Бедные дети, бедные мы

Белорусскую школу, похоже, ждет очередная реформа. Сегодня заместитель главы Администрации президента академик Анатолий Рубинов в газете «Советская Белоруссия» выступил с очередной программной статьей. На этот раз по поводу реформы образования. Похоже, не успев толком освоить 12-летнее обучение, мы вновь меняем коней на переправе.  

Бедные дети, бедные мы

Автор «Совбелии» товарищ Рубинов пишет:

 

«Время от времени у нас то тут то там возникает зуд реформаторства, выдвигаются предложения радикальных изменений. Особенно это касается системы образования в нашей стране. Как только рухнул советский строй, реформаторы от педагогики энергично, можно сказать, оголтело взялись за перестройку всей нашей системы образования снизу доверху. Как будто именно система образования была причиной всех советских бед. Хотя мы знаем, что совсем наоборот, — образование наряду с космосом, атомной энергетикой, разработкой вооружения было одной из немногих сфер, где Советский Союз лидировал в мировом масштабе.

 

Но ведь хочется как–то себя проявить, показать свою прогрессивность, причем не столько перед своими, сколько перед западными коллегами. Показать, что хотя в целом страна еще и не достигла нужного уровня демократизации, но мы, педагоги, душой и сердцем уже там, вместе с ними. Да и почему бы не поэкспериментировать? Образование — чисто затратная сфера, финансируемая государством, так что о финансовом банкротстве здесь можно не беспокоиться. Результаты реформ, проводимых в образовании, скажутся лет через десять, следовательно, и здесь особой ответственности нет.

 

Мы помним, что было в начале 90–х. Страна — в развале, зарплата учителей ничтожная, многие из них уходят в коммерческие сферы. Денег на школьное оборудование нет, школы обветшали, пионерская и комсомольская организации развалились, и соответственно воспитательный процесс подорван. Наши «свядомыя» энергично влезают в учебники по истории и заменяют одну историю на другую.

 

Казалось бы, прежде всего надо было взяться за решение этих насущных проблем. Но нет, наши «педагоги» на передний план выдвигают другую задачу — надо переходить от 10–летнего к 12–летнему школьному образованию. Зачем, почему? Видите ли, так давно уже сделали в западных странах. Но ведь разная продолжительность школьного образования — это не единственное и далеко не главное различие между нашими странами. Почему же надо начинать именно с образования?

 

Будем ли мы у себя строить государство чисто по западному образцу, еще вопрос. Мир быстро меняется, и те страны, которые вчера казались нам идеальными, сегодня сталкиваются с новыми вызовами и демонстрируют неприспособленность к их преодолению. Но в любом случае процесс нашего движения в сторону западных образцов будет длительным, здесь нужна смена поколений. И наше современное образование должно быть приспособлено к нашим условиям и нуждам, а не к условиям и нуждам западных стран.

 

Говорят, что для русского хорошо, то для немца смерть. Но ведь часто справедливо и обратное. Возьмите простой пример. На Западе традиционно высокий уровень безработицы. Там это одна из самых болезненных социальных, политических и экономических проблем. И чем держать молодых людей на пособии по безработице, лучше лишних два года продержать их в школе. Безработный человек быстро теряет квалификацию и деморализуется. А лишние годы в школе приостанавливают этот процесс.

 

Это там. А что у нас? У нас проблема не с безработицей, а с нехваткой рабочих рук. Остро стоит демографическая проблема. Уже сегодня все тяжелее давит пресс на каждого работающего — стремительно растет армия пенсионеров. А мы хотим еще дополнительно посадить на шею трудящейся части населения часть уже взрослой молодежи, которая лишний год будет оставаться в школе.

 

Или другой пример — задуманная реформа по введению бакалавриата и магистратуры в вузах. На Западе эта система вполне оправданна. В чем ее смысл? Подготовка специалиста с высшим образованием разделяется на две ступени. Первая занимает 3 — 4 года и дает общую подготовку к специальности, но не саму специальность. Выпускник этой ступени — бакалавр — это еще полуфабрикат, раньше такой вариант назывался у нас незаконченным высшим образованием. Вторая ступень, магистратура, обеспечивает уже получение конкретной специальности. Для западного образа жизни разделение высшего образования на две ступени удобно, так как там молодежь очень подвижна и легко переезжает из одной страны в другую. Поэтому каждый выбирает приемлемый для него вариант, например, получить общую подготовку (т.е. степень бакалавра) в Италии, а специальную (магистра) — в Германии.

 

А у нас? Что, студент будет проходить первую ступень в Гродно, а вторую в Гомеле? Или наоборот? Для нас такой вариант совершенно не подходит. Недоучки в виде бакалавров нам не нужны, а гонять студентов по городам и весям с первой ступени на вторую — это только дезорганизовать весь процесс. Воистину, что для немца хорошо, то для белоруса во многих случаях совсем неприемлемо. Во всяком случае, на данный момент.

 

Конечно, получив за бесплатно бакалавра здесь, можно затем два года доучиться на Западе да там и остаться. Никто не против обмена студентами, свободы перемещения и т.п. Но не в наших государственных интересах создавать особо благоприятные условия для отъезда наших молодых людей за границу. Тем более что на их обучение государство потратило немалые деньги. Хорошо, что Президент вовремя остановил эту ненужную и даже вредную затею.

 

Но вернемся к школьной реформе. Была 5–балльная система оценок, стала 10–балльная. Чем она лучше? Да ничем. Может быть, новая система не хуже прежней, но и не лучше. Но к 5–балльной все давно привыкли и хорошо в ней ориентировались, а к новой, 10–балльной, пришлось долго привыкать. Возникли ничем не оправданные издержки.

 

Европейцы едят вилками, а китайцы и японцы — палочками. Что лучше — первый или второй метод? Оба одинаково эффективны, каждый из них полностью обеспечивает решение задачи. Так зачем переходить от одного к другому, если уже наработаны соответствующие привычки и навыки. Никто и не ставит такой задачи. Потому что при постановке вопроса о замене одной системы на другую надо учитывать, что сам переход потребует определенных затрат и сопряжен с издержками. И прежде всего надо оценить, перекроет ли ожидаемый выигрыш от нововведения эти издержки и затраты или нет. Без такой оценки ни к какой реформе приступать нельзя.

 

Сейчас полным ходом идет переход от 10–летнего к 12–летнему образованию. В соответствии с новым стандартом школа будет состоять из двух ступеней: обязательного для всех базового образования (10 лет) и профильного образования (11–й и 12–й классы). Увеличение срока обучения в школе с 10 до 12 лет осуществляется за счет более раннего начала обучения ребенка (с 6 лет вместо 7) и более позднего окончания школы (в 18 лет вместо 17). Начало обучения на год раньше, хотя и не всегда оправданно, но, в принципе, серьезных возражений не вызывает. Все–таки первый год — чисто подготовительный, и настоящая школа, как и раньше, начинается для детей с 7 лет, т.е. со второго класса. Но вот зачем нужен дополнительный, 12–й, год обучения — это большой вопрос.

 

Одним из аргументов в пользу введения 12–летнего образования является повышение требований к уровню подготовки граждан на современном этапе. Однако, как ни парадоксально, предлагаемый вариант обучения не только не повысит, но даже понизит уровень среднего образования. Дело в том, что базовое образование, по существу (если не считать первый, подготовительный, класс), будет занимать всего 9 лет (со 2–го по 10–й класс), а последние два года будут посвящены профильному обучению. Это значит, что ученики, которые в качестве профиля выберут, например, филологию, будут меньше изучать математику, физику, химию, биологию и другие предметы. То есть их общий уровень среднего образования понизится.

 

Что же полезного дадут два года профильного образования? Ровным счетом ничего. Если выпускник школы не идет в вуз, то «профиль» ему совершенно не нужен. Зачем ему углубленное изучение литературы или математики, если он пойдет работать, к примеру, водителем автобуса? Если же он после школы будет получать высшее образование, то профильная подготовка лишь облегчит ему поступление в вуз. Однако на выходе из вуза качество выпускника никак не будет зависеть от того, был «профиль» в школе или нет, так как программа вуза по специальности значительно превышает программу школы. То есть в плане повышения квалификации выпускника вуза введение профильного образования в школе оказывается бесполезным.

 

Вместе с тем профилирование может оказать отрицательное влияние на выбор специальности. Будущую профессию ученику придется выбирать в 16 лет. А ведь в этом возрасте мало кто может осознанно выбрать специальность. Как правило, настроения потом меняются. Но «профилированный» школьник уже не сможет пройти конкурс в вуз на биологию, если его профилем была филология, так как биологию два последних года он либо не учил вовсе, либо учил в значительно меньшем объеме. То есть введение профильного образования в школе помешает ученику осознанно выбрать специальность, ибо он уже будет «запрограммирован» только на свой профиль.

 

Кроме того, на практике учеников будут распределять не по желанию, а по разнарядке, так как учителя школы по всем предметам должны быть загружены. А уж в сельских школах из–за отсутствия высококвалифицированных специалистов вообще будет не «профиль», а профанация. В результате мы отсечем сельских ребят от высшего образования.

 

Надо также иметь в виду, что введение профильного образования в школе полностью дезорганизует систему централизованного тестирования при поступлении в вузы. Действительно, единая система тестирования позволяет правильно отобрать наиболее способных ребят только при условии, если она накладывается на единую систему школьного обучения. В противном случае мы будем отбирать прежде всего тех, кто по данному предмету находился «в профиле», т.е. не наиболее способных, а наиболее «натасканных». Надо также добавить, что при 12–летке затруднится поступление в вузы для юношей. Если раньше, оканчивая школу в 17 лет, они имели резервный год для поступления в вуз, т.е. могли использовать две попытки, то теперь в случае неудачи первой попытки они сразу пойдут в армию.

 

А что будет в самой школе? Школа будет дестабилизирована, так как не обремененные работой великовозрастные школьники неизбежно привнесут в нее выпивку, наркотики, сексуальные проблемы и даже преступность. Ибо переростки, не имеющие еще самостоятельности и ответственности перед обществом, наиболее вовлекаемы в хулиганство и тому подобные действия. Сегодня учителю сложно справляться с 16 — 17–летними, а с 18 — 19–летними в школьной обстановке вообще не будет сладу.

 

Но самое главное в том, что будет искусственно задерживаться вступление ребят в самостоятельную жизнь, их гражданское созревание. По существу, мы будем растить «недорослей». Зачем же отбирать у каждого человека год самостоятельной жизни? Давайте вспомним свои собственные школьные годы. В 10–м классе мы каждый день ждали, когда наконец закончим учебу и «выйдем в мир». И как бы мы отнеслись, если бы нам тогда сказали, что еще год придется быть школяром? А ведь в современном мире дети развиваются еще быстрее, чем раньше.

 

Итак, что же мы получаем от введения 12–летки? Преимуществ не видно никаких. А недостатков — тьма. При этом вся эта затея стоит немалых денег. Исключение молодежи из продуктивной жизни на один год обойдется обществу около 200 миллиардов рублей в год. Кроме того, более 100 миллиардов будет стоить обучение учеников в 12–м классе. Таким образом, в сумме цена двенадцатого года обучения превышает 300 миллиардов рублей в год. И ради чего ежегодно тратить такие деньги?...»

 

И дальше – в том же духе. Огромной статьей разразилась главная газета президента. Мол, президент у нас из народа, и при нем в стране сделано много хорошего, но вот некие «педагоги» воду мутят… Будто и не при этом президенте вовсе вводилась новая система, от которой плевались и учителя, и ученики, и родители. Но ввели, составили программы, напечатали учебники. И что, вновь все повернем вспять? Так и будем метаться туда-сюда.

 

Кстати, злые языки утверждают, что систему образования стало лихорадить после того, как самая старшая президентская внучка пошла в школу. Тут вдруг и выяснилось, что и программы не те, и оценки ставятся не так, и учат в школе непонятно чему… Исполнительные чиновники, в том числе Анатолий Рубинов, готовы выполнить любой каприз босса. Плохо малышке в школе – будем менять школу. А если младшенький и «самый талантливый» сын белорусского президента окажется гением, и ему школьная программа, наоборот, будет даваться легко? Объявим новую реформу?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

12:11 10/03/2008




Loading...


загружаются комментарии