Кому жмут коньки? Мнение Игоря Железовского

В 1994 году в Лиллехаммере Игорь Железовский завоевал первую в истории независимой Беларуси олимпийскую медаль, открыв тем самым новую страницу в истории белорусской школы конькобежного спорта. Истории, в которой с тех пор было еще немало приятных дней. Большинство из них связаны с именем чемпионки и неоднократного призера чемпионатов мира Анжелики Котюги. Однако вот уже второй сезон знаменитая белорусская конькобежка за борьбой бывших соперниц наблюдает с капитанского мостика национальной сборной. Сборной, члены которой тщетно пытаются пробиться сквозь плотные ряды конкурентов. «Нынешнему составу это вряд ли по силам, а нового поколения спортсменов мы... можем и не дождаться». — В свое время мастер спорта международного класса Виктор Спириденко остановился в шаге от заветной цели любого спортсмена — Олимпийских игр, а на днях появился с кипой расчетов, таблиц и попросил слова...


— Последние 4 года я занимался анализом ситуации в конькобежном спорте и причин неудач белорусских спортсменов. Результаты, к которым я пришел, просто поражают! Однако и главный тренер сборной — Анжелика Котюга, и гостренер Ольга Купченя, которым я показал свои работы, оставили их без внимания. У меня вообще складывается впечатление, что сегодня все в первую очередь ищут, как бы съездить на сбор за границу, и спортивный результат мало кого волнует. За него никто не отвечает, потому что, в принципе, спрашивать не с кого.


Давайте вспомним, как росли конькобежцы во времена СССР. Тренеры в детской спортивной школе готовили юных спортсменов, которые попадали в сборную республики. Потом самых лучших передавали в сборную СССР и дальше выводили на международный уровень. Поэтому после распада Союза в Беларуси сложилась непростая ситуация: при достаточном количестве детских тренеров в стране не оказалось тех, кто мог бы грамотно готовить конькобежцев международного класса. Сегодня их тоже считанные единицы вроде Николая Гапеенко, но их опыт, похоже, никому не нужен и эти люди вынуждены работать не по своему профилю — с детьми...


Да, у нас была Котюга. Но вспомните, в каком возрасте она проявила себя? После 25 лет! До этого она не показывала ни–че–го! Откуда у нее внезапно прорезался талант, я сказать не берусь. Зато я точно знаю, скольких ребят и девчат уже к 22–летнему возрасту у нас списали как бесперспективных! Я насчитал 15 человек (хотя наверняка их больше). Недавно к этому списку добавился и 16–й: из состава сборной был выведен Алексей Хатылев. Тот самый Хатылев, обладатель двух действующих национальных рекордов (на 500 метров и в сумме спринтерского многоборья), который в юниорские годы бежал в одни ноги с Энрико Фабрисом — обладателем двух золотых и бронзовой наград минувшей Олимпиады! Фактически списан и Игорь Маковецкий, в свое время подававший как минимум не меньшие надежды, чем победитель и призер Турина–2006 Шанни Дэвис...


Почему же люди теряются именно в этом возрасте? Все просто. В мировой практике нет прецедентов, когда спортсмен–спринтер переходил в многоборье. Технология проста и обкатана многими поколениями чемпионов: сначала конькобежцы бегают средние и длинные дистанции, а потом, если есть расположенность, переходят в спринт. У нас же все построено с точностью до наоборот! Тренеры привыкли работать со спринтерами и пытаются подогнать всех молодых спортсменов под эту дисциплину, в то время как Дэвис, Фабрис и прочие будущие чемпионы спокойно готовили свои «тысячи» и «полуторки». Дело в том, что бегать короткие дистанции дано далеко не каждому. Да и те, кто потенциально может делать это, должны созреть, в них нужно вложить огромное количество грамотной работы. Работы, которая в настоящее время в Беларуси не ведется ни на одном из этапов подготовки!


Печальных примеров хватает. Вот Виталий Михайлов, занявший третье место на чемпионате мира среди юниоров в беге на 5 тысяч метров. Человек — прирожденный стайер! Тем не менее на протяжении вот уже двух сезонов его всеми силами толкают на короткие дистанции, где он никогда не сможет раскрыть своего потенциала и, вероятнее всего, в скором времени приобщится к числу «потерь». Или вот юниорская команда, в 2006 году занявшая 5–е место на чемпионате мира. Да, индивидуально они не показали серьезных секунд, но общий результат был! Я тогда, помню, подошел к Виктору Сапоненко — нынешнему тренеру РЦОП — и сказал: «Не разделяй их — тащи команду!» И он вроде бы поддержал меня. Нет — стали лепить спринт. Почему, спрашивается, если ребята даже по своему складу больше подходят для стайерских дистанций? Нет личных результатов? Но — вот вам таблица — Фабрис в таком возрасте также занимал места в третьем десятке! Но его смогли вывести на мировой уровень, а мы теряем одного спортсмена за другим!


Есть и еще одна проблема, поставившая под вопрос само дальнейшее развитие белорусских коньков. В прежние годы в республике существовала отлаженная система отбора талантливой молодежи. Спортсмены участвовали в республиканских стартах, и победа на чемпионате страны гарантировала попадание на чемпионат мира. С приходом нового руководства сборной спортивный принцип комплектования состава был фактически упразднен. В команду отбирались в основном воспитанники минских тренеров, в то время как объективно сильнейшие школы сейчас находятся в Могилеве и Витебске. В этом году наши молодые спортсмены и вовсе не выступили ни на одних серьезных международных соревнованиях, включая юниорский чемпионат мира. Мы потеряли квоту и на турнире «Викинг рэйс», в котором традиционно участвовали лучшие спортсмены в возрасте от 12 до 17 лет (практически вся наша национальная команда в свое время прошла через этот турнир!), и вернуть ее — очень непростая задача. Последствия этого удара по детскому спорту, уверен, будут аукаться еще долго... В то время как чешку Мартину Сабликову, прежде чем она стала самой юной в истории чемпионкой Европы по конькобежному спорту в многоборье, с 15 лет возили по чемпионатам, в которых она занимала места в четвертом–пятом десятке! И ни у кого не повернулся язык назвать ее бесперспективной! Почему же мы так легко разбрасываемся талантами?


Я сегодня не призываю разрушить существующую систему. Тем более что в стране существует вполне конкурентоспособная школа спринта, которая после ввода в строй конькобежного овала «Минск–Арены» сможет выйти на качественно новый уровень. Но внести в нее определенные коррективы, выделить группу, которая готовилась бы к юниорскому чемпионату мира по программе многоборья, — жизненно необходимо! Если же ничего не предпринимать, то вместо ожидавшегося прогресса мы получим серьезнейший кризис белорусской конькобежной школы! Кризис, преодолеть который будет крайне сложно...
07:47 24/03/2008




Loading...


загружаются комментарии