Белорусские шляхтичи носили слуцкие пояса по ошибке

Подпоясанные широким поясом, они напоминали басурман. Чем, впрочем, очень гордились…


Белорусские шляхтичи носили слуцкие пояса по ошибке

Что мы знаем о слуцких поясах? Во-первых, слуцкие пояса - это наше все. Во-вторых, в Беларуси их практически нет. И в-третьих, что Богданович ошибся в своем знаменитом стихотворении: ткали пояса только мужчины.

- Ну, ошибся не только Богданович, но и сами шляхтичи, когда стали носить эти пояса, - уверена сотрудница Национального художественного музея Ирина СКВОРЦОВА, несколько лет назад защитившая диссертацию об этих уникальных произведения.
Оказывается, пояс да и сам шляхетский костюм пришел на наши земли с Востока. Просто с конца XVI века, когда начала существовать Речь Посполитая, аристократы увлеклись своими родословными. И зачастую строили их на мифах. Самой яркой была легенда о том, что шляхта произошла от древних сарматских племен, завоевавших в незапамятные времена белорусские и польские земли. Представители шляхты искренне верили в то, что они потомки тех славных завоевателей. А в представлении тогдашней аристократии истинный сарматский костюм должен быть похож на восточный, который не мыслим без широкого и длинного пояса.
Но именно такой вере белорусских аристократов в придуманную ими сказку мы обязаны тем, что сегодня Беларусь знаменита на весь мир именно поясами. Вряд ли еще найдется такой пример, когда в принципе утилитарная вещь, часть одежды, ценится не меньше, а порой и больше, чем живопись, скульптура, иконопись…
Станки вывозили контрабандой

На земли Речи Посполитой пояса привозили с Востока - Персии, Османской империи, Китая. Турки, вернее турецкие армяне-христиане, стали производить пояса специально под вкусы польской шляхты. Просто на Востоке пояса закручивали в жгут, а в Речи Посполитой их любили складывать по длине и аккуратно выкладывать вокруг талии.
Идея производить пояса у себя (чем не импортозамещение?) родилась в начале XVIII века. Так на белорусских землях возникает мануфактура-персиярня в Несвиже. Позже князь Михаил Казимир Радзивилл Рыбонька свою мануфактуру перенес из Несвижа в Слуцк. Вот, собственно, с этого и начинается история самых знаменитых не только в Беларуси поясов.
Правда, чтобы открыть мануфактуру, пришлось нарушить множество законов, ведь вывозить восточные станки, к примеру магелы, из Османской империи было запрещено под страхом смертной казни. Но кого это остановит, если пояс - свидетельство не только богатства, но и благородного происхождения.

Бедная шляхта носила сэконд-хэнд

Поскольку носить дорогие шелковые пояса имела право только шляхта, не носить пояс шляхтич просто не мог. Пределом мечтаний был, естественно, литой пояс, который ткали из золотых и серебряных нитей. Но стоил он очень дорого, сохранились сведения, что стоимость его могла равняться стоимость двух породистых коней. Дешевле был полулитой пояс, в нем золотые или серебряные нити добавлялись к шелковым. Простой пояс ткался только из шелковых нитей. Ну, а самые бедные, но гордые шляхтичи могли носить и бэушные пояса, которые привозили с Востока. Они были подлатаны, выстираны и отглажены. Но это были пояса!

Странно, но аристократам пришлась по душе басурманская мода.

 

КСТАТИ

Сколько стоит слуцкий пояс сегодня, точно не скажет ни один эксперт. Кто-то называет сумму в 300 тысяч долларов, а недавно один из польских музеев купил слуцкий пояс всего за три с половиной тысячи долларов - просто его хозяин хотел, чтобы семейная реликвия оказалась именно в этом музее.

НЕИЗВЕСТНЫЕ ФАКТЫ
Слуцкие пояса использовали в качестве кошельков. Перед тем как его повязать, пояс складывали по длине вдвое. В такой своеобразный карман и складывали деньги.
Пояса выпускала не только слуцкая мануфактура-персиярня. Но даже во Франции в Лионе пояса делали «по типу слуцких» и даже ставили слуцкую метку.
Пояс - исключительно мужская забава. Ткали его только мужчины, причем в одиночку с такой работой справиться было нельзя. Самый искусный мастер ткал голову. Носили их тоже только мужчины-аристократы. И даже надевать их помогали тоже только мужчины. Ходило поверье, что если женская рука коснется драгоценных нитей, ткань потускнеет и пояс можно будет сразу выбросить. Но такие «забабоны», скорее всего, объясняются восточной традицией.
Самый знаменитый мастер Ян Маджарский, работавший у Радзивилла на Слуцкой мануфактуре, стал выпускать 4-лицевые пояса (каждая из лицевых сторон имела два самостоятельных рисунка). Такой пояс можно было носить с четырьмя разными одеждами по разным поводам - торжественной, будничной или скорбной.
Пояс состоял из средника, головы (красивого орнаментального рисунка на конце пояса) и бахромы, которую стали пришивать только для польской шляхты, на Востоке пояса шили с голыми концами.
После восстания Костюшко был запрещен шляхетский костюм. С этого времени начинается закат мануфактур-персиярен. Война 1812 года нанесла окончательный удар по производству поясов, Доминик Радзивилл выступил на стороне Наполеона, и после победы России его имения были разграблены. Известно, что последние два пояса были изготовлены в 1842 году, для чего понадобилось заново запускать станки. Судьба этих поясов сегодня неизвестна.

А КАК СЕЙЧАС

Пояса пропали в 1941-м, остались только фрагменты

За сохранившиеся в России экземпляры белорусские музейщики готовы предложить Евангелие, на котором по преданию венчался Пушкин

Сколько слуцких поясов сегодня есть в Беларуси, точно не назовет ни один специалист. Говорят, что около десяти. Целых еще меньше, в основном фрагменты. Наверняка до сих пор хранятся пояса в некоторых костелах, ведь из них с конца XVIII века шили орнаты для священнослужителей. Есть они и в частных коллекциях, но владельцы не афишируют свои ценности.
Самая драматичная судьба у пропавшей во время войны из Государственной картинной галереи (нынешний Художественный музей) коллекции слуцких поясов из Несвижского замка. 32 пояса были переданы галерее после того, как замок в 1939 году оказался на советской территории и его ценности были национализированы. До войны в 1940 году пояса успели свозить в Москву на Декаду белорусского искусства. Из столицы коллекция вернулась в Минск, даже составить каталог поясов сотрудники галереи успели.
Считается, что пропали пояса в 1941 году, когда Минск был захвачен фашистами. Очевидцы утверждали, что коллекция была вывезена в первые дни войны в Кенигсберг вместе с собранием икон.
- Надеемся, что пояса уцелели, - признается заведующая отделом древнебелорусского искусства Художественного музея Елена КАРПЕНКО. - Вполне возможно, что после войны они попали в один из музеев России или Украины.

Музейщиками передали 23 фотографии поясов
До недавнего времени нынешние сотрудники музея даже не представляли, как выглядели пропавшие пояса - ведь никаких сведений о них не сохранилось. Но несколько лет назад в музей искусствоведом Ольгой Лобачевской были переданы 23 фотографии с изображениями поясов. Оказалось, сделаны они были во время той самой Декады белорусского искусства в Москве и несколько десятилетий хранились в архиве НИИ художественной промышленности.
Благодаря находке музей смог начать поиск коллекции поясов через Информационное подразделение имени Николааса Витсена в Санкт-Петербурге, в котором есть Регистр пропавших культурных ценностей. Сейчас в этом регистре - больше 100 тысяч предметов, пропавших в годы Второй мировой воны и послевоенные годы.

Вернуть нельзя, обменять можно
В Беларуси слуцких поясов меньше, чем в России, Польше, Литве. Надеяться на то, что соседи подарят нам белорусские реликвии, не приходится. Единственный реальный путь - попытаться выменять пояса на ценности, которые могут заинтересовать, к примеру, российских музейщиков.
Директор Художественного музея Владимир ПРОКОПЦОВ предположил, что такой ценностью может стать живопись Шишкина, которая есть в нашем музее. Соблазниться россияне могут и тургеневской библиотекой, и Евангелием, на котором венчался Пушкин. Но пока с белорусской стороны никто не сделал таких предложений…

 

 


 

11:05 20/06/2008




Loading...


загружаются комментарии