Московские архитекторы приносят в Минск новую моду

в Белорусском союзе архитекторов (БСА) открылась выставка работ молодых московских архитекторов «Перспектива». Цель проекта, как определили ее организаторы, - «ознакомить общественность с современными подходами в архитектурном проектировании». Ознакомившись с экспозицией, корреспондент «БелГазеты» расспросила о ней одного из организаторов, ведущего архитектора московской архитектурной мастерской А.Асадова Алексея ПОЛИЩУКА.

Московские архитекторы приносят в Минск новую моду

- Можно ли говорить об определенных тенденциях, которые диктуют молодые московские архитекторы?

- Нет. В связи с происходящими в мире процессами глобализации говорить о том, что кто-то сегодня диктует архитектурную тенденцию, становится все труднее. И российские, и белорусские архитекторы пока просто догоняют Европу, Японию, США, повторяя то, что делается там.

- Успешно догоняют?

- Да, местами уже успешно. О Минске пока говорить не приходится: он пока запаздывает. Но в Москве в силу больших финансовых возможностей уже появляются объекты, соответствующие мировому уровню. Их тоже не так много, как хотелось бы. И пока еще возникает много неудачных вещей. Но хорошо уже то, что появился заказчик: с определенными запросами и большими финансовыми возможностями. Эти люди много путешествовали, много видели и знают, чего хотят. С такими заказчиками приятно работать!

- Молодость склонна «сбрасывать Пушкина с кораблей современности...» Стоит ли ожидать от молодых архитекторов чего-то революционного?

- Я бы обратил ваше внимание на один интересный проект: его представители - молодые российские архитекторы, которые как раз пытаются отойти от современной архитектуры к классике. Но это, конечно, скорее исключение, чем правило.

- В каких направлениях работали архитекторы, работы которых вошли в экспозицию выставки «Перспектива»?

- Как правило, сегодня среди молодых архитекторов пользуется популярностью все то же, что берут на вооружение зрелые специалисты. Все приблизительно сводится к минимализму - это вполне логичная, рациональная архитектура, берущая свою основу в конструктивизме 20-х гг.

Вот, пожалуйста, пример функциональной архитектуры (показывает). Это очень интересно решенный объект социального жилья: архитектор показал, как минимальными средствами решить максимально художественную задачу - оживить «коробку». Он разобрал фасад, сделал его со смещениями. Здесь активно введен цвет, балконы работают. Сейчас очень много такой архитектуры, потому что заказчики считают свои деньги и не склонны тратиться на «излишества».

В экспозиции представлена также нелинейная архитектура, которая входит в моду. Пока такие проекты можно увидеть только на бумаге, в реальности нелинейной архитектуры очень мало.

- На выставке представлено много проектов парковок: парковка-карусель, парковка-шишка, парковки на лесах, куда доступ возможен только на «люльке». Эти идеи так и останутся на бумаге?

- Естественно! В Москве раз в год проводится такой шуточный конкурс: архитекторам дается какая-то тема, и они ее разбирают. Это сделано для нашего развития. Ни в коем случае не конкретный заказ! Это конкурс на идею. И тут собраны примеры поиска в этом направлении. Есть, например, и мой объект: гараж на троих. В гаражах обычно собираются и «соображают на троих». Вот я решил сделать три гаража, где люди могут встретиться, пообщаться, отдохнуть.

Вот интересная идея: как возле хрущевки разместить вдоль стены какие-то парковочные ячейки, на которые можно подняться на «люльке».

- В беседе, предваряющей интервью, вы заметили, что из того, что предлагают московские архитекторы, не все подходит для Минска...

- Да, меня и моих коллег расстраивает сегодняшняя ситуация: приход инвесторов в Минск может разрушить сложившийся градостроительный замысел. Минск, как никакой другой город на постсоветском пространстве, интересен тем, что здесь очень четко прослеживается градостроительная задумка, которая была реализована в непродолжительный послевоенный период. Архитекторам, которые работали 60 лет назад, удалось сделать законченную городскую структуру, которая этим и интересна. Пройдет еще лет двадцать, и она будет уникальной, потому что целостность всех советских городов, которые так или иначе были построены по такой системе, уже разрушена. Минск остался единственным, его строительный замысел до сегодняшнего дня оставался без изменений. И, я считаю, это нужно максимально сохранить. Говоря современным языкам, это ваша «фишка».

- Но ведь сегодня никто не будет строить в Минске здания в духе сталинского ампира...

- И не нужно! Нужно тактично подходить к существующей среде: появление высотных современных объектов в зоне пр-та Независимости опасно. Это разрушает замысел. Должна быть определенная градостроительная политика, сводящая к минимуму такое вмешательство. А если оно и происходит, то должны быть четкие ограничения по высотности, по стилю...

- Минские архитекторы могли бы возразить вам: «Есть такое понятие, как «контраст»...

- Есть, но Минск - это ансамблевый город: ансамбль здесь работает целиком. Сегодня в Санкт-Петербурге вся общественность бунтует против того, что навязывает ей «Газпром» со своей башней, которая разрывает всю сложившуюся систему осей и доминант. Она просто подавляет весь город. Главное, чтобы Минск не шел по этому же пути.

- Вам не кажется, что Эйфелева башня не вписывается в ансамбль Парижа?

- Нет, это известный пример того, как все возмущались, а она «вписалась-таки». Ну, повезло! Но нам может не повезти…

Поймите меня правильно, никто не говорит о том, что стоит оставить, как есть, - ничего не строить, наслаждаться советской средой. Это было бы тоже перегибом. Нужно понимать: есть сити, где могут появляться высотные здания, а есть старый проспект. И все будет замечательно! Ведь когда речь идет о сносе гостиницы «Беларусь», которая является очень удачным примером советского градостроительства, я заявляю: этого делать нельзя. Я понимаю, что есть определенные экономические соображения, но нужно заботиться и о среде.

В Москве много всего наделали, наворотили - и историческая московская среда очень пострадала. Есть такое понятие «реконструкция по-московски»: историческое здание сносится, а на его месте вырастает похожее, но не в 5, а в 10 этажей. Это называется реконструкцией, но по сути, это новое строительство. И еще. Если московская среда изначально разноплановая и появление там чего-то нового воспринимается, то Минск совсем другой. К нему нельзя подходить с московскими мерками.

- Московские архитекторы чаще дают волю фантазии, когда работают над частными заказами. Среди представленных на выставке есть интересные коттеджи?

- Да, есть проект дома, который заказал крупный российский олигарх. Это необычный коттедж: когда смотришь, кажется, как будто бы несколько камушков с морского побережья поставили один на другой - и получился дом. И каждый этаж в нем отличается от другого: такая криволинейная структура. Архитектор предложил несколько террас, панорамное остекление - получилась органическая биоархитектура.

- С одной стороны этого здания окна заменены перфорацией...

- Да, это специальный прием: с одной стороны, перфорированная сторона позволяет сделать интересным фасад, а с другой - пустить свет внутрь, и при этом лишить возможности тех, кто находится вне дома, видеть то, что происходит внутри. Создается определенная интимная зона. А все панорамное остекление направлено во двор, к морю.

 

 

 

 

09:13 07/08/2008




Loading...


загружаются комментарии