Удар в спину

Издание «Беларускi Час» провело собственное расследование скандального происшествия на трассе Минск-Микашевичи. Журналисты отыскали и сфотографировали тот самый "Фольксваген" виновника аварии и побывали на месте происшествия.


Поначалу в редакции не могли поверить, что случившееся – правда. Решили по своим каналам узнать обстоятельства ДТП, чтобы подтвердить или опровергнуть некоторые детали. Но тут выяснилась странная особенность. В городском управлении ГАИ «перевели стрелки» на областных коллег: мол, это они преследовали нарушителя едва ли не от самого Слуцка. Однако сотрудники Госавтоинспекции Минской области нам заявили, что гнались за «беглецом» до столицы, а само задержание проводили уже минские патрули ДПС. Сложилось впечатление, что и те и другие открещиваются от произошедшего. А кто же тогда ведет расследование, да и вообще занимается ли им хоть одна из соответствующих служб?

Тогда журналисты пошли другим путем. На одной из штраф-стоянок удалось отыскать автомобиль, на котором неизвестный водитель устроил гонку с преследованием – «Volkswagen Golf». Выехали на место.

Отдельный участок стоянки напоминает если не кладбище, то, по крайней мере, морг автомобилей. В изуродованной груде металла с трудом можно распознать марку машин. Однако нужный нам «гольф» нашли быстро. Местные работники подтвердили, что его доставили сюда вечером 2 марта, после аварии на трассе Минск–Микашевичи: «Какой-то «отмороженный» пытался удрать от гаишников. Так ведь это еще и не его собственная машина!»


На фоне других разбитых автомобилей красный «Volkswagen Golf III» выглядит частично пострадавшим. Передняя часть, правда, смята в хлам, и сбоку заметны следы от удара, но, однако, лобовое стекло на месте, хоть и покрыто паутинкой трещин. Неужели эта машина так достойно выдержала лобовое столкновение на скорости 160–180 км в час? Заглянули в салон. Взгляд сразу останавливается на сломанном рулевом колесе с пятнами почерневшей крови. А затем примечаешь совершенно неуместную здесь деталь – бутон завядшего цветка на приборной панели. Позже выяснилось, что в автомобиле удиравшего от погони лихача находились еще три человека. Две девушки в аварии серьезно пострадали и были доставлены в больницу скорой помощи. О парне-пассажире ничего не известно, а вот сам горе-водитель попал в областную клиническую больницу. Направляемся туда, чтобы получить ответ на вопрос: «Как человек, несущийся в автомобиле с бешеной скоростью, решился идти на таран, когда увидел установленные на проезжей части машины?»

В областной клинической больнице рассказали, что 2 марта в 21.45 к ним привезли пострадавшего в аварии на Слуцком направлении. Им оказался житель Молодечно 1981 года рождения. Поступил с переломами ребер и черепно-мозговой травмой. Несколько дней находился в отделении нейрохирургии и был выписан 6 марта, то есть через 4 дня после происшествия. Что тут скажешь? Парень действительно в рубашке родился!

Как это было. Версия №1

О везении другого участника ДТП – Юрия ПАШКЕВИЧА – можно говорить с большой долей условности. Конечно, то, что ему, жене и ребенку удалось избежать увечий, когда в их BMW на огромной скорости врезался «Volkswagen», иначе, как счастливым расположением звезд, не назовешь. Вот только испытывать судьбу Юрию пришлось не по воле случая, а по велению инспекторов ГАИ. Так пострадавший описал нам обстоятельства аварии:

– Я с женой и трехлетней дочерью возвращался в Минск из Слуцка. Ехал по четвертой полосе. Возле Сеницы увидел на дороге несколько машин, на первой и третьей полосах. Появился работник ГАИ и показал жезлом остановиться. Я приготовился съехать на край проезжей части, но мне велели занять место во втором ряду. Жестом приказали сидеть в машине и не выходить. Сотрудников ГАИ было как минимум четверо. Их служебные автомобили стояли на обочине, а на дороге они выстроили 4 гражданские машины.

«Гольф», летящий на нас сзади, я заметил примерно за 3–5 секунд до столкновения и только успел крикнуть жене, которая сидела на заднем сиденье, чтобы она держала дочку, а сам прижался к рулю и приготовился к удару.


Водитель, на огромной скорости ехавший прямо на нас, даже не собирался тормозить. На асфальте не осталось следов торможения, не было также и характерного звука перед столкновением. Заднюю часть нашего автомобиля смяло в «гармошку», а потом еще от сильного удара нас бросило на машину ГАИ, которая стояла на обочине, и развернуло на 180 градусов.

Сознание ко мне вернулось примерно спустя 5 минут после столкновения. Приказал жене выбегать из машины, потому что, если от удара протек топливный бак (он находится под задним сиденьем, рядом с аккумулятором), автомобиль может взорваться. Затем попытался выйти сам, но у меня не получилось. Пришлось ломать дверь...

Позже на место ДТП приехал кто-то из высоких чинов минской городской ГАИ – то ли начальник, то ли его заместитель. Был составлен протокол, нарисована схема дорожно-транспортного происшествия. Прибывшие для разбирательства сотрудники ГАИ опрашивали нас: останавливались мы по своей воле или по указанию инспекторов. Рассказал все как было.

Я получил черепно-мозговую травму – сотрясение мозга. У дочки и жены – шок. Очень сильный шок получила девушка на «Toyota Rav-4»: в отличие от нас, она вообще не видела приближения «гольфа». Другие машины не пострадали. Одна из них уехала сразу после столкновения – водитель куда-то торопился.

В «Гольфе» находились 4 человека: 2 парня и 2 девушки. Насколько я знаю, водитель не получил серьезных повреждений – побыл несколько дней в больнице и был выписан. Меньше повезло девушкам: как минимум одна из них госпитализирована с переломом руки.

Вместе с другими участниками живого щита мы составили жалобу прокурору Минска с просьбой провести проверку и привлечь к ответственности сотрудников ГАИ, умышленно создавших на дороге аварийную ситуацию, чем они подвергли наши жизни опасности. 11 марта жалоба передана прокурору, началось разбирательство. Еще не известно, кому придется отвечать – представителям столичной или районной ГАИ. Дело в том, что место, где произошло ДТП, относится не к Минску, а к Минскому району.

Поймите, мой автомобиль – вещь наживная. Если бы я знал, если бы нас заранее предупредили, что может произойти, то я бы не пожалел машину. Но почему меня и мою семью не отвели в безопасное место? Даже выйти из машины не дали! Хотя инспектор ГАИ видел, что я не один, что со мной жена и маленький ребенок!

«Будем выяснять обстоятельства...»

После нескольких безуспешных попыток удалось дозвониться до начальника управления Госавтоинспекции МВД Александра Менделева. Он не стал уходить от ответов, но комментарий дал весьма уклончивый:

– Мы ничего не скрываем. По действиям сотрудников ГАИ собран материал и передан в прокуратуру для дачи правовой оценки. Если они были не правы – будут отвечать.

– Александр Михайлович, в задержании участвовали инспекторы городской или областной ГАИ?

– Совместно. И те и другие.

– Информация о том, что использовался живой щит, соответствует действительности?

– Сегодня пройдет пресс-конференция, на которой все будет сообщено.

– Какими полномочиями обладает инспектор ГАИ при объявлении операции «Перехват»? Например, открыть стрельбу по колесам…

– Всё в соответствии с Законом «О милиции». Ресурс использовать только так, чтобы не пострадали люди.

– А можно тогда узнать, какие спецсредства могут быть использованы для остановки нарушителя, который пытается скрыться от сотрудников ГАИ?

– Есть спецсредство «ёж», но оно применяется в особых условиях. Должно быть перекрыто движение, и нужно быть уверенным, что именно тот автомобиль наскочит на «ежа». Кроме того, еще надо успеть его разложить на дороге и обеспечить безопасность преследуемого автомобиля после наезда на спецсредство – куда он улетит, и не пострадают ли при этом другие люди. Здесь много факторов надо учитывать. Но в данном конкретном случае мы всё выясним, и виновные, если они такими будут признаны, понесут наказание по закону. Поймите, не может быть и речи о защите чести мундира: для нас главное – жизнь людей.

Тем временем информационное агентство «Интерфакс» распространило комментарий по случившемуся ДТП министра внутренних дел Владимира Наумова. В целом использовались те же формулировки: «Если в результате разбирательств инцидента на трассе Микашевичи–Минск будет установлена вина сотрудников Госавтоинспекции, они понесут наказание в соответствии с законодательством. Все зависит от решения прокуратуры». Насторожило другое высказывание. Как сообщает «Интерфакс», министр дал понять, что некоторые аспекты дела вызывают сомнения. «Я допускаю возможность создания ситуации именно такой, как она описана в ряде СМИ. Однако с учетом того, что одним из инициаторов «слива» в СМИ информации о происшествии в соответствующей интерпретации был бывший сотрудник МВД, уволенный в связи с расследованием одного из коррупционных дел, есть основания не доверять некоторым утверждениям», – заявил Владимир Наумов.

Не совсем понятно, о каком бывшем сотруднике МВД идет речь. Что за «слив» информации журналистам, если изначально сообщалось, что сами пострадавшие пришли в редакцию газеты «Автобизнес-Weekly» и рассказали о живом щите?

Как это было. Версия № 2

Информация с обещанной пресс-конференции еще не поступала, поэтому мы отправились на место происшествия.

В деревне Сеница ДТП описывали общими фразами. Мол, удирал кто-то на сумасшедшей скорости, за ним гнались две милицейские машины, а потом было столкновение и... «Так ведь это уже давно было». Вообще-то 10 дней не такой уж большой срок. А что если бы сами пострадавшие не привлекли внимание общественности к этой истории – тогда бы все о ней забыли?

Место аварии нашли по описаниям очевидцев довольно быстро. Уже почти ничто не напоминало о случившемся. Разве только несколько деталей от разбитых автомобилей: металлический элемент кузова знакомого красного цвета, обломки пластика под серый «металлик» (цвет BMW Юрия Пашкевича). И еще следы на обочине от тракторов, которые, видимо, убирали поврежденные машины с дороги.

Самое любопытное, что от места установки живого щита до знака «Минск» – несколько сотен метров. До самой столицы – пара минут езды, а на скорости свыше 160 км и вовсе считанные секунды. Получается, это был последний рубеж перед городом. Понятно, что самоявленного гонщика пытались не пустить в Минск, иначе никто не поручился бы за последствия. Но как объяснить два других нюанса: почему нарушителя не встретили раньше и не использовали более гуманные способы задержания?

Когда мы ехали назад в город, по радио сообщили о долгожданной пресс-конференции. Заместитель начальника УГАИ МВД Игорь Ваницкий назвал действия сотрудников Госавтоинспекции, принимавших участие в задержании пьяного водителя на трассе Минск–Микашевичи 2 марта, верными.

Версия внутриведомственной проверки такова. Машины преследования из-за перебоев в радиосвязи смогли сообщить своим минским коллегам о передвижении лихача только за 19 минут до ДТП. Поэтому сотрудники ГАИ, по словам Игоря Ваницкого, «несколько опоздали к тому месту, где можно было бы безопасно остановить нарушителя».

Сразу после поступления информации в дежурную часть на перехват из Минска выехали 2 патрульные машины. Инспекторы должны были растянуть «ёж» для прокалывания шин, однако у них не хватило для этого времени.


Патрульные машины двигались по встречной полосе с включенными проблесковыми маячками и звуковой сигнализацией навстречу нарушителю. Заметив технику ГАИ со спецсигналами, остановилась целая колонна автомобилей. Тогда, по словам Игоря Ваницкого, один из сотрудников ГАИ вышел из машины и жестами попытался указать остановившимся водителям, чтобы они продолжили движение. Но те не успели. Как раз в этот момент выскочил злополучный «Volkswagen Golf» (а двигался он со скоростью свыше 160 км в час) и произошло ДТП.

В общем, ГАИ не пыталась блокировать дорогу с помощью частных автомобилей. По мнению заместителя начальника УГАИ МВД, в сложившейся ситуации водители остановившихся транспортных средств просто неправильно поняли жесты инспектора.

«Перед нами даже не извинились!»

Повторно набираем номер телефона Юрия Пашкевича. Уже по возбужденному голосу стало ясно: он успел ознакомиться с официальной версией случившегося.

– Я вам скажу одно только слово – бред. Во-первых, патрульные машины не ехали, а стояли. Как они могли двигаться, если после столкновения мой автомобиль в них врезался? Во-вторых, если они нас сгоняли и хотели выбросить шипы, почему этого не сделали? Не хватило времени, потому что рация у них не работала? Есть мобильные телефоны! Да за 19 минут, которые отсутствовала связь, можно было с кольцевой дороги фуру пригнать. И «ежи» положить, и гвоздями закидать всю дорогу. Наконец, какими жестами они могли указывать, что я их не понял и подверг своего ребенка опасности?! Мы стояли под самым ударом, а они свои машины убрали на обочину. Я в шоке от таких высказываний руководства ГАИ! А ведь никто нам так и не позвонил и не извинился...


Что скажет прокурор?..

Куда бы мы ни обращались, нам так и не смогли ответить: даже без привязки к конкретному случаю может ли рядовой инспектор ГАИ самостоятельно принять решение о построении живого щита на дороге из частных автомобилей?

Как бы то ни было, существуют две версии происшествия на 8-м километре трассы Минск–Микашевичи. Совершенно разные. Где правда, должна определить прокуратура. Но уже сейчас ясно, что данный инцидент больше, чем просто ДТП. Сначала "взорвался" Интернет: на форумах тысячи людей эмоционально и не стесняясь в выражениях комментировали ситуацию. Некоторые признавались, что от шока не могут работать. Потом тему подхватили информагентства и газеты. В конце подключилось телевидение. И в столь массовом резонансе нет ничего удивительного. Ведь речь идет о доверии граждан к органам правопорядка и силе Закона в нашей республике. Чем всё закончится? "БЧ" будет следить за развитием ситуации.

Материалы подготовили Олег ФЕДОРОВ, Константин СЕЛЬСКИЙ, Вадим ШМЫГОВ и Александр СОЛОМАХИН

 

 

 

13:29 14/03/2008




Loading...


загружаются комментарии