«Сейчас очень многие хотят дружить с Виктором Лукашенко…»

В последнее время старший сын А.Лукашенко Виктор стал довольно часто появляться на публике.


«Сейчас очень многие хотят дружить с Виктором Лукашенко…»

Например, в конце мая Белорусское телевидение показывало фильм, посвященный годовщине создания Отдельной службы активных мероприятий пограничных войск (ОСАМ). И вроде бы фильм был про ОСАМ, и в кадре появлялись и председатель погранвойск -- бывший начальник ОСАМа Игорь Рачковский и нынешний командир спецслужбы Алексей Кадацкий, но все равно сложилось впечатление, что кино посвящено именно Виктору Лукашенко. Виктор Александрович, немного смущаясь, рассказывал о своей нелегкой службе. А голос за кадром на разный манер твердил: мол, далеко не каждый отец отдаст своего сына в пограничный спецназ, а дети главы белорусского государства служили именно здесь. При этом стоит отметить, что средний сын Лукашенко Дмитрий, который тоже служил в погранвойсках, в кадре вообще не маячил…

Совсем недавно Виктор Лукашенко с супругой Лилией появился в столичном Доме кино на премьере фильма «На спине у черного кота», где сыграла его дочь. Он, как и Александр Григорьевич, вошел в кинозал через черный ход.

Виктор не прятался от фото- и телекамер, а фоторепортерам никто не указывал, с какой стороны его запрещено снимать, а с какой - нет. Словом, если бы не два телохранителя, можно было бы сказать, что держался Виктор Лукашенко на публике довольно демократично.

В свите чиновников, прибывших на кинопремьеру, был замечен даже помощник президента Владимир Макей, который вообще довольно редко появляется на публике. В народе говорят, что Макей недавно женился на актрисе Вере Поляковой, которая вела вечер (кстати, сама Полякова избегает разговоров с журналистами о своем супруге). Может, Макей действительно пришел полюбоваться на жену. А может, и нет…


Макей сидел вместе с Владимиром Заметалиным за спиной у Лукашенко. Какую роль сегодня играет помощник президента по национальной безопасности Виктор Лукашенко в современной белорусской политике? Может ли он сменить отца на посту президента Беларуси? И как относится Виктор к своему младшему брату Николаю, с которым глава государства теперь часто появляется на публике?

Об этом «Белорусский партизан» рассуждает вместе с лидером Объединенной гражданской партии Анатолием Лебедько.

- Похоже, прошли те времена, когда Виктор Шейман, которого подозревают в организации устранений Захаренко, Гончара, Красовского и Завадского, влиял на расположение людей у президентского трона, - высказывает свое мнение Анатолий Лебедько. - Подросли «птенцы», им стало тесно в гнездышке и развернулась жестокая конкуренция за то, чтобы сидеть на жердочке повыше. Не секрет, что клан Виктора Шеймана постепенно теряет свое влияние, а Лукашенко-младший формирует команду под себя. В эту команду стремятся попасть люди не только молодые по возрасту, а также обиженные или обделенные, но и достаточно возрастные политики, у которых по тем или иным причинам не сложились отношения с тем же Виктором Шейманом. Таким образом, отросток от власти, который именуется «кланом Лукашенко-младшего», увеличивается.
Сейчас очень многие хотят дружить с Виктором Лукашенко. И тема «преемника» вновь становится довольно актуальной. И появление таких персон, как Владимир Макей, на премьере совершенно рядового фильма, на мой взгляд, совсем не случайно.

- Вы говорите про «преемника». Но ведь Лукашенко уже несколько раз повторил, что будет готовить в преемники самого младшего сына Николая, с которым он в последнее время часто появляется на публике. Как думаете, Виктор может ревновать отца, который в одном из своих интервью заявил, что его старший сын еще не дорос до большой власти?

- На мой взгляд, Александр Лукашенко до безумия любит только одну вещь -- власть. И он будет входить в конфликт со всеми теми, кто будет прямо или косвенно восприниматься как преемник. Даже если это родные дети. Николай Александрович назван в качестве официального преемника не потому, что он перспективнее или талантливее Виктора. Просто у него еще такой возраст, который позволяет Александру Григорьевичу долгое время сохранять царствие на престоле. И в силу этих причин Николай может быть гораздо приятнее отцу, чем Виктор. Но многочисленные публикации и разговоры могли разогреть Виктора, разбудить его амбиции. Лично мне вспоминается эпизод на телеканале НТВ, когда два старших сына Лукашенко – Виктор и Дмитрий, будучи еще совсем молодыми, давали интервью. И на вопрос: «Вы смогли бы занять место отца?» Дима, застеснявшись, сказал «Нет». А Витя ответил: «А почему бы и нет?».
Так что я не исключаю, что Виктор Лукашенко, который получил генетический код от своего отца, будет проявлять настойчивый интерес к власти. Он будет пытаться доказать отцу, что уже «созрел».
Сегодня есть достаточно много людей, которые хотели бы инвестировать в Виктора Лукашенко. Они вводят ему в уши, что он самый лучший пограничник всей страны, что у него самая обаятельная жена, самые красивые и талантливые дети. Эти, если хотите, прицел на будущее: люди пытаются просчитать ситуацию и заглянуть в эру, которая начнется после Александра Лукашенко.

- А Вам не кажется, что Виктор Лукашенко в силу некоторых своих качеств может оказаться пешкой в чьей-то умелой игре? Например, в руках президентских помощников, одного из которых за глаза называют «серым кардиналом»?

- Почему нет? И дело не в том, что Виктор не анализирует ситуацию. Просто повышенное внимание, лесть, подобострастие кружит голову всем без исключения. А у Виктора амбициозность, самовлюбленность. И если кто-то будет это разумно использовать, то, возможно, добьется результатов.
Я знаю людей, которые не являются сторонниками нынешнего режима, выступают против диктатуры, но которые считают Виктора Лукашенко «интересным проектом».

- То есть эти люди готовы поддержать и принять Виктора Лукашенко?

- У них есть мотивация рискнуть изменить ситуацию в стране через элемент дворцового переворота и одного Лукашенко поменять на другого -- в ожидании, что так будет лучше и для них самих, и для страны.

- Тогда может случиться как у классика: «Я тебя породил, я тебя и убью»…

- Виктор может вцепиться в эту власть. К тому же, в разных кругах циркулирует информация о том, что между Виктором и его отцом пробежала черная кошка. Например, я живу недалеко от Александра Григорьевича – можно сказать, что мы соседи по даче. Несколько раз я видел машину, которая выезжает из дома, где живет Виктор, и едет в сторону президентской резиденции «Дрозды». И за рулем не Виктор, который хочет навестить папу, а его жена. Может, это и случайность, но, повторяю, ходят слухи, что отец и сын не особо ладят друг с другом. У меня ощущение, что тема преемника заставляет Александра Григорьевича нервничать. Он же по-прежнему считает себя самым молодым, самым сильным, самым энергичным и единственным, кто может нести в своих руках хрупкий сосуд под названием Беларусь. У всех остальных, по его мнению, руки не такие крепкие.


- Александр Лукашенко часто бросает упреки в адрес оппозиции: мол, создают кланы, тащат своих детей в политику. Вы тоже пытались протащить своего сына в депутаты. Интересно, если бы были на месте Лукашенко, тоже дали бы своему сыну высокий пост?

- У моего сына нет никакой тяги к политике. И в общем-то, в депутаты пытался загнать его я, используя административный ресурс и некоторую обозленность, что меня внаглую не зарегистрировали. Для меня было важно, чтобы в бюллетене стояла фамилия Лебедько. Вся моя политическая жизнь происходит на глазах сына, и его, видимо, мой пример не очень-то и вдохновляет. Он не хочет связывать свою жизнь с политикой.
Я против династий в политике. Конечно, если Виктор Лукашенко наделен даром политика от Бога, если у него есть к этому способности, талант - пожалуйста. Но я против того, чтобы ему (и детям других высоких чиновников) создавали искусственные, «тепличные» условия. Ведь далеко не каждый молодой человек в 30 лет сможет занять ключевую должность помощника президента по национальной безопасности. И далеко не каждого, кто служил в ОСАМе, показывают в кино по Белорусскому телевидению. Меня это коробит, потому что территориально мы находимся в Европе, а по сути нам пытаются навязать худшие азиатские обычаи и традиции…

- Вы бы с кем охотнее сели за стол переговоров - с Виктором или Александром Лукашенко?

- Как политик я готов садиться за стол переговоров практически с каждым, если на кон поставлена чья-то свобода – Козулина, Кима, Парсюкевича, свобода слова, соблюдение прав человека. Можно садиться за стол переговоров, даже не подавая друг другу руки.
- Виктор занимает не самый последний пост во власти. ОГП не пыталась через него решать какие-то вопросы? Может, стоит его проверить, скажем так, на демократичность?

- Достаточно оригинальная идея, надо попробовать. Тем более что в ряде стран помощник президента по национальной безопасности – это вообще ключевая фигура. Это куратор всех силовых структур. И в этом смысле Вы правы – Виктор действительно сидит в своем кабинете, никто и никогда из нас не проверял его на какую-то самостоятельность, не интересовался, насколько он комфортно и свободно чувствует себя в этой должности. Кто знает, может быть, ему на самом деле не хватает внимания, общения с теми, кто находится не у кормушки, поэтому он и стал часто мелькать на публике?

 

 

 


 

12:20 15/06/2008




Loading...


загружаются комментарии