Брестский милиционер усовершенствовал метод «развязывания языка»

Двадцатисемилетний лейтенант милиции Вадим Баранов работал в должности оперуполномоченного отделения уголовного розыска Пинского РОВД в течение пяти лет, по службе характеризовался положительно. Живет в деревне Парахонск, километрах в двадцати от города. Там же, кстати, проживает и его отец. Дело обычное, но, возможно, данное, так сказать, обстоятельство места сыграло свою роль в развитии дальнейших событий.

В один из апрельских дней прошлого года Баранову сообщили, что его отец в Парахонске задержал двух человек, совершавших кражу из автомобиля, при этом сам пострадал: один из воров ударил его. Баранов приехал в райотдел, завел более старшего из взломщиков, Рунича, в свой кабинет и без особых разговоров приступил к допросу, как говорится, с пристрастием. Цель допроса была классической – получение признательных показаний по ряду краж, совершенных в регионе в течение последнего времени. Правда, методы добывания признательных показаний были хоть и широко известными, но официально не принятыми и даже осуждаемыми в наших правоохранительных органах.
В частности, допрос Рунича начался с банального избиения. Затем, видимо, для достижения большей словоохотливости задержанного,

Баранов решил дать ему время подумать, а чтобы думалось активнее, применил к нему специальную методическую позу, нечто вроде усовершенствованной «ласточки». При этом способе развязывания языка и тренировки памяти руки «собеседника» сковываются наручниками под ногами. О старой, классической, «ласточке» в той или иной степени наслышаны либо начитаны многие, об усовершенствованной некоторые узнают впервые. Новатор Баранов, возможно под влиянием обиды за отца, после предварительного сковывания Рунича наручниками достал из-за шкафа металлический лом, пропустил под предплечья задержанного, а оба конца лома положил на столы. Таким образом, Рунич оказался висящим на суставах под всей тяжестью своего тела. Провисел минут сорок, от боли кричал, затем по случаю происшедшего с ним помутнения сознания его с лома сняли. Баранов нанес еще несколько «дежурных» ударов, и избиение прекратилось. Рунич почувствовал, что у него отказали руки, и сказал об этом Баранову, но в ответ услышал, что, мол, бывает, потом проходит (видимо, опыт имелся).

В итоге Рунич рассказал о всех совершенных им в течение года-полутора кражах и показал все на месте. По его словам, ему предлагали еще кое-что взять на себя, но он отказался. Его младший подельник дал признательные показания, как только узнал, что старшой уже в «ласточке». А вот Рунич не мог самостоятельно раздеваться, курить, пить, даже подписывать протоколы, о чем заявил при доставке в СИЗО-6 (г. Барановичи). Там не стали покрывать явное физическое насилие, и через несколько дней Рунич был уже в Республиканской больнице Комитета по исполнению наказаний МВД, где ему была диагностирована компрессионно-ишемическая невропатия лучевого, срединного и локтевого нервов обеих верхних конечностей с умеренным парезом сгибателей и разгибателей кистей, что свидетельствует о ее травматическом возникновении в результате длительного сдавливания предплечий тупыми твердыми предметами, то есть в данном случае наручниками и ломом. В результате этого у Рунича и были значительно нарушены функции кистей рук (кисти и пальцы не сгибались и не разгибались).

В ходе следствия и судебного разбирательства Баранов свою вину не признал, считал и считает, что Рунич его оговаривает, мстит за то, что так обидно попался, да еще при помощи Баранова-старшего. Тем не менее вина Баранова в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 426 УК РБ (превышение власти или служебных полномочий, сопряженное с насилием, мучением… применением специальных средств), была доказана. 30 октября судом Пинского района и города Пинска Баранов приговорен к трем годам лишения свободы в условиях усиленного режима с лишением права занимать должности в органах внутренних дел сроком на пять лет. Осужденный и его адвокат приговор обжаловали, однако судебная коллегия по уголовным делам Брестского областного суда в конце января текущего года оставила приговор в силе, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Судя по тому, как защищали бывшего милиционера все это время коллеги, и он сам, и его адвокат будут апеллировать дальше. А мы снова остаемся один на один с неразрешимой дилеммой, все ли средства хороши для установления истины и вины подозреваемых. Жертвы преступников тут же напомнят о том, как на Востоке в древности ворам рубили руку, лишали, так сказать, «рабочего инструмента». Но есть и другая правда – справедливость надо восстанавливать законными методами. А тогда уже можно вторить словам небезупречного капитана Жеглова: наказания без вины не бывает

09:38 01/03/2008




Loading...


загружаются комментарии