Страшная сила

Белорусский посол в России Василий Долголев, видимо, за эти дни поседел.

Страшная сила

В интервью РИА «Новости» он объявил, что заявление Александра Лукашенко о признании независимости Абхазии и Южной Осетии прозвучит "буквально сегодня, если не сегодня, то завтра". Но, как оказалось, посол неправильно понял знаки из Минска. И, что называется, поперся впереди Батьки в пекло... В результате пришлось информагентствам срочно вносить уточнения в уже растиражированный текст, ссылаясь на трудности перевода. Но вы верите, что Долголев давал интервью по-белорусски?..

Несмотря на прозрачный намек российского посла Сурикова, который однозначно заявил: «Россия ждет...», Лукашенко не поспешил признавать независимость Абхазии и Южной Осетии. Хотя Москва, действительно, очень ждет этого, поскольку до сих пор остается в гордом одиночестве, признав самостоятельность Цхинвала и Сухума.
И все же Лукашенко решил спрятаться за коллективным мнением членов ОДКБ, чем наверняка вызвал даже не гнев, а бешенство в Кремле. Потому что нет никакой уверенности в том, что ОДКБ не выскажется в том же духе, что и лидеры ШОС: они, как известно, с пониманием отнеслись к действиям Москвы, но напомнили о принципах территориальной целостности государств. В данном случае – Грузии. Только президент Казахстана Нурсултан Назарбаев после личной встречи с Дмитрием Медведевым высказал готовность признать независмость Абхазии и Южной Осетии. И то – это если верить российским СМИ. Формально Казахстан никаких таких решений не принял.
Не оправдались и надежды России на Китай. Вместо признания независимости Абхазии и Южной Осетии Китай призвал к переговорам всех заинтересованных сторон. И понятно – почему: Россия выпускает из бутылки чрезвычайно опасного джина – сепаратизм. А у Китая есть Тайвань, а у Китая есть уйгуры, которые тоже добиваются независимости. Кстати, именно Советский Союз в свое время помог Китаю усмирить уйгуров (они, если кто не знает, в отличие от этнических китайцев, исповедуют ислам), когда в 1944 году они с помощью оружия освободились от опеки «большого брата» и создали Восточно-туркестанскую республику. Однако по странному стечению обстоятельств лидеры нового государства многозначительно погибли во время авиакатастрофы, когда летели с визитом в Советский Союз... то, впрочем, не означает, что проблема снята: в 1990-х годах Китаю удалось подавить сепаратизм в этих районах только с помощью расстрелов.

В общем, Пекин давно выработал подход к тому, как обращаться с правом нации на самоопределение. Потому не признал независимость Косово, потому не отнесся с пониманием к предложению Москвы о признании Абхазии и Южной Осетии. Короче, надежд российской дипломатии не оправдал.
Чрезвычайно интересно, какую позицию займут страны ОДКБ (министры иностранных дел стран, входящих в эту организацию соберутся уже на этой неделе). Очень может быть, что своим предложением выработать совместную позицию по вопросу независимости Южной Осетии и Абхазии Лукашенко накануне первого юбилея ОДКБ (напомню, организация образована в сенябре 2003-го) положил начало развалу создававшегося с таким трудом военно-политического союза. Потому что у каждой из стран, входящих в ОДКБ (кроме Беларуси), есть «своя Чечня». И расклад сил – 50 на 50.
Как известно, в Организацию коллективной безопасности входит семь стран: Армения, Беларусь, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан, Узбекистан.
Позиция России – понятна.

Нурсултан Назарбаев на днях высказал готовность подыграть Москве. Надо полагать, по вполне прагматичным соображениям. Что двигало президентом Казахстана становится понятно, если вспомнить, что сепаратистскими настроениями отличаются северные области Казахстана – русские области. Именно здесь в начале 90-х годов были попытки организовать «отсоединение». Президент Казахстана настолько серьезно отнесся к той угрозе, что даже перенес столицу на север. В данном случае союз с Москвой для Назарбаева – гарантия того, что Россия не будет подогревать «прорусские» настроения в этом регионе.
Поддержать независимость Абхазии и Южной Осетии есть резон и у официального Еревана. Ведь тогда появляется надежда по примеру этих грузинских территорий урегулировать вопрос Нагорного Карабаха. Армяне считают, что в состав Азербайджана эта область была включена незаконно, и им очень важен прецедент, на который можно было бы опираться в армяно-азребайджанском конфликте. Ведь он тоже не получил логического завершения. Объявление независмости Нагорным Карабахом, как известно, привело к войне между Баку и Ереваном. С большим трудом в 1994-м сторонам удалось подписать соглашение о перемирии, но переговоры по этому самому мирному урегулированию конфликта в рамках Минской группы ОБСЕ ведутся по сей день. Азербайджан настаивает на сохранении своей территориальной целостности, Армения защищает интересы Нагорного Карабаха. Причем, похоже, что теперь уже надо будет мирить и сопредседателей Минской группы, поскольку ими являются США, Россия и Франция.
Впрочем, как бы то ни было, отдадим должное властям Армении: имея прямую заинтересованность в признании независимости Абхазии и Южной Осетии, Ереван не поторопился это сделать. Только президент непризнанной НКР вдохновился последними событиями и поздравил своих осчастливленных коллег Багапша и Кокойты в связи с признанием Россией их независимости.

Теперь – о позиции Кыргызстана. Как государство, председательствующее в ОДКБ, все это время официальный Бишкек вел активные консультации по поводу произошедшего. При этом президент Курманбек Бакиев сделал только одно заявление, в самом начале конфликта в Южной Осетии. Оно такое: "Реальные пути разрешения имеющейся проблемы между грузинской и южно-осетинской сторонами в соответствии с общепризнанными нормами международного права лежат исключительно в политической плоскости." Кто бы спорил!
Бакиеву, действительно, опасно однозначно поддерживать Москву. Потому что в Киргизии тоже не снята проблема национальных меньшинств, здесь очень хорошо помнят этнические столкновения в Оше. И, кстати, нынешний президент родом именно из этих краев, потому прекрасно осведомлен, что идея автономии южных областей Кыргызстана возникает здесь с тревожной регулярностью. В общем, тушить пожар бензином со стороны Бакиева было бы крайне неразумно.

В аналогичной ситуации и президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Он тоже считает, что «для решения спорных вопросов предпочтительны дипломатические решения.» Потому что у Таджикистана есть Горно-Бадахшанская автономная область и пятилетний опыт войны. Ведь памирцы, населяющие Горный Бадахшан -- исмаилиты, тогда как остальные таджикцы – сунниты. Всем понятно, что если только будет создан прецедент, это может стать достаточно веским основанием, чтобы конфликт разгорелся с новой силой...
Наконец, Ислам Каримов, президент Узбекистана, наверняка хорошо знает конституцию своей страны. А в ней есть статья 74: «Республика Каракалпакстан обладает правом выхода из состава Республики Узбекистан на основании всеобщего референдума народа Каракалпакстана». Иными словами, если Каримов признает право абхазов и жителей Южной Осетии на самостоятельность на основе референдума, то у него не будет оснований помешать отделению Каракалпакии. А обиды на Ташкент тут зреют давно: обладая запасами нефти, являясь транзитной территорией для газопроводов, регион остается самым отсталым в Узбекистане.
... В общем, предварительный расклад в ОДКБ -- три на три. И решающий голос – за Беларусью. Потому Лукашенко никак не выкрутиться, свою позицию придется обозначить. Лично поучаствовать в продолжении развала Советского Союза! И я почти не сомневаюсь, что, потянув время, он все-таки признает все, что от него хотят. Назвал же он при встрече с Медведевым действия России в Южной Осетии «красивыми»! Хотя более дурацкой формулировки и придумать невозможно. Но красота дешевых нефти и газа – страшная сила.

22:57 31/08/2008




Loading...


загружаются комментарии