Дело «трех полковников»: говорят подсудимые и адвокаты

Как мы уже сообщали, военная коллегия Верховного суда поставила точку в «деле трех полковников». Согласно вынесенному приговору, вступившему в силу в день оглашения, двое из них - Михаил Михолап и Александр Метелица - лишены свободы и воинских званий.

Конвой выводил экс-полковников из здания Верховного суда под аплодисменты их друзей с военной выправкой и короткими стрижками. Женщины вытирали слезы: начальник управления по борьбе с оргпреступностью и коррупцией КГБ Михаил Михолап приговорен к 8 годам лишения свободы в условиях усиленного режима, начальник кадровой и идеологической работы КГБ Александр Метелица - к 6. Оба - с конфискацией имущества и лишением воинского звания «полковник». В отношении третьего полковника, бывшего начальника комитета по борьбе с оргпреступностью и коррупцией (ныне - ГУБОП) МВД Николая Куделко, следствие продолжается.

ПРИЗНАТЬ ВИНОВНЫМИ

Метелица и Михолап признаны виновными в мошенничестве, злоупотреблении властью и служебными полномочиями, подстрекательстве к даче взятки, незаконном ношении и хранении боеприпасов. Как установил суд, Михолап также брал взятки, к которым Метелица подстрекал общую знакомую Анну Долгую, в то время - предпринимательницу, занятую в сахарном бизнесе.

Именно c заявления Долгой и началось уголовное дело. Осужденная в 2005г. к 8 годам лишения свободы за хищение кредитных средств банка «Поиск» в размере $2,4 млн., Долгая заявила о дружбе с полковниками КГБ, получавшими от нее материальные ценности за предотвращение ситуаций, неблагоприятных для бизнеса. Вскоре после шокирующих признаний Долгую помиловали и освободили, а затем вместе с ее сыном Андреем признали потерпевшими.

Посчитав показания Долгой достоверными и последовательными, суд положил их в основу приговора. Уверения полковников в своей невиновности расценены как попытка уйти от ответственности. Оценив влиятельность Михолапа, суд посчитал: как руководитель подразделения по борьбе с оргпреступностью и коррупцией тот мог инициировать предварительные проверки финансово-экономической деятельности предприятий, имущественного и финансового положения физлиц и юрлиц, получать от госорганов, предприятий и учреждений необходимую информацию, проводить оперативно-розыскные мероприятия, влиять на окончательное принятие решений.

Материальные ценности от Долгой (к тому времени - учредителя и директора ООО «Дапан», фактического владельца компании «ДТ-Инвест») Михолап получал за покровительство и помощь в случае необходимости.

Экс-полковники признаны виновными по всему объему обвинения за исключением незначительных эпизодов и квалифицирующих признаков. Снизив размер материальных ценностей, полученных Михолапом от Долгой, с $24,7 тыс. до $20 тыс., суд переквалифицировал несколько взяток из особо крупных в крупные и просто взятки. Посчитав, что доказательства виновности Метелицы в подстрекательстве Долгой к даче взятки Михолапу в $1 тыс. не добыты, по этому эпизоду суд оправдал бывшего полковника. Из обвинения Метелице исключены эпизоды подстрекательства Долгой к даче взятки Михолапу в виде $30 тыс., автомобиля Peugeot 306 и часовLongines.

Не нашло подтверждения обвинение Михолапа и Метелицы в подрыве авторитета органов государственной власти при посещении ими исправительной колонии Гомеля, где отбывала срок Долгая. Исключено из обвинения и указание на то, что Михолап, злоупотребляя служебными полномочиями, просил начальника колонии создать благоприятные условия для Долгой.

Посчитав совершение преступлений лицами, нарушившими принятую ими присягу, отягчающим обстоятельством, суд приговорил полковников к лишению свободы и званий: Михолапа - «полковник юстиции в отставке», Метелицу - «полковник запаса». Михолап также лишен права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, в течение 5 лет.

Иски потерпевших к осужденным удовлетворены частично. По приговору суда Михолап обязан вернуть бывшей знакомой Br63,4 млн., Метелица - Br84,5 млн. Андрей Долгий должен получить от Михолапа Br8,3 млн. - стоимость Peugeot 306. В качестве компенсации морального вреда оба обязаны вернуть Долгой по Br1 млн., а Михолап Андрею Долгому - еще и Br500 тыс. Приговор Верховного суда не подлежит обжалованию и опротестованию.


«ЧТОБ ОБВАЛЯТЬ ВАС В ГРЯЗИ»

Фрагменты последнего слова Александра МЕТЕЛИЦЫ по «делу трех полковников».

- Обстоятельства подготовки заявлений и дачи показаний потерпевшей однозначно свидетельствуют о том, что путем оговора нас с Михолапом она купила себе свободу. Более того, не только купила свободу, но с отменой крупного иска и с возвратом ранее конфискованного имущества путем полученного в октябре 2007г. помилования.

Ряд материалов дела свидетельствует о том, что к этому шагу ее целенаправленно подвели путем систематического давления, что подтверждается ее письмами, заявлениями в инстанции… а также фактом ее голодовки и наличием в ее личной карте пометки «склонна к суициду».

Ее оговор нас с Михолапом в основном под давлением и по сценарию МВД, а затем и следствия, привел к тому, что показания потерпевшей представляют собой набор сплошных противоречий в отсутствие элементарной логики.

Оговор наиболее очевидно усматривается из рукописных писем потерпевшей ко мне, изъятых у меня в сейфе во время обыска. Вот отдельные выдержки из этих писем.

«Я так верила в вас, что вы справедливые. Если что - простите меня за все. Когда человек загнан в угол и нету поддержки, он может быть непредсказуем. Своя рубашка ближе к телу. Я верила в справедливость и в то, что есть у меня настоящие друзья. Но если ничего не изменит суд городской и у меня заберут жилье, я буду вынуждена принять их предложения. Вы должны меня понять. Подумаешь - работа. Вас не посадят. Я хватаюсь за соломинку. Я и так выйду бабой ягой, и оберут меня - за что? Чтоб обвалять вас в грязи. Мало мне банка, так началась политика, чем я никогда не интересовалась. Я очень боюсь. Пойми, у меня нет выхода. Я загнана в угол. Ты должен знать, что такое тюрьма. Наплевать мне на все. Мне нужна только свобода и дом. Мне нужен дом любой ценой…»

Прошу учесть все вышеизложенное и мою личность офицера с безупречной службой и репутацией в органах госбезопасности в течение 30 лет, где я не только соблюдал закон, но всегда стоял на его страже, а также мое звание заслуженного сотрудника органов госбезопасности РБ, благодарность президента РБ, государственные и другие награды, и вынести справедливое решение.


О том, почему приговор можно считать необоснованным и как его восприняли осужденные, «БелГазете» рассказал защитник Александра Метелицы, адвокат юридической консультации Центрального района Минска Леонид МИНЧИКОВ.


- Как оцените приговор, в котором влиятельные некогда полковники КГБ приговорены к 8 и 6 годам лишения свободы без права на кассационное обжалование?

- Приговор Метелице в части подстрекательства к даче взятки и мошенничества считаю необоснованным и незаконным. В его основу положены показания потерпевшей Долгой, не подтверждающиеся другими объективными доказательствами. В части обвинения Метелицы в мошенничестве они опровергаются показаниями его знакомых, одолживших ему деньги на покупку квартиры. Об этом же свидетельствуют агент риэлтерской компании и нотариус, оформлявший сделку покупки квартиры. Удивительно, что этим обстоятельствам суд не дал никакой оценки.

- Что еще, на ваш взгляд, не учтено в приговоре?

- Сомнения в пользу обвиняемых. Согласно принципу презумпции невиновности, закрепленному в Уголовно-процессуальном кодексе, все сомнения в доказанности предъявленного обвинения должны толковаться в пользу обвиняемого. Как это следует из приговора, сомнения толкуются в пользу обвинения.

Обвинение Метелицы в подстрекательстве к даче взятки основано исключительно на показаниях Долгой. Признанные судом достоверными и верными, они таковыми, на мой взгляд, не являются. Главная проблема уголовного дела в том, что показания потерпевшая дала после помилования и освобождения от наказания. Почему суд признает их достоверными вне связи с избавлением от наказания?

- Почему бы не признать, что, оказавшись в колонии, женщина почувствовала себя в безопасности, решив наконец «сдать» своих друзей - полковников КГБ?

- Потому что существуют сомнения в этих показаниях. Сначала Долгая заявила, что Метелица не получал от нее никаких денежных средств. После освобождения из колонии, через полгода после первых показаний, она вдруг вспомнила: Метелица, оказывается, получил от нее $40 тыс., о которых она первоначально забыла. Как такое возможно?

- И все же показания бывшей предпринимательницы положены в основу приговора. По мнению Долгой, друзья из КГБ могли повлиять на ее бизнес…

- В ходе рассмотрения дела в суде не выявлено никакого взаимодействия обвиняемых с коммерческими структурами потерпевшей. Разбирательства фактически свелись к выяснению отношений между Метелицей и Долгой…

- …которые состояли в гражданском браке?

- Метелица утверждает, что это всего лишь фантазии Долгой, а существовавшие между ними близкие отношения не являются гражданским браком.

- Если причастности к деятельности коммерческих структур со стороны осужденных не установлено, можно ли предположить, что потерпевшей не за что было давать деньги полковникам КГБ?

- Планируя обжалование приговора в порядке надзора, предполагаю, что квалификация действий Михолапа и Метелицы в вымогательстве и получении взяток не должна иметь места. Это личные отношения Долгой с осужденными. Статьи о взяточничестве имеют место, когда преступление связано со служебной деятельностью. Обстоятельств, при которых Михолап и Метелица использовали в отношениях с Долгой свои служебные полномочия или планировали их использовать, не установлено.

- Как можно оценить слова Долгой о том, что Метелица якобы «ходил в лыжных ботинках и пальто, сделанном из шинели», потому как «все деньги уходили на бизнес»?

- Как попытку оскорбить и унизить моего подзащитного. Неужели вы полагаете, будто начальник управления КГБ не может купить недорогой приличный костюм и туфли? По делу не установлено, что Метелица вообще занимался каким-либо бизнесом. Это неудачная попытка свести моральные счеты.

- Долгая поступила так из-за того, что она должна была провести 8 лет в колонии?

- Да. Беда осужденных в том, что они попались в сети этой предприимчивой женщины. Предполагая, что противозаконная деятельность рано или поздно приведет в колонию, она надеялась заручиться помощью сотрудников силовых структур, случайно встреченных ею в минском ресторане. Долгая ошиблась: КГБ - не всесильная структура. Воздействовать на уголовное дело, возбужденное Генпрокуратурой, у нее нет возможности.

- Почему в таком случае иные знакомые Долгой из числа бывших и настоящих сотрудников прокуратуры, имена которых упоминались в суде, не были использованы ею для освобождения из колонии?

- Не знаю, какие отношения были у них с Долгой. Это осталось за рамками уголовного дела.

- На что надеетесь, подавая надзорную жалобу?

- На оправдание по статьям за взяточничество и злоупотребление служебными полномочиями. Хранение боеприпасов, в чем признался мой подзащитный, заслуживает уже отбытого наказания. Показания же Метелицы в суде выглядели убедительными. Он не сломался. И выходил из зала суда с гордо поднятой головой.

08:26 14/08/2008




Loading...


загружаются комментарии