Испанцы были в шоке

К неожиданному результату привела попытка испанских тележурналистов снять 27 марта в Беларуси сюжет для телепрограммы «Три желания» местного телевидения. Вместо рассказа о долгожданной встрече 14-летней Оли Жданович с семьей Эреро-Лопес, принимавшей девочку у себя дома в Испании на протяжении пяти лет, испанские телезрители увидят печальный телесюжет.

Испанцы были в шоке

За два часа до появления в Беларуси Елены Эреро-Лопес и группы испанских тележурналистов Олю Жданович, по словам ее опекунши Валентины, с милиционерами отвезли в социально-педагогический центр Минского района в Боровлянах. Испанским гостям в категорической форме отказали во встрече с Олей, а привезенные девочке подарки предложили передать в Минский райисполком - якобы гуманитарная помощь нуждается в проверке. Съемочной группе не оставалось ничего иного, как снять исключительно драматический сюжет о произошедшем. О том, что увидят испанские телезрители, корреспондент «БелГазеты» выясняла у участников недавних событий.

 

По словам сотрудника одного из ведущих органов госуправления Беларуси Владислава Макарова, встречавшего тележурналистов по просьбе своих друзей из Испании, поначалу «готовился визит Оли в Испанию - девочку пригласили на съемки телепрограммы о встрече с испанской семьей, у которой девочка гостила несколько раз. Уже были забронированы билеты на самолет и гостиница, но опекунша Валентина, по рассказам испанцев, вела себя на собеседовании неадекватно: визу ни ей, ни Оле не дали».

 

Журналисты решили прилететь в Минск для съемок телесюжета. В назначенный день, 26 марта, Макаров встретил группу в аэропорту. Но радостная встреча не состоялась: позвонила Валентина и сообщила, что девочку увезли в приют, а ее, Валентину, неожиданно лишили опекунских прав.

 

«Валентина не пустила к себе в квартиру, - вступает в разговор Катерина Соколова,сопровождавшая группу в качестве переводчика.- Рыдая, она сообщила, что пускать делегацию в дом ей запретил ЖЭС, выделивший женщине служебную квартиру, когда та устроилась на работу дворником. Иначе она может лишиться жилья».

 

Олю поместили в социально-педагогический центр в Боровлянах. Вскоре туда приехали испанские гости. «Детский дом был как вымерший, - продолжает Катерина. -Нас встретили директор центра и чиновник из Министерства образования. Последний повел себя очень некрасиво. Сначала заявил, что руководствуется интересами ребенка, а потом, когда мы попросили о встрече с девочкой даже при выключенной телекамере, ответил отказом. По словам директора центра, девочка находилась на карантине, у нее психологический стресс из-за смены условий жизни, в течение двух недель видеться с ней никто не будет. И вообще, Оля, мол, на экскурсии».

 

СПРАВКА. Скандал вокруг Вики Мороз из Вилейской специальной общеобразовательной школы-интерната для детей с тяжелыми нарушениями речи разгорелся 8 сентября 2006г. в итальянском курортном городе Коголето под Генуей. Семья Алессандро Джусто и Кьяры Борначин, в которой девочка гостила на летних каникулах с 2003г., отказалась отпускать девочку в Беларусь, мотивируя это тем, что Вика жаловалась на насилие в интернате. Доктор Коголето засвидетельствовал факт побоев и насилия, а местный суд, куда обратились супруги, предоставил право оставить Вику до конца октября. Когда ее не привезли в аэропорт, откуда белорусские дети улетали на родину, вспыхнул скандал на уровне МИДов обеих стран. Белорусская сторона приостановила программу оздоровления белорусских детей в Италии и тоже обратилась в суд. Итальянский суд постановил вернуть Вику в Беларусь. Но Алессандро и Кьяра исчезли вместе с девочкой. В течение 20 дней ребенка прятали в монастыре на севере Италии. 27 сентября итальянская полиция нашла Вику, а 30 сентября ее доставили специальным авиарейсом в Минск. Через месяц девочку отдали в семью Елены и Сергея Василевских, где уже воспитывался старший брат Вики. Семья Джусто-Борначин отсылала в Беларусь ходатайства об удочерении девочки, но Вику объявили «не подлежащей международному усыновлению» как интегрированную в семью своих соотечественников. Комментируя ситуацию вокруг Вики Мороз, президент Беларуси заявил, что отныне процесс оздоровления детей за границей «будет находиться под железным контролем».

 

На следующий день директор отказалась взять от испанцев подарки для Оли, предложив «отвезти их в исполком Минского района - сотрудники сами передадут игрушки в центр. Мы согласились, попросив передать девочке только письмо от испанки с вложенными в него фотографиями. Директор их взяла, но неизвестно, выполнила ли обещанное».

 

По отзывам Владислава Макарова, «испанцы были в шоке. Они боялись, как бы чего не вышло, опасались, что им не дадут уехать домой. Перепуганы были до смерти этой ситуацией, которую создали наши чиновники. Ведь известен же случай с Викой Мороз».

 

Пытаясь разобраться в обстоятельствах произошедшего, испанские гости поражались не только реакции белорусской стороны, но и условиям проживания семьи Валентины.«Тому, как жила Оля, можно посвятить отдельный сюжет, - вздыхает Макаров. - По словам испанцев, девочка, как Золушка, убирала за всеми, Валентина забирала у нее испанские подарки. Оля спала на одном диване с мальчиком и, по информации испанской стороны, якобы страдала эпилепсией. Не удивительно, что Валентину лишили прав специально перед приездом испанской группы, чтобы всего этого журналисты не увидели».

 

«Она 10 лет жила в таких условиях, - продолжает Макаров, - а тут за два часа до прилета группы ребенка забрали в распределитель. Это не совпадение. Как видно, Оля рассказала в школе об испанцах, а учителя позвонили в органы опеки. Почему раньше условия жизни Оли никого не интересовали?»

 

Как и Вика Мороз, Оля может лишиться зарубежных поездок. Планировалось, что летом девочка в составе небольшой группы вновь поедет в Испанию, но о будущем сегодня не говорят.

 

«Ограниченность чиновников поражает, - резюмирует Макаров. -Из-за нее испанцы сняли на камеру только негатив, который и планируют показать телезрителям своей страны. Намереваясь рассказать о теплой встрече, они были вынуждены сделать сюжет, как девочку вырвали из дома, не дав одеться и собрать вещи».

 

«ОНИ ОЛЕ СОТОВЫЙ ТЕЛЕФОН ОБЕЩАЛИ ПОДАРИТЬ, А ЕГО НЕ БЫЛО…»

 

По просьбе «БелГазеты» ситуацию вокруг Оли Жданович прокомментировала ее опекунша Валентина.

 

- Оля - моя троюродная сестра. Ее мать бросила семью, отец умер, после чего я сразу взяла девочку к себе. В разное время мы жили на Олиной жилплощади в Новоселье, четыре года снимали квартиру в Минске, в «колясочную» переехали полгода назад. Органы опеки все это знали. Когда я устроилась на работу в ЖЭС, мне обещали через пять лет дать жилье, но затем порядок изменился: можно только строить. Вызов на строительство нам уже пришел. У меня три сына - Денис, Валера и Илья, старшему скоро будет 15. Да, дети спали на одном диване, но мы же одна семья. К тому же где нам было спать в семи метрах? Игрушки у Оли мы не забирали, все лежат в пакете. Да и что там за игрушки? Тапочки и часы, все могу вам показать. А на деньги, которые потратила, надеясь сделать нам с Олей визу, - 60 евро и Br200 тыс. за апостиль, - могла своим детям лучшие подарки купить. И стол неслабый приготовила, чтобы встретить гостей. Испанцы пусть не обижаются, но они Оле сотовый телефон обещали подарить, а его не было.

 

Олю забрали, услышав рассказ об испанцах. Все организовали за два дня. 25 марта прибежала комиссия, а 26-го насильно забрали под руки и увезли. А мне дали документ, что я больше не опекун. Вот и все. Журналисты через два часа должны были прилететь.

 

Мне девочку уже не отдадут. Пытаемся оформить опекунство на мою мать. Не отдадут матери - пойдет в интернат. А ведь испанцы говорили, что хотят помочь нашей семье, оздоравливать Олю в Испании, дать высшее образование. Она пять лет в Испанию ездила, и вот так получилось. А все из-за видеокамеры, которая была у испанцев. Я-то думала, они будут любительские съемки делать, а тут пошли в интернат. А может, это из-за здоровья: у Оли три года назад случился судорожный синдром на физкультуре, был припадок, и ей закрыли выезд за границу».

 

P.S. Все, что осталось от испанских гостей, - горькие воспоминания, письмо и несколько фотографий, переданных Оле. Пытаясь прояснить их судьбу, корреспондент «БелГазеты» дозвонилась до директора социально-педагогического центра Минского района Аллы Старостенко. Скрупулезно записав имя корреспондента «БелГазеты», она отказалась ответить на этот вопрос.

 

21:27 09/04/2008









Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
Loading...


загружаются комментарии