Школа растления

В прошлом году руководитель российского Бюро специальных технических мероприятий МВД Борис Мирошников заявил: «Россия не является производителем порнографии с участием несовершеннолетних. Такая продукция экспортируется к нам из–за рубежа». Недавние события показали, что господин Мирошников абсолютно прав: россияне действительно не снимают детское порно у себя.
Они делают это в Беларуси.


Школа растления

На днях наша милиция провела в Минске беспрецедентную операцию по разгрому международной порносети, в которую были вовлечены десятки белорусских подростков. Преступлений такого характера и масштаба в нашей стране еще не было. Журналист «СБ» стал свидетелем задержания организаторов позорного бизнеса.

 

Действие 1. Налет на притон

 

 

То, что на профессиональном сленге спецназа звучит невинно — «войти в адрес», — на деле выглядит пугающе. Особенно для тех, кто в этом «адресе», то есть в квартире, находится. Ощущение, будто на пороге рванула граната: дверь распахивается, словно выбитая взрывной волной, и с той же ударной энергией влетают бойцы в черных масках. Грохот, рев, топот и «Лицом к стене, руки за голову!». Чаще всего в таких ситуациях преступники впадают в ступор, а потом отчаянно матерятся или угрюмо молчат. Мне не однажды доводилось быть очевидцем работы милицейского спецназа, но в этот раз реакция задерживаемых по–настоящему поразила. Один истерично завизжал, другой натурально полез под кровать, а третий по–дамски закрылся ладошками и вздрагивал, лежа на полу кухни. На первый взгляд прямо–таки растревоженные голуби в уютном гнездышке — элитной квартире престижного минского дома. Это если не знать, что все они — лидеры преступной группы, промышлявшей изготовлением и распространением самого отвратительного вида порнографии: гомосексуальных сцен с участием подростков.

 

 

Вот на полу в кухне всхлипывает вербовщик С., поставлявший «актеров» для порносюжетов. Из–под кровати двое спецназовцев извлекли Н., опытного фотографа, крупного знатока студийной съемки, — еще вчера он со вкусом размещал софиты над голыми телами малолетних «артистов». Лицом к стене стоит Б., «руководитель технического отдела», — большой специалист по компьютерам, веб–мастерингу и кодированию информации. Он доводил «продукцию» до потребителей — пользователей платных порноресурсов. А в дальней комнате заикается от страха и никак не может выговорить свою фамилию один из основных организаторов группировки — гражданин России Виталий Мамедов. Этот после окончания фотосессии любил лично «расслабиться» и показать «мужскую удаль» малолетним порнозвездам...

 

 

Что я увидел? Квартира заставлена дорогим оборудованием, вдоль стены сложены специальные экраны, служащие фоном при фотосъемке, стоят коробки со сканерами и прочей техникой, мерцает монитор компьютера, из которого позже будут извлечены тысячи изображений подростков, предающихся «мужской любви».

 

 

Когда спецназ выводит задержанных из квартиры, разъезжаются двери лифта: появляется модный, но очень уж женоподобный хлопчик лет шестнадцати, зачарованно смотрит на своих более взрослых приятелей по сексу, скованных наручниками. Пробует шагнуть обратно...

 

 

— Извини, дружок, сегодня съемки не будет! — басит кто–то из оперативников, и «актер», прибывший на очередную оргию–фотосессию, присоединяется к задержанным... Это один из тех доподлинно установленных 40 мальчишек, ставших постоянными участниками гомосексуальных съемок. Однако, судя по объему изъятой порнопродукции, речь может идти о сотнях белорусских подростков, вовлеченных в грязный бизнес. Потому что изъято более 10.000 фотографий, на которых в самых пикантных позах запечатлено множество молодых людей, еще не получивших повестки к следователю...

 

 

Арестованы все пятеро порнодельцов. Среди них — трое граждан России. О том, почему они избрали съемочной площадкой для производства детской порнографии именно нашу страну, — разговор особый.

 

 

Действие 2. Жгучий привет из Германии

 

 

Эта история начала раскручиваться прошлой осенью, когда наш бывший земляк, а ныне — гражданин Германии С. наткнулся в Интернете на шокировавшую его порногалерею (серию изображений). Анонимный хакер, выложивший фотографии в открытый доступ, хвастал, что сумел «взломать» платный сайт и стащить оттуда эти снимки. Нашего земляка поразили не столько многочисленные сцены подростковых совокуплений, сколько тот факт, что главным героем всех гомосексуальных соитий оказался... его дальний родственник! Мальчик, давно потерявший родителей и являвшийся воспитанником одного из белорусских домов–интернатов. Будто бы специально для немецкого родственника, дабы у того не осталось никаких сомнений, на первой фотографии голый подросток показывал свой раскрытый паспорт: «Добрянцев Андрей, год рождения — 1992–й...»

 

 

В Беларуси этому поверили не сразу: мол, не может быть, чтобы подросток согласился вступить в половую связь со сверстником перед объективами, да еще и предъявил паспорт... Наши дети не такие! Явный фотомонтаж! Но когда не виртуальный, а реальный, живой и ничуть не краснеющий Добрянцев уже откровенничал перед оперативниками, у видавших виды мужиков зашевелились волосы на затылках: такого размаха деятельности порнушников не ожидал никто.

 

 

Надо сказать, что до необычного свидания Добрянцева с зарубежным родственником в Беларуси была зафиксирована единственная попытка поставить на поток производство детской порнографии: в 2004 году милиция пресекла деятельность фотостудии «Нимфа», созданной на деньги белорусской интернет–компании RegPay, занимавшейся размещением порнографии на принадлежавших ей сайтах. Осенью 2006 года двое руководителей RegPay были приговорены в США к 25 годам тюрьмы каждый. С тех пор считалось, что оперативная обстановка в сфере изготовления и распространения детской порнографии на территории нашей страны «существенно не осложнена и стабильна». Поэтому можно представить, каким громом среди ясного неба прозвучало заявление юного порноактера Добрянцева о том, что таких, как он, — не один десяток.

Действие 3. Тонкости вербовки в гомосексуальные «актеры»

 

 

Управление по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД Беларуси провело поистине громадную работу, сумев за короткий срок не только выявить организаторов порнобизнеса, но и установить — до мельчайших деталей — методы их работы.

 

 

Выяснилось, что раньше подбор «актеров» велся случайным образом: подростков искали на вокзалах, автостанциях, возле питейных заведений — то есть там, где шатаются праздные юнцы. Перспектива уйти с промозглой улицы в дорогую уютную квартиру, получить дармовую выпивку и вкусную еду да еще и заработать немалую по детским меркам сумму в 40 — 60 долларов за случку перед камерой оказалась заманчивой для множества мальчишек. Смутились немногие: улица давно отучила их стесняться... Обнаружив, что среди юных бродяг немало детей, оставшихся без попечения родителей, Мамедов понял, что настоящая «золотая жила» — это интернаты и детские дома. Прекратив осторожничать, вербовщики направились прямиком к воротам этих учреждений. К безденежным воспитанникам интернатов подходили на улице и без труда соблазняли легким заработком.

 

 

Но жизнь внесла коррективу — ряды «актеров» рекрутировались не только на улице. Оперативники МВД с удивлением обнаружили среди обширного штата мамедовских порностудий мальчиков из весьма обеспеченных семей. Эти подростки объясняли свое участие в съемках уже не нуждой в куске хлеба, а... некоей модой на такого рода занятия. Дескать, пока одноклассники тупо играют на компьютере в детские игры, я уже снимаюсь во «взрослых» сюжетах в престижной роли «порнозвезды»...

 

 

А это вызывает у сверстников зависть и желание приобщиться. Это даже модно! Да и впрямь — порнозвезда Чиччолина стала же всеевропейской знаменитостью. Чем мы хуже? Тем более что мальчики все ухоженные, красивые, с гормонами все в порядке...

 

 

Тут, конечно, впору разразиться гневным моралите о временах и нравах, да язык не поворачивается: к чему поражаться растлению детей, если сегодня певцы и певицы, знаменитые люди, без стеснения рассказывают, что готовы петь где угодно, даже в мужской бане — лишь бы платили...

 

 

Действие 4. «Отчего ж не воровать, если некому унять?..»

 

 

Сейчас, в начале следствия, сложно с абсолютной уверенностью говорить о финансовых схемах группировки, однако можно предположить, что порядок извлечения прибыли не изменился со времен недоброй памяти компании RegPay. Порнографические изображения размещались на платных сайтах, за доступ к которым посетители рассчитывались электронными платежными средствами. Деньги переводились в банки на территории нескольких государств, недаром Мамедов без устали мотался между Москвой, Минском и Киевом для расчетов с подельниками. К слову, предположение, что аналогичная порносеть создана и в украинской столице, проверяется сейчас МВД Украины.

 

 

Судя хотя бы по косвенным признакам — новейшие джипы, престижные квартиры, регулярные авиаперелеты, баснословно дорогая фото– и компьютерная техника, аренда квартир под порностудии в элитных домах, — доходы группировки были немалыми. Предполагается, что только выявленные сайты с детской порнографией приносили их создателям 15 — 20 тысяч долларов в неделю.

 

 

До весны 2008–го мы были убеждены, что производство детской порнографии — печальный удел стран «третьего мира». Это где–то там, в нищей Юго–Восточной Азии, дети вынуждены подрабатывать порносъемками, чтобы не умереть с голоду. А в наших сытых государствах, мол, могут быть лишь распространители этой продукции — специалисты по компьютерным технологиям. Они, дескать, «скачивают» порнографию с неведомых сетевых страниц, записывают на диски, которые продают из–под полы в подземных переходах.

 

 

Реальность же, как видим, повернулась к нам нехорошим местом, на котором крупно написано: «Время самоуспокоения миновало». Детскую порнографию снимают в Беларуси. Да, милиция, как и в этом случае, не пожалеет сил, чтобы новые растлители малолетних оказались на скамье подсудимых. Но порнографы будут появляться у нас до тех пор, пока существует причина, по которой Мамедов и компания выбрали Беларусь в качестве съемочного павильона. Эта причина ясно видна в белорусском Уголовном кодексе: «Изготовление либо хранение с целью распространения порнографических материалов... содержащих изображения несовершеннолетних... наказывается лишением свободы на срок от одного года до трех лет». Те же действия, совершенные организованной группой, — на срок до четырех лет. Это наказание, далеко не суровое, появилось в нашем кодексе совсем недавно — до 2005 года закон предусматривал лишь административную ответственность...

 

 

Теперь сравним с российским Уголовным кодексом, где в 242–й статье прямо сказано: «Привлечение заведомо несовершеннолетних в качестве исполнителей для участия в зрелищных мероприятиях порнографического характера... наказывается лишением свободы на срок до шести лет. Те же деяния, совершенные... группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, наказываются лишением свободы на срок от трех до восьми лет». Уголовный суд Германии недавно поднял верхнюю планку наказания за подобные преступления до 15 лет лишения свободы. По канадским законам преступлением считается не только производство, передача или публикация в сети детской порнографии, но и ее просмотр. Более того, в Канаде поиск детской порнографии в Интернете становится уголовно наказуемым деянием, даже если обвиняемый ничего не нашел. Срок наказания — до 10 лет. Насчет США я уже говорил — там можно и четверть века провести за решеткой... Очевидно, мамедовцы не исключали, что рано или поздно им придется нести ответственность, и выбрали полем деятельности страну с наиболее либеральным законодательством... На одном из первых допросов Мамедов, обладатель ярко выраженной южной внешности и редкий наглец, сам это подтвердил: «Почему организовали съемки в Беларуси? Спокойная у вас страна, добрые люди, мягкие законы... Не то что в Москве, где на каждом шагу меня дергают из–за какой–то там регистрации...»

 

 

Во время разгрома «студии» Мамедова управлением по наркоконтролю и противодействию торговле людьми руководил полковник Олег Пекарский, недавно назначенный начальником ГУБОП МВД. Он считает, что в лице пришлых порнодельцов белорусское общество столкнулось с новой серьезной угрозой:

 

 

— Наркотики, алкоголь, вовлечение в проституцию — с этими бедами, подстерегающими молодое поколение, мы научились справляться. Теперь же и милиции, и общественности следует задуматься о формах противодействия новому наглому вызову преступников.

 

 

Хотя с моей точки зрения (пришлось мне кое–что просмотреть из непристойных «вещдоков»), похотливые, жадные детишки тоже, доложу вам, еще те фрукты! Нечего добавить...

 

 

Фамилии фигурантов уголовного дела изменены в интересах следствия. Хотя дело, разумеется, не в фамилиях, а в гнусных деяниях их носителей...

 

 

Информация к размышлению

 

 

Цинизм Мамедова и компании, их уверенность в безнаказанности действительно поражают: каждую порногалерею с участием очередного подростка предварял снимок, на котором мальчишка показывал паспорт гражданина Беларуси. Это была своего рода гарантия «качества товара»: подтверждение того, что участник съемки — действительно несовершеннолетний, а не похожий на подростка взрослый мужчина. За юный возраст порномоделей зарубежные любители скабрезных сцен готовы были платить по особому тарифу... Говорят, что за владение месячным «абонементом» любители «клубнички» выкладывали бешеные деньги.

 

 

Размышление к информации

 

 

Надо отметить, что порнодельцы оказались тонкими знатоками подростковой психологии. Они предвидели, что редкий мальчишка, наученный горьким уличным опытом, поверит взрослому человеку, поэтому вербовкой занимались в основном ровесники будущих «порнозвезд». Более того, организаторы взяли на вооружение главный прием сетевого маркетинга — выплату вознаграждения за привлечение новичков. Так что большинство снимавшихся в порносценах подростков, будучи жертвами растлителей, становились и их соучастниками: за каждого приведенного с улицы пацана юный вербовщик получал по 10 — 20 долларов.

 

Информация к размышлению

 

 

 

В прошлом году в Минске был арестован человек, снимавший порнуху со взрослыми белорусскими девушками для западных журналов. Сначала он находился в следственном изоляторе, а после приговора — гуляй, Вася! В его действиях «не усмотрено» особо опасного деяния, он был освобожден из–под стражи прямо в зале заседаний. Такой закон... На мой взгляд, подобное цацканье с производителями порнографии привело к тому, что сегодня мы имеем уже масштабный порнобизнес с участием подростков. Что будет завтра? Пятилетние «порнозвезды»? И захватывающие гомосексуальные сериалы? Тут поневоле начнешь с уважением посматривать на «ханжей», которые душой и телом не приемлют такую молодежную «субкультуру»...

 

 

Комментарий в тему

 

 

Исполняющий обязанности начальника управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми полковник Сергей КОЛТУН:

 

 

— С целью предупреждения этого вида преступлений МВД в 2007 году инициировало внесение в Уголовный кодекс самостоятельной статьи, предусматривающей ответственность за вовлечение и использование несовершеннолетнего в порнографии. Максимальная мера наказания по новой статье — до 12 лет лишения свободы, вместо существующих сейчас четырех. Дело за законодателями. Думаю, после внесения в УК этих изменений порнодельцы вряд ли будут чувствовать себя вольготно в нашей стране.

 

 

 

 

07:48 20/03/2008




Loading...


загружаются комментарии