Прилуцким, этот комплекс предназначается “для научных исследований физического состояния учащихся и студентов во время занятий физкультурой и тренировочного процесса”. Минспорта вновь щедро профинансировало проект, чью практическую ценность, честно говоря, очень хотелось бы узнать! Ведь потрачено 124844000 рублей, что, согласно акту ревизии Минфина, на 115812400 рублей дороже аналогов.

Для полной картины приведу еще пару примеров, когда действия героев истории словно бы не знали ограничений. Так, термошейкер для анализатора крови приобретен за 69974000 рублей (дороже аналогов на 68454000 рублей), сам же иммуноферментный анализатор — за 105750000 (дороже на 97252200).

На всех перечисленных “тендерах” лучшими признавались предложения неких белорусских коммерческих фирм. Однажды в числе победителей фигурирует российское ООО. К этому обществу с ограниченной ответственностью мы еще вернемся.

Таким образом, суд пришел к выводу, что действия обвиняемых повлекли необходимость подписания министерством указанных договоров и последующего перечисления сумм контрактов на счета подставных коммерческих фирм с общим завышением реальной стоимости закупаемых материальных ценностей на сумму 1151654857 рублей.

Дело Крота

Весьма любопытно, что к делу работников НИИ подшита копия приговора, вынесенного еще 25 августа 2006 года судом Ленинского района столицы чиновникам Минспорта Сергею Кроту и Дмитрию Хлименкову. Суд тогда установил, что Крот в период с января по июль 2005 года (практически тот же промежуток времени, что и в деле Дворецкого — Сламенца), исполняя обязанности заместителя министра, курируя работу экономического управления и являясь председателем тендерной комиссии Минспорта, при пособничестве секретаря комиссии Хлименкова проводя тендер по приобретению 4000 пар кроссовок “Адидас” для нужд национальных команд, изготовил и подписал протоколы несостоявшихся заседаний тендерной комиссии и предоставил право на заключение контракта по закупке по завышенной цене одной из коммерческих фирм. Причем 293 пары обуви были потом признаны комиссией Минспорта не подлежащими реализации, ибо имели “ряд качественных пороков”. Кроме того, в суде завскладом Белспортобеспечения показала: “На складе осталось 1500 пар кроссовок, которые никто не хочет брать из-за низкого качества”!

Суд решил, что Министерству спорта причинен ущерб в особо крупном размере на сумму 343734645 рублей. И постановил признать Крота и Хлименкова виновными по той самой статье УК, по которой осудили вскоре и работников НИИ. Крот получил пять лет с конфискацией и с лишением прав занимать уже упомянутые должности, его подельщик — аналогичное наказание на срок в четыре года. Отбытие наказания — в ИТК усиленного режима.

Одна статья, схожие приговоры, все те же фиктивные протоколы тендерных комиссий в течение одного олимпийского цикла и опять ущерб в особо крупном размере. Вот еще один поток, по которому следуют предназначенные спортсменам деньги, — опять мимо Пекина.

Махинаторская схема

Показания свидетелей по делам Крота — Хлименкова и Дворецкого — Сламенца перекликаются между собой. Из них четко проступает схема, которой пользовались махинаторы от спорта.

Двое молодых людей знакомились с директорами белорусских коммерческих фирм, сообщали, что представляют интересы Минспорта, хотя конкретных лиц не называли. Они предлагали принять формальное участие в тендере министерства на поставку оборудования, заранее обещая победу. Фактическая поставка от этих коммерсантов и не требовалась. Нужны были лишь реквизиты фирмы, подпись и печать на документах. За услугу полагалась плата, по одним показаниям, в сумме 1000 долларов США, по другим — 2000. (В материалах дела есть упоминание о директорах семи фирм, согласившихся работать по этой схеме.)

Затем тендер действительно выигрывала нужная фирма. На ее счет Минспорта перечисляло оговоренную в контракте сумму. Эти деньги либо сразу перечислялись на счет того самого российского ООО, к рассказу о котором я обещала вернуться, либо обналичивались здесь и передавались одному из координаторов-коммерсантов. А тот уже вручал их российскому курьеру.

Поставками же оборудования, как и четырех тысяч пар кроссовок, занимались те двое “молодых людей”, используя фиктивные товарно-транспортные накладные. В случае с обувью “Адидас”, например, это были ТТН одного индивидуального предпринимателя. По показаниям, сделанным им в суде, в декабре 2004 года из его машины были выкрадены бухгалтерские документы, в том числе и около тысячи пустых ТТН. О краже заявил, но ничего не нашли. С тех пор предпринимательскую деятельность прекратил. А украденными документами воспользовались прохиндеи.

Свидетельские показания одного из “молодых людей” присутствуют в материалах дела. Согласно им, он заявил, что к деятельности означенных коммерческих фирм, как и к поставке кроссовок “Адидас”, отношения не имеет.

Чтобы разобраться с российским ООО, Главное управление по борьбе с оргпреступностью и коррупцией МВД Республики Беларусь послало запрос в Москву. В феврале 2006 года был получен ответ из инспекции Федеральной налоговой службы с указанием координат нужной фирмы, фамилией ее руководителя и адресом, по которому тот проживал в столице. Однако, согласно рапорту нашего оперуполномоченного, в ходе выезда по адресам следы ни фирмы, ни ее руководителя обнаружены не были. Налицо все признаки банальной “помойки”, как в народе величают фирмы по обналичке, которой активно платило Минспорта.

Дальнейшее расследование, если оно и было проведено, все равно осталось вне материалов дела Дворецкого — Сламенца, к которому автор этих строк получила официальный доступ. Могу лишь добавить, что один из их адвокатов в кассационной жалобе подчеркивал: “Договора поставок заключались по тендерным справкам тендерной комиссии Минспорта, а не НИИ. Ценообразование проверялось финансовым отделом Минспорта, о чем свидетельствуют подписи на договорах”. Видимо, таким образом давалось понять, что круг лиц, имеющих отношение к упомянутым махинациям, правоохранительными органами до конца еще не очерчен. И продолжение этого детектива, возможно, последует.

Продолжим и мы.

09:35 01/03/2008




Loading...


загружаются комментарии