Атака отчаянья или пагубная самонадеятельность

У грузин не выдержали нервы. Они давно готовились к новой войне за потерянные 15 лет назад территории, но вновь все идет не по тому плану, который так долго разрабатывался.

Атака отчаянья  или пагубная самонадеятельность

Борьба за единство Грузии напоминает игру в «русскую рулетку», в которой везение заменяет стратегию, эмоции выше разума, а  один неверный шаг может похоронить все надежды. У грузин были пару суток  для победы в Цхинвали, теперь их может ждать жестокое, трагическое поражение.


Война была неизбежна. Молодой, амбициозный президент Грузии Михаил Саакашвили и пришел к власти с двумя базовыми лозунгами – возвращение утраченных земель и возрождение единой Грузии.  Он уверен, что без единства нет и богатства.

С ходу, за несколько месяцев Саакашвили подавил сепаратизм в Аджарии. Мятежный князь  Аслан Абашидзе взрывал мосты на границе, чтобы помешать Саакашвили. Абашидзе ждал помощи от Москвы, он очень дружил с мэром Лужковым, всегда помогал российской военной базе. Даже охрану Абашидзе возглавлял русский генерал Неткачев,  известный командующий 14-й армией в Приднестровье. Но ни русский генерал, ни русская военная база, ни мэр Москвы – никто не защитил Аслана Абашидзе. Президент Грузии устроил настоящее шоу из возвращения Аджарии под контроль Тбилиси. В прямом эфире национального телеканала грузинский президент на экскаваторе занимался восстановление разрушенного моста. На экране он выглядел почти как Давид Строитель – легендарный грузинский царь, собиратель земель.

Покорение Аджарии только усилило революционную эйфорию молодой грузинской элиты. Они могли ударить по Южной Осетии еще осенью 2004 года, но мнение в окружении Саакашвили тогда разделились. Грузинская армия, не имея достаточно оружия, ни опыта боевых действий, наверняка провалилась бы операцию и окончательно похоронила будущее единой страны. Новый год в 2007 году министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили собирался встречать в Цхинвале. Теперь опальный министр скрывается от своего друга Саакашвили в Париже, но планы удара, видимо, он оставил в Тбилиси. 

У национальный конфликтов в Грузии две базовые причины. Первая заключается в грузинском национализме, временами переходящим в фашизм. «Грузия для грузин» - это фашизм. «Грузию для грузин» собирался построить первый независимый президент Звиад Гамсахурдия. Он отгородился от всего мира и даже разобрал железную дорогу в Самтреди и провозгласил «самоблокаду от России». Это сейчас его политика кажется  верхом идиотизма. Но в конце 80-х-начале 90-х годов   ненависть друг к другу достигла между народами критической точки. Гамсахурдия всех вокруг считал врагами Грузии и спокойно разговаривать не умел, он попытался наказать осетин и в январе 1992 года бросил туда армию. Но Южная Осетия не пала. Генерал Руцкой как вице-президент России пригрозил грузинским властям, что российская авиация разбомбит Тбилиси, если не прекратится атака на Цхинвали. Грузинам ответить было нечем и они отступили.

Вторая причина нескольких войн внутри Грузии – это внешнее давление. Активность автономных национальных республик будоражила Москва. Еще советский генсек Михаил Горбачев в борьбе с непокорными Прибалтикой, Молдавией, Грузией и Россией активизировал автономные республики, чтобы создать численный противовес против сепаратистов. Советский Союз этим спасти не удалось, но жизнь независимых государств это крайне осложнило. В случае с Грузией, Москва выступила настоящим правопреемником СССР и не бросила на произвол судьбы ни Южную Осетию,    ни Абхазию. Для многих политиков в России Абхазия – это вообще «наша земля», а Южная Осетия – это часть нашей же Осетии, только Северной. 

Конфликт в Абхазии принципиально отличается от того,  что последние годы происходило вокруг Южной Осетии. Если в Абхазии была кровопролитная война с сотнями тысяч беженцев, то в Южной Осетии даже  фронт представляет из себя сильно прерывистую линию.  До последнего времени Южная Осетия была своеобразным экспериментом, как враждующие стороны могут прекрасно существовать. Цхинвали выглядел как огромный анклав контрабандистов всех мастей, на окраине города годами существовал огромный рынок нефтепродуктов, сигарет и алкоголя.  Осетины ездили за продуктами в Гори, а грузины  могли через Рокский перевал заезжать в Россию.

И Грузия, и Россия тратили огромные деньги, демонстрируя здесь свое присутствие и влияние. На окраине Цхинвали грузины построили огромный кинотеатр и торговый комплекс, провозгласили новое осетинское правительство. Россия тянула в Южную Осетию газопровод и линию электропередач, выплачивала жителям непризнанной республики пенсии и раздавала паспорта. Отметились в Цхинвали и европейцы. На деньги ОБСЕ построили большой и красивый железнодорожный вокзал. Уехать с него, правда, никуда невозможно, потому что рельсы в сторону Тбилиси разобраны, но вокзал строили как символ будущего примирения. 

Грузины готовились к войне. В 5 километрах от границы Южной Осетии они построили большую военную базу для отдельной бригады. Я был на этой базе в апреле, строительство шло полным ходом, его планировали завершить не раньше ноября 2008 года. Казармы пустовали, потому что основные силы бригады как раз находились в Ираке и тоже должны были вернуться осенью. Советские автоматы, правда, стояли в пирамидах в оружейке чистенькими и готовыми к использованию. Это были «Калашниковы» – для резервистов, регулярные части перешли полностью на стрелковое оружие американского образца. В Грузии профессиональная армия: 34 тысячи солдат. Есть еще 18 тысяч полицейских, из них несколько тысяч – спецназ. Кроме того, Михаил Саакашвили 8 августа призвал на военную службу резервистов, их примерно 100 тысяч, к боевым действиям готова половина. Полный курс подготовки все резервисты должны были закончить в 2009 году. 

Саакашвили не торопил события, он долго пытался убедить Москву не бороться за Южную Осетию, найти компромисс. Его бесило упрямство российских политиков и смешило то, как на патриотизме одних зарабатывали миллионы другие.  Южная Осетия, по большому счету, всегда была лишь занозой в теле грузинского государства. Серьезного стратегического значения она не имеет, и с военной точки зрения представляет из себя легкую мишень. Но эта заноса связывает активность грузинских властей, вырвав ее, грузины пойдут за главной добычей: в Абхазию.

Нынешняя война за Южную Осетию – это, на самом деле, борьба за Абхазию. Решив осетинскую проблему грузины все силы бросят на абхазское направление. При чем речь не идет даже о прямом военном вторжении. В Абхазии сейчас столько российских войск, что обновленная, обученная и обстрелянная грузинская армия все равно там увязнет. Но после Южной Осетии в Грузии останется только одна нерешенная территориальная проблема. У России в этом случае не хватит дипломатического ресурса накануне Олимпиады в Сочи в 2014 году, чтобы удержать ситуацию под контролем.

Кто спровоцировал новую войну? Накануне несколько месяцев подряд мы были свидетелями нагнетания ситуации сразу на двух фронтах: и в Южной Осетии, и Абхазии: взрывали бомбы, гибли мирные жители и военные. В Абхазию перебрасывали дополнительные силы миротворцев, в Цхинвали стягивались добровольцы с Северного Кавказа.  Месяц назад над грузинскими позициями в Южной Осетии летали российские военные самолеты. Москва тогда объясняла это необходимостью остановить войну. Я сам слышал восторженные рассказы в Сухуми о том, как трусливые грузинские солдаты разбегались из окопов, увидев российские самолеты. Еще более воинственные настроения охватили осетин.  Очень много было людей, которые рвались в бой. Вот и нарвались!

Наши источники в Тбилиси говорят о том, что грузинская армия нанесла упреждающий удар, что на осень планировалась военная операция Абхазии в Галльском районе или в Кодорском ущелье, что Южная Осетия, которая расположена в 70 километрах от грузинской столицы,  представляла бы  в этом случае смертельную опасность для страны. В этих словах есть определенная логика. Действительно, с военной точки зрения грузинам лучше было бы ударить в октябре, когда закрываются горные перевалы и дорога из России легко блокируется. Но сейчас на их стороне американский президент Буш, который питает к президенту Саакашвили удивительно теплые чувства. В ноябре в США президентские выборы и любая война испортит праздник. Молодой министр обороны Грузии Давид Кезеришвили, которому как раз в сентябре исполняется 30 лет,  уверял меня, что грузинская армия способна выполнить в Абхазии любую задачу. 3 дня – это  срок, который военные Грузии отводят на захват территории непризнанной республики. Южную Осетию министр обороны вообще не рассматривал как серьезного противника. Вроде бы он производил впечатление адекватного человека, хорошо образованного и подготовленного. Однако 15 лет назад другие грузины тоже были уверены в том, что покорят Абхазию за три дня. В результате до сих пор каждый день оплакивают то,  что там потеряли.

Долгое время Саакашвили убеждали, что проиграет тот, кто начнет первым. Но он поставил на кон все и нажал на курок.
 

12:24 11/08/2008




Loading...


загружаются комментарии