Раненый боец атакует школу

Со дня на день будет подписан президентский декрет о реформе школы.

Раненый боец атакует школу

Выпускники, которые в субботу под проливным дождем отпраздновали свой последний звонок, еще не понимают, насколько искренне им улыбнулась Фортуна, потому что уберегла их от второго школьного эксперимента.

Вообще, удивительно, какое количество людей имеют то или иное отношение к школе. Страна гудит, как растревоженный улей. Как выясняется, практически в каждой семье есть либо ученики, либо учителя. И, конечно, все возмущены, потому что соцсоревнование с лозунгом «Освоим два учебных года за один!», в которое государство втягивает школу, коснется почти каждого.

С чего начались разговоры о необходимости реформы? Со знаменитого президентского совещания, на котором губернатор Брестской области Константин Сумар и президент Беларуси Александр Лукашенко выясняли, почему «раненый боец» пишется с одним «н», а «раненный в голову боец» – с двумя. Мне было смешно наблюдать за этим, поскольку лично мой ученик восьмого класса приводил те же аргументы, что и высокие государственные мужи. Я обозвала сына «неучем», а через пару дней такие же, только великовозрастные и статусные неучи вылезли на экраны телевизоров. И заявили, что в школе дают много ненужных знаний, что учиться 12 лет – это очень долго, и что освоить два учебных года за один не составит никакого труда. Кто бы спорил: если не учить даже простейших правил, убивая время на уроках футбола, то, безусловно, никаких сложностей нет. И тут уже все едино – что раненый боец, что раненный в голову; что стихи Василя Быкова, что проза Франциска Скорины из Петербурга... У нас ведь есть дипломаты, которые не знают ни одного иностранного языка. У нас даже президент есть, который родной язык не освоил. Действительно, зачем эта школа с ее «ненужными знаниями», например, об основах мировой художественной культуры?.. Некоторым для жизни понадобились только четыре математических знака – сложение, вычитание, деление и умножение. И они искренне не понимают, почему их намерением упростить и сократить школьную жизнь возмущены все остальные.
Я тоже возмущена и объясняю почему.

Простейшая логика подсказывает, что делать выводы об итогах эксперимента можно только после того, как этот эксперимент завершен. Еще ни один ученик не вышел из школы, пройдя 12-летнее обучение. Чего ж зашевелились те, чьи внуки и внучки только-только пошли в школу? Они, наконец, увидели, что программа очень сложная? Давайте менять программу. Только оптимизировать и усовершенствовать ее, оценивая все из министерских и правительственных кабинетов, невозможно. В стране тысячи опытных учителей, которые лучше, чем кто бы то ни было расскажет вам и про отвратительные учебники, и про надуманные темы, и про неоправданно сложные, иногда – просто нерешаемые задания, которые предлагаются во время тестов.Спросите их. Посвятите этому год, еще год – написанию нормальных учебников, там, где это надо. И уж потом, как я понимаю, можно выступать с какими-то предложениями о реформе. Куда сегодня толкают школу? К работе без нормальных учебников по ускоренному курсу? К увольнению тысяч учителей, которые становятся лишними? К тому, что на вступительной кампании в вузы сойдутся сразу два школьных выпуска? А остальные будут мчаться к финишу, перескакивая через темы. Такое ощущение, что раненый боец очнулся и ринулся в атаку. Даже не понимая, что он ранен в голову.

 

08:44 26/05/2008




Loading...


загружаются комментарии