НИИсследованный миллиард: сейф профессора Бондаря

Восемь томов уголовного дела, непосредственно затрагивающего финансирование олимпийской подготовки, на прошлой неделе вернулось в суд Центрального района Минска после рассмотрения кассаций. Очередной приговор вступил в силу. Таким образом, у газеты «Прессбол», лишенной исполкомом НОК олимпийской аккредитации за якобы тенденциозные статьи, появилось моральное право на реванш.

НИИсследованный миллиард: сейф профессора Бондаря

Годы усиленного режима

В декабре “Прессбол” в деталях повествовал о деле двух работников НИИ физической культуры и спорта — замдиректора Леонида Дворецкого и начальника отдела снабжения Михаила Сламенца.
29 января прошлого года за совершение тяжкого преступления суд назначил им наказание в виде лишения свободы сроком на пять лет с отбыванием в исправительной колонии усиленного режима. И одновременно постановил взыскать с них в пользу Минспорта в счет возмещения ущерба 1151654860 рублей.
Сия внушительная сумма набежала с 5 февраля по июль 2005 года в результате деятельности осужденных на постах председателя и зампредседателя тендерной комиссии НИИ, занимавшейся приобретением спортивного и медицинского оборудования.
Параллельно мы осветили и работу тендерной комиссии Минспорта по закупке для нужд национальных команд кроссовок “Адидас”, закончившуюся аналогичным приговором председателю комиссии Сергею Кроту (пять лет лишения свободы) и секретарю Дмитрию Хлименкову (четыре года). Эта пара одной лишь сделкой нанесла ущерб государству в 343734645 рублей.
Оба дела неразрывно связаны между собой, имея не только общую подоплеку, но и единую схему увода бюджетных средств. Напомню: двое молодых людей заявляли директорам коммерческих фирм, что представляют интересы Минспорта, и предлагали принять формальное участие в тендере, заранее обещая победу. За услугу щедро платили, а поставками занимались, используя фиктивные товарно-транспортные накладные. Платежи же уходили в так называемую “помойку” — в российскую фирму-однодневку по отмыванию денег, следы которой Главное управление по борьбе с оргпреступностью и коррупцией (ГУ БОПиК) МВД Республики Беларусь не обнаружило.
Приговор Кроту и Хлименкову вынесен 25 августа 2006 года. В тот же день из дела Дворецкого — Сламенца, следствие по которому находилось в самом разгаре, было выделено дело Прилуцкого — Сламенца. Следователь по важнейшим делам столичной прокуратуры пришел к выводу, что аналогичные нарушения законодательства и закупки по завышенным ценам имели место и ранее, в 2004 году, при работе тендерной комиссии НИИ в несколько другом составе. То есть, когда ее председателем был Павел Прилуцкий (до недавнего времени — еще один заместитель директора НИИ), а зампредседателя — все тот же Сламенец.
16 ноября прошлого года приговор по Прилуцкому — Сламенцу был оглашен. Он, собственно, и послужил толчком к написанию первой серии “НИИсследованного миллиарда”, поскольку до того дня я, признаться, даже и не представляла, насколько далеко зашли нарушители закона, до недавнего времени носившие гордое звание служителей спортивной науки.
Надо сказать, что эта статья вызвала шум и в самом НИИ, и в БГУФКе, ибо институт и университет не только расположены в одном здании, но между ними постоянно идет обмен кадрами. Таким образом, равнодушных не было. Причем если о фактах уголовного преследования знали практически все, то о подробностях и суммах ущерба — единицы. Поэтому статью “НИИсследованный миллиард”, чтобы прочитать, рвали друг у друга наперебой. И наблюдался этот процесс во многих структурах спортивной отрасли. А потом одни радовались, что в свое время не подписывали подсовываемые им бумажки, другие предостерегали знакомых от подобных шагов, кое-кто просто трусил, а ректор БГУФКа Михаил Кобринский в числе других членов исполкома НОКа проголосовал за лишение “Прессбола” олимпийской аккредитации...

Дела олимпийские

Итак, приговор по делу Прилуцкого — Сламенца после рассмотрения кассаций был оставлен без изменений. Суд установил, что обвиняемые действовали совместно по предварительному сговору и вопреки интересам службы. Предоставляли право заключения договора поставок материальных ценностей по завышенным ценам желаемым для них коммерческим структурам — без проведения в установленном порядке тендерной процедуры, привлечения для ее работы специалистов по медицинскому оборудованию, предварительного маркетингового исследования рыночной стоимости, истребования у претендентов полного пакета необходимых документов, коллегиального обсуждения и голосования, а также публичного объявления победителя. В период со 2 апреля по 30 сентября 2004 года они составили не менее 35 фиктивных протоколов и справок тендерной комиссии НИИ. В результате государству нанесен ущерб в особо крупном размере — в сумме 112751884 рубля, которая должна быть взыскана с осужденных солидарно.
Ни Прилуцкий, ни Сламенец вину не признали. Суд расценил это как способ защиты. И счел, что их вина подтверждается показаниями свидетелей, которые в ходе как предварительного следствия, так и судебного заседания были последовательны, логичны и непротиворечивы. Вина также была подтверждена письменными материалами дела, в числе которых были распечатки соединений мобильных телефонов, свидетельствующих о постоянных контактах обвиняемых с одним из тех молодых прохиндеев, которые представлялись посланниками Минспорта. Кстати, этот парень, назовем его К., в настоящее время привлечен к уголовной ответственности за совершение поставок медицинского оборудования в НИИ посредством подставных коммерческих структур. И рассказ о нем, не сомневаюсь, еще впереди.
Когда изучала материалы дела, то бросились в глаза некоторые детали. Так, Сламенец заявлял, что к выдаче тендерных документов отношения не имел и указаний ни от кого не получал. И вообще, он “в тот период времени занимался другой работой, в том числе и подготовкой конференции НОКа”! Такое впечатление, что обвиняемый был уверен: от одного упоминания НОКа оковы упадут с него сами собой.
Любопытно также, что показания Прилуцкого, данные им в августе 2006-го еще в качестве подозреваемого, во многом противоречили его же показаниям в январе 2007-го (когда Павел Михайлович допрашивался уже в ином качестве). Следователь, естественно, обратил внимание на разногласия. И получил неожиданный ответ: “Показания, данные мною в августе 2006 года, были даны сразу же после длительной командировки в Китай (тогда директор НИИ Александр Бондарь и его зам Прилуцкий ездили в столицу будущей Олимпиады, чтобы впоследствии вооружить наших олимпийцев знаниями по акклиматизации). В связи с дезадаптацией у меня было плохое самочувствие и я мог что-то перепутать... Находился в неадекватном состоянии и не мог сосредоточить свои мысли”!
...Приговор ранее судимому Сламенцу оставлен без изменений, а Прилуцкого лишили свободы на четыре года с отбыванием наказания в колонии усиленного режима.

Криминальный отпечаток

Из материалов дела прослеживается, с каким трудом удавалось правоохранительным органам получать необходимую информацию. Так,  обнаружилось письмо министра спорта Александра Григорова (от 17.08.2006), свидетельствующее о том, что за предоставление его министерством по запросам следователя формальных, неполных и уклончивых (!) ответов некоему тренеру-методисту объявлен выговор.
25 августа того же года Григоров в письме в прокуратуру “умыл руки”, мол, “вся тендерная документация находилась в НИИ”. Напомню, что именно в этот день материалы следствия по Прилуцкому — Сламенцу были выделены в отдельное уголовное дело.
8 сентября старший оперуполномоченный Управления БОПиК по Минску и Минской области докладывал руководству: “В ГУ “НИИФКиС” запрошены сведения о проведенных тендерах и составах тендерных комиссий и вынесено постановление о назначении ревизии отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности НИИФКиС, проведение которой поручено Министерству спорта и туризма”.
И просил продлить срок проверки, указывая причину: “запрашиваемые сведения до настоящего времени НИИФКиС не предоставлены и ревизия не проведена, что исключает принятие законного решения по поступившему материалу”.
В тот же день директору НИИ Бондарю было направлено очередное письмо: “Прошу незамедлительно, а если это невозможно — в течение трех суток (написано жирным шрифтом) предоставить необходимые для раскрытия и пресечения преступления сведения”.
Не дождавшись от Бондаря ответа, а от Минспорта начала ревизии, старший оперуполномоченный сам отправился в НИИ. Но, как следует из материалов дела, предоставленные документы находились в хаотическом порядке и нуждались в систематизации. Договорились, что сотрудник УБОПиК придет за ними 20 сентября. Однако, когда он явился в назначенный день, выяснилось, что накануне бумаги пропали прямо из директорского сейфа! Причем запоры дверей приемной и кабинета директора, как и замок сейфа, не имели повреждений...
Согласно свидетельским показаниям, Бондарь к моменту прихода проверяющего на время покинул институт и вернулся лишь после того, как ему по телефону сообщили о пропаже. И Александр Иванович тотчас написал заявление в милицию, в котором просил привлечь к уголовной ответственности “неустановленное лицо, которое в период с 18 часов 19.09.2006 по 9 часов 20.09.2006 совершило кражу документов тендерной комиссии за период времени с 2004 по 2005 гг.”
Больше не медля, Бондарь наконец отправляет официальный ответ на запрос от 8 числа того же месяца, где от него требовали предоставить сведения незамедлительно (!). Он указывает: “В связи с тем, что в тендерной комиссии журнал регистрации документов и протоколов заседаний за запрашиваемый период времени не велся, предоставить сведения о количестве проведенных тендеров с указанием дат проведения, для какой организации проводились, наименование приобретаемой продукции, дат заключений договоров и их суммы не предоставляется возможным... Кроме того, сообщаем, что при подготовке описи имеющихся документов по тендерам, предоставленных начальником отдела снабжения Сламенцом, было совершено их частичное хищение”.
УВД Центрального района столицы начало проверку по факту хищения. Лицами, заинтересованными в пропаже документов, были названы заместители директора Прилуцкий и Сламенец. Однако впоследствии их причастность не подтвердилась.
Ничего не прояснила и дактилоскопическая экспертиза, хотя один из предоставленных отпечатков (размером 10х14 мм) и был признан экспертом пригодным для идентификации личности, его оставившей. К слову, для сличения ему предоставили лишь три дактилокарты — Бондаря, его помощницы, сидевшей в приемной, и завканцелярией, участвовавшей в систематизации документов. Однако необходимые для рассмотрения зоны на дактилокартах отразились размыто и фрагментарно, о чем и проинформировал эксперт. На том поиск “неустановленного лица” заглох, и в возбуждении уголовного дела было отказано.
Ревизия же Минспорта по деятельности НИИ началась лишь после хищения из директорского сейфа. Григоров словно выжидал...
...О том, что скрывает “дело Бондаря”, какую поддержку директор НИИ нашел в лице нынешнего первого вице-президента НОКа Алексеенко, и о многом другом «Прессбол» еще обещает сообщить.

09:50 17/03/2008




Loading...


загружаются комментарии