Последнее «Прости!»

Cельское кладбище в деревне Тарасово возле самого Минска. Здесь, на взгорке, под надежным присмотром хмурого леса нашла вечный покой Ирина Козулина.

Последнее «Прости!»

Ее хоронили как первую леди Беларуси. И не потому, что свои соболезнования семье высказали президент США и вся Европа. Тысячи белорусов нескончаемым потоком в течение двух дней шли отдать дань уважения и восхищения этой женщине. Шли с огромными венками и корзинами, шли со скромными букетиками. Шли православные, католики, мусульмане и иудеи, потому что именно она стала тем лучиком света, который возродил веру, что тьма не может длиться вечно. Что сила духа – это то, что способно противостоять злу.

Власть очень боялась, что похороны перерастут в политическую манифестацию. Однако не было ни растяжек «Свободу Козулину!», ни политических речей, ни лозунгов. Только пара бело-красно-белых зонтиков над траурной процессией, бело-красно-белые ленточки на траурных венках да букеты, в которых белые цветы соседствуют с красными, – как напоминание: ради чистого и светлого будущего Беларуси заплачены огромные жертвы. В том числе жизнями. И потому посол Франции Мирей Мюссо не сдерживала слез точно так же, как не могли их сдержать тысячи белорусских женщин.

Конечно, никто не ждал, что свои соболезнования выскажут официальные власти: после той моральной и физической расправы, которая была устроена семье Козулиных, это было бы даже кощунством. Но не проводить Ирину Козулину в последний путь, не высказать в такой момент слова поддержки бывшему ректору не смогли многие сотрудники БГУ. Они пришли, даже несмотря на то, что видеокамеры спецслужб фиксировали каждого, кто присоединился к траурной процессии. Пришел бывший министр образования Петр Бригадин. И несмотря на то, что все еще остается на государственной службе, по-дружески обнял Козулина, говоря ему слова поддержки. Обнял точно так же, как недавний соперник Козулина по президентским выборам Александр Милинкевич.
Пришел бывший председатель КГБ, до недавнего времени наш посол в Сербии Владимир Мацкевич и долго прогуливался во дворике Красного костела с бывшим министром внешнеэкономических связей Михаилом Мариничем. «О чем же они говорили?» - сегодня гадают спецслужбы. О здоровье! И о вопиюще несправедливом отношении власти к семье Козулина! Об этом говорили все, потому что не понимают того, что перед лицом смерти надо забывать все обиды, только нелюди.

А еще все собравшиеся в этот день гадали: сможет ли Александр Лукашенко переступить через собственные мстительность и  злопамятность и освободить Козулина из тюрьмы? Ведь освободил же он свою приближенную Галину Журавкову, в отношении которой суд доказал кражи миллионов долларов. Амнистировал прямо в день вынесения приговора! А ведь Козулин ничего не украл, никого не убил, не изнасиловал... Он просто не захотел быть в стае. С экранов телевизоров, на всю страну спросил у бессеребреника-президента: «Где деньги, Саша?» За это и сидит, поскольку тем самым вызвал у действующего президента даже не черную, всепоглощающую ненависть, а панический,  лишающий разума страх. Сможет ли Лукашенко побороть этот страх?..   

Александр Козулин вернулся в колонию. Сам он говорит, что готов ко всему: и к ужесточению режима, и к голодовкам, и к тому, что придется провести в заключении еще много лет. И только когда он смотрит на дочерей, на больных и стареньких родителей – своих и Ириных – понятно, как ему больно.


И все-таки остается лучик света, надежда... Их нам оставила Ирина Козулина... Власть должна сказать последнее «Прости!» этой женщине. Она была не обычная, она простит. Но только тогда, когда вся ее семья будет на свободе.

 

22:49 02/03/2008




Loading...


загружаются комментарии