Могилев действительно хотели сделать столицей Беларуси

Руководитель Национального архива готов предоставить подтверждающие документы всем заинтересованным лицам.

Могилев действительно хотели сделать столицей Беларуси

… Все, как водится, 70 лет назад было окружено ореолом строжайшей тайны. Недаром на докладной записке, адресованной 16 декабря 1937 года из Минска на имя Сталина и Молотова, стоит гриф: “Строго секретно”.

 

Впрочем, сегодня Вячеслав Селеменев, директор Национального архива, где хранится экс-секретный документ, готов показать его любому, кто всерьез интересуется отечественной историей.

 

В направленной в Москву записке руководящие товарищи из БССР просили Кремль дать “добро” на перенос столицы из Минска в Могилев. Причиной такого решения названа близость Минска к польской границе, а также его “слабая связь железнодорожными и шоссейными магистралями как с центрами Союза, так и, особенно, с районами республики”.

 

Могилев же, наоборот, по мнению авторов челобитной, “выгодно отличается в стратегическом отношении и по своим природным условиям имеет большие перспективы для дальнейшего развития”.

 

Правда, докладывают далее эпистолянты Кремлю, “враги народа — троцкисты, бухаринцы, национал-фашисты, шпионы и диверсанты из бывшего руководства республики сознательно вредили и задерживали развитие города Могилева”, на 40 процентов износив его жилищно-бытовой фонд и культурные объекты. И обещают дополнительно представить еще одну — подробную объяснительную записку с перечнем того, что в новой столице придется построить. Перечисление необходимого занимает 12 страниц: “правительственные учреждения, ...жилые дома и другие хозяйственные и культурные учреждения (водопровод, канализация, энергетика, школы, больницы, мост через Днепр, почта-телеграф, жел.-дор. вокзал и т.д”. А также — почтамт, центральный радиоузел, 4 детсада, театр с кинотеатром, фабрика-кухня, 33 торговые точки, роддом, стадион. А еще — хотя бы три бани для помывки горожан.

 

Несмотря на титанический масштаб предстоящих работ, белорусские руководители полны оптимизма: “строительство всех необходимых зданий мы сможем закончить в первый квартал 1939 года”. При одном важном условии: если Москва выделит 350 миллионов рублей — 205,25 миллиона на 1938 год и 145 миллионов на 1939-й.

 

Ох, не была бы Москва Москвой, если бы верила всем национальным слезам! Кремль в ответ требует существенно подкорректировать сумму субсидирования — до 110,5 миллиона рублей. И дает “добро” на обнародование великой новости в печати.

 

17 марта 1938 года в газетах появилось постановление СНК БССР “Аб генеральным плане рэканструкцыi горада Магiлёва”. В нем город на Днепре однозначно именуется “адмiнiстрацыйна-палiтычным цэнтрам”, куда в срочном порядке должны переехать из Минска университет, Академия наук, Институт физической культуры.

 

Окончательное решение о переносе белорусской столицы Москва принимает 19 апреля 1938 года.

 

Жителям будущего центра обещаны радужные перспективы: 6-этажные дома, троллейбус в качестве главного средства передвижения. А главное: новый Дом правительства, возведение которого поручено 56-летнему доктору архитектуры И.Лангбарду, уже имеющему опыт монументальных сооружений. За кураторство над столь ответственным объектом Иосифу Григорьевичу положили весьма приличный по тем временам оклад — 1500 рублей в месяц.

 

Для сравнения скажу: минские последователи Стаханова получали по 300—400 рублей в месяц.

 

Но только в сказках дела делаются быстро и дворцы перемещаются по воздуху. В жизни все обстоит сложнее. Реальные темпы затеянного строительства катастрофически отстали от бумажных.

 

5 февраля 1939 года председатель СНК БССР К.Киселев и секретарь ЦК КП(б) республики П.Пономаренко направляют Сталину и Молотову докладную записку “О ходе выполнения постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) N508 от 19 апреля 1938 года “О городском строительстве в городе Могилеве в связи с переводом столицы Белорусской ССР”. Лаконичный, не в пример названию, документ сухо констатирует: “программа городского строительства по городу Могилеву в 1938 г. выполнена на 52 процента”. Причины задержки — сугубо материального свойства, враги народа уже не упоминаются.

 

Хроника дальнейших событий выглядит так. 26 апреля 1939 года П.Пономаренко собирает очередное совещание. Всем наркоматам достается на орехи за проявленную медлительность. Кроме одного — внутренних дел, который предложил “свои услуги в части предоставления рабочей силы”.

 

Великое переселение вынужденно откладывается до осени. Окончательной датой переезда назначен ноябрь 1939 года.

 

Двумя днями позже ЦК КП(б)Б принимает постановление “О переводе столицы Белоруссии из г.Минска в г.Могилев”, приказав всем задействованным ведомствам “немедленно и решительно покончить с политически вредной, недопустимой недооценкой значения могилевского строительства и своевременного перевода столицы из Минска в Могилев”. Конкретные сроки ввода главных объектов сжаты до предела: Дом правительства — к 1 декабря 1939 года, два 50-квартирных дома — к 15 июля и к 1 ноября, здание НКВД и жилой дом для чекистов — к 1 августа того же года.

 

Говорят, самые дисциплинированные из минских чиновников, упаковав добро в чемоданы, даже начали переезд в город на Днепре. И прогадали. В сентябре 1939 года две половины республики воссоединились. Стратегический аргумент в пользу перемещения столицы подальше от западной границы потерял актуальность.

 

Так что можно представить, с каким облегчением собрались те, кто не спешил сниматься с насиженного места, 14 октября 1939 года на бюро ЦК КП(б)Б. Для рассмотрения всего лишь одного вопроса — “О столице Белорусской ССР”. Первым пунктом утвержденного на нем протокола был такой: “Просить ЦК ВКП(б) пересмотреть решение от 19.IV.1938г. о переводе столицы из г.Минска в Могилев, оставив столицей БССР г.Минск”.

 

12:56 29/08/2008




Loading...


загружаются комментарии