Новый связной?

Визит члена британского парламента Марка Притчарда в Минск в мае 2008 года прошел практически незамеченным прессой, что было несколько странным, учитывая несколько фактов.


Новый связной?

Во-первых, сам факт того, что депутат парламента западной страны получает визу в Беларусь, указывает на то, что этот визит был одобрен белорусскими властями. Во-вторых, такой шаг со стороны властей обычно ведет к тому, что визитера (если он не в составе какой-нибудь делегации ОБСЕ) пытаются использовать в пиар-целях – чего с Притчардом точно не произошло. В-третьих, учитывая эти два обстоятельства, то, что ссылки на визит в Интернете ограничились сообщениями о посещении протестантской церкви и выражении моральной поддержки притесняемой властями конфессии, выглядело как своего рода алиби для господина депутата – он как бы отметился внесением вклада в борьбу за демократию.
   
О реальной повестке дня визита можно было только гадать, но его стал более чем осязаемым. Первые за последние пять лет дебаты в британском парламенте по белорусскому вопросу, прошедшие 16 июля 2008 г., привлекли достаточно высокопоставленных представителей правительства Великобритании, их результатом стало не только повышение интереса к Беларуси в стенах Вестминстера, но и озвучивание подходов в политике западных стран в отношении Беларуси, которые могут найти продолжение в ближайшем будущем. Более того, создалось общее впечатление, что послания, озвученные во время дебатов, предназначались именно для Минска.
   
Что касается самой персоны Марка Притчарда, то тут вряд ли можно найти какие-то выдающиеся факты. Он один из тех депутатов британского парламента, которых принято называть заднескамеечниками. Избранный на первый срок с небольшим перевесом голосов, он не успел заручиться влиянием и властью в партийной фракции, поэтому зарабатывает авторитет всеми возможными способами – например, активными внешнеполитическими заявлениями, и пытается утвердиться в своем округе – например, предлагая своим избирателям хирургические операции под собственным руководством. Интересные факты о его парламентской деятельности включают председательство во внефракционной “российской группе”.
   
Тут, правда, надо отметить то обстоятельство, что сами по себе дебаты в британском парламенте организуются согласно строгой и выверенной процедуре – «заднескамеечники» получают такое право лишь в результате своеобразной лотереи, и поэтому то, что дебаты о Беларуси состоялись в такое подходящее время – перед парламентскими выборами и сразу после известных событий в Минске – оказалось в некотором смысле случайностью.
   
Однако, во время дебатов обратили на себя внимание два факта. Первый – достаточно высокий уровень осведомленности выступающих о событиях, происходящих в Беларуси – дискуссия не ограничивалась стандартным набором фраз о бедственном состоянии демократии  в стране и необходимости прогресса с правами человека. Второй – в выступлениях представителя оппозиции и отвечавшего ему министра правительства не было каких бы то ни было разногласий, что позволяет сделать вывод о том, что дебаты в целом  отразили позицию официального Лондона в отношении Беларуси.
             1. Отношения Беларуси с Западом не должны ставиться в зависимость от её отношений с Россией, и вообще: вопрос «Восток или Запад» для Беларуси – это ложная дихотомия.
         2. Нормализация отношений с Беларусью в интересах Британии и ее готов поддержать британский бизнес («в особенности лондонский Сити»). Однако, вхождению бизнеса в Беларусь мешает репутация страны. Для её исправления нужны реальные, а не декоративные, пиар-шаги (что выглядит как укол в сторону лорда Белла и тех, кто его в Беларусь пригласил).
         3. Цивилизованное проведение парламентских выборов осенью 2008 года может стать отправной точкой для нормализации отношений. При этом, важен не столько сам результат выборов, сколько процесс.

В заявлениях Притчарда и иных участников дискуссии нет ничего нового, что не озвучивалось бы представителями евроструктур за последние несколько лет. Однако, в отличие от многочисленных заявлений из Брюсселя, в дебатах в английском парламенте просматривалась четкая линия. Во-первых, требования и обещания увязывались между собой и были предназначены для одного адресата – а именно официальных белорусских властей. В этом можно найти существенное различие, например, с официальными документами Евросоюза, в частности, знаменитое послание - «недокумент» «Что ЕС мог бы дать Беларуси» от 22 ноября 2006 года. Требования о либерализации избирательного законодательства адресовывались тому же, кому и обещания щедрых инвестиций из Лондонского Сити. Во-вторых, предлагаемый пакет требований и предложений достаточно компактен – в отличие от  масштабных и ни к чему не обязывающих документов, типа того же самого «недокумента», он максимально конкретен. В принципе, именно такая повестка дня (вы – цивильные выборы, прекращение преследования религиозных меньшинств, свободу прессы, мы – международное признание парламента и инвестиции) и могла бы стать основой диалога между ЕС и Беларусью, который имел бы хоть какие-то шансы на успех.

С Британией в последнее время сложились интересные отношения. Визит Абрамовича, возможные интересы в Беларуси Березовского, приглашение лорда Белла для «улучшения имиджа» Лукашенко на Западе. Подобно торговле между Беларусью и Британией, основной предмет которой – переработанная российская нефть (продаваемая, к тому же, российским конторам зарегистрированным где-нибудь в Британских оффшорах), отношения между двумя странами, похоже, так или иначе переплетаются с белорусско-российскими отношениями. Ни для кого не секрет, что на инвестиции некоторых из всем известных российских олигархов рассчитывает белорусская власть. Возможно, некоторых из них уже допустили к белорусским активам через теневые схемы. Еще более вероятно, их следует ждать в списках новых хозяев Беларуси после того, как здесь наконец-то состоится приватизация. Возможно также, что через своих друзей в Лондоне белорусская власть пробивает не только инвестиции, но и европейское признание, в минимально достаточном для подкрепления белорусской властной машины объеме. Но одним лордом Беллом, похоже, обойтись оказалось трудновато…
Не берусь утверждать, что Марк Притчард – это своеобразный связной между официальным Лондоном, Сити, и белорусскими властями, хотя то, что кто-то займет такую роль, представляется вполне логичным и ожидаемым. В Европе постепенно возрастает интерес к экономическому сотрудничеству с Беларусью – звонки и письма от консалтинговых кампаний с просьбой о консультации в вопросах возможной приватизации в Беларуси поступили уже к многим экспертам. Больше всего таких просьб приходит, как ни  странно, из Англии. И в подобных разговорах постоянно всплывает вопрос о политических рисках. Надо отметить, что Англия как страна-член ЕС, связана обязательствами  в отношении единой внешней политики Союза, которые должен учитывать и бизнес, который базируется на ее территории. В нынешние времена принято играть по правилам даже среди российских экспатов.
Итак, предположим,  что время дебатов в британском парламенте Марк Притчард озвучивал позицию именно тех кругов в Британии, на которые явно рассчитывает официальный Минск. Поле для прагматичного ангажирования  безусловно есть, но необходимо соблюдение минимума приличий для обеспечения международного признания и для создания более комфортных условий капиталам, которые должны сюда прийти.  Если господин Притчард говорил не только от себя самого, то послание белорусским властям прямо указывает на то, что в некоторых переменах в стране заинтересованы и возможные партнеры и друзья белорусской власти. Во всяком случае, было бы несколько преждевременным утверждать со стопроцентной уверенностью, что, грядущие парламентские выборы уж совсем не принесут никаких сюрпризов.
  

 

15:44 09/08/2008




Loading...


загружаются комментарии