Закон для правил

У принципа "пишется, как слышится" стало меньше исключений. Последние изменения, внесенные в орфографию и пунктуацию, сделают правила белорусского языка более современными, единообразными, а следовательно, удобными. При этом, как утверждают специалисты, нововведения не имеют политического подтекста.


О том, как изменится белорусский язык в связи с принятием закона, утвердившего новую редакцию Правил белорусской орфографии и пунктуации, корр. "БР" рассказал один из основных разработчиков закона, директор Института языка и литературы имени Я. Коласа и Я. Купалы Национальной академии наук Беларуси, доктор филологических наук, профессор Александр ЛУКАШАНЕЦ. Закон подписан президентом 23 июля и вступает в действие через 2 года.

— Александр Александрович, если попытаться кратко охарактеризовать суть изменений, то к какой формуле мы придем?

— Прежде всего, следует четко разграничивать понятия "язык" и "орфография". Орфография — это не язык, а только общественная договоренность, как единообразно передавать на письме устную речь. Следовательно, правила орфографии и пунктуации не влияют непосредственно на словарный состав языка, на его грамматическую систему. Они лишь обеспечивают полноценное функционирование письменной формы языка в различных коммуникативных сферах, что в принципе невозможно без строгих и стабильных, единых и обязательных для всего общества правил написания.

Теперь непосредственно о новой редакции Правил белорусской орфографии и пунктуации, принятых в форме закона Республики Беларусь. По моему мнению, новые правила действительно станут более системными, более логичными и последовательными, уменьшится количество исключений, которые всегда представляют значительную трудность при изучении любого языка в школе. Кроме того, предложенные изменения и уточнения в большей степени приближают письменный белорусский язык к его звуковому строю, отражают особенности современного литературного произношения.

Орфография любого языка может строиться на трех основных принципах: фонетическом, морфологическом и историческом (традиционном). Причем ни один из этих принципов не "работает" обособленно. Вопрос лишь в том, какой из них в данном языке является доминирующим. Например, для русского языка это морфологический принцип, для современного белорусского характерно совмещение двух ведущих принципов — фонетического и морфологического. При этом на фонетический принцип в большей степени ориентировано правописание гласных, а на морфологический — правописание согласных, хотя и там и там есть определенные нюансы. Однако по сравнению с русской орфографией у нас значительно шире представлен принцип, который образно, но точно передает формула "как слышится, так и пишется".

Целесообразность введения в действие новой редакции правил обусловлена тем, что за последние полстолетия белорусский язык претерпел существенные изменения, в особенности в сфере лексики. Словарный состав современного белорусского языка значительно пополнился новой лексикой, в особенности иноязычной, которая прежде всего требует орфографического упорядочения.

Кроме того, в последние десятилетия на страницах белорусско-
язычных изданий проявился определенный орфографический разнобой, который, по моему глубокому убеждению, абсолютно недопустим для высокоразвитого литературного языка и не способствует повышению в обществе престижа белорусского языка как языка титульной нации и государственного языка нашей страны.

Таким образом, разработка новой редакции правил белорусской орфографии и пунктуации продиктована главным образом практическими потребностями современной языковой практики. Следует также добавить, что в периодическом уточнении нуждаются как раз те орфографические системы, в которых широко представлен именно фонетический принцип написания.

Можно, конечно, дискутировать о том, следует ли вообще вносить изменения в правописные нормы, разрушать устоявшуюся и привычную "стабильность". Функционируют же успешно языки, в которых орфографические нормы не менялись столетиями. Нельзя оспаривать факт, что стабильность и даже консервативность правописных норм способствует успешному функционированию письменной формы языка во всех коммуникативных сферах, обеспечивает преемственность образования.

Однако действительность, развитие системы языка и языковая практика ставят свои условия. Именно поэтому в конце прошлого столетия остро встал вопрос о внесении изменений в действующие правила орфографии и пунктуации. Именно поэтому государственная комиссия, созданная в 1993 году и всесторонне обсудившая узловые спорные моменты белорусской орфографии, пришла к выводу о целесообразности подготовки новой редакции (но не реформы!) действующих правил белорусской орфографии и пунктуации.

— В конце 90-х годов был подготовлен и проект упорядочения "Беларускага клясычнага правапiсу", осовременивающий "Грамматику" Тарашкевича. Этот документ рассматривался в официальных рабочих группах? Обсуждалась ли целесообразность признания в качестве академической грамматики Тарашкевича и, соответственно, отказа от "наркомовки"?

— Насколько я информирован, проект "Беларускi клясычны правапiс. Звод правiлаў. Сучасная нармалiзацыя" (2005), подготовленный Ю. Бушляковым, В. Вячоркай, З. Санько и З. Савко, не обсуждался широко в кругу ученых, преподавателей и учителей белорусского языка и не был предназначен для широкого распространения.

Могу только отметить, что "Беларуская граматыка для школ" Б. Тарашкевича стала первым удачным опытом упорядочения белорусской орфографии и сыграла огромную положительную роль в распространении белорусского языка во всех сферах жизни белорусского общества в 20-е годы прошлого столетия. Но именно языковая практика, в особенности школьное преподавание, выявили и многие нерешенные и неурегулированные моменты этой правописной системы. Поэтому уже в середине 20-х годов достаточно остро встал вопрос о внесении изменений в систему правописных норм "Грамматики" Б. Тарашкевича. Таким образом, опять же, потребности языковой практики в конце концов привели к реформе белорусской орфографии в 1933 году. Замечу, что реформа 1933 года была первой и единственной реформой белорусской орфографии.

Следовательно, возврат к дореформенному правописанию или введение усовершенствованного "Беларускага клясычнага правапiсу" стало бы еще одной существенной реформой белорусской орфографии, что, по моему убеждению, абсолютно недопустимо в современной языковой ситуации. Это было бы не только очевидным "шагом назад", но и сильно подорвало бы позиции белорусского языка в обществе.

— Каким будет механизм введения в действие новых правил?

— Новые правила белорусской орфографии и пунктуации вступают в силу с 1 сентября 2010 года. До этого времени будут действительными и обязательными "Правiлы беларускай арфаграфii i пунктуацыi" (Мн., 1959).

Два года отведены на подготовку базы для введения в действие новых правил. Будут подготовлены и изданы развернутые комментарии к правилам, орфографические и иные словари белорусского языка, в которых найдут отражение предусмотренные законом изменения в правописных нормах белорусского языка. За это время будет подготовлена и конкретная программа перехода на новые правила системы школьного образования.

Хочу заметить, что предлагаемые изменения и уточнения не затрагивают основных принципов и правил ныне действующей системы белорусской орфографии, а только в некоторой степени корректируют их. Поэтому переход на новые правила не скажется отрицательно ни на самом процессе изучения белорусского языка, ни тем более на оценке уровня знаний учащихся по белорусскому языку.

— Как нашей русскоязычной газете после 2010 г. придется писать слова "президент", "правительство" и т. д.? Со строчной буквы, в соответствии с правилами русской грамматики, или с прописной, подчиняясь новым требованиям белорусской грамматики?

— Меня удивляет, почему все "зациклились" на слове "президент". Ведь соответствующее правило регламентирует написание строчной и прописной букв в названиях лиц по должностям, званиям и титулам вообще. В этом ряду не только Прэзiдэнт Рэспублiкi Беларусь, но и Патрыяршы Экзарх усяе Беларусi, Генеральны Сакратар Арганiзацыi Аб’яднаных Нацый и подобные. Кстати, в 26-м параграфе новых правил оговорено, что "у неафiцыйным ужываннi словы прэзiдэнт, мiнiстр, старшыня пiшуцца з малой лiтары...".

Вашей русскоязычной газете следует, как и до сих пор, строго придерживаться действующих правил русской орфографии и пунктуации, которые никто не отменял и действие которых Закон "Аб правiлах беларускай арфаграфii i пунктуацыi" никак не ограничивает и не ущемляет. "В официальных текстах названия высших государственных должностей и титулов пишутся с прописной буквы... в неофициальных текстах эти названия пишутся со строчной буквы" (Правила русской орфографии и пунктуации. Полный академический справочник. — Москва, 2006. — С. 187).

Как видите, эта норма практически совпадает с соответствующим положением принятых Правил белорусской орфографии и пунктуации. И это совершенно правильно, поскольку в нашей языковой ситуации, когда параллельно функционируют и изучаются в школе два государственных языка, различий в написаниях, не связанных с национально-языковой спецификой, расхождений должно быть как можно меньше.

— Александр Александрович, как, на ваш взгляд, будет развиваться белорусский язык в широком историческом контексте? Ожидается ли в будущем, через 20, 50 лет, его реформа или будет достаточно периодически вносить "ювелирные" (определение министра образования Александра Радькова) изменения?

— На этот вопрос ответить достаточно сложно. Но совершенно очевидно, что в обозримом будущем белорусский язык как язык титульной нации и государственный язык нашей страны будет занимать значительное место в коммуникативном, культурном, образовательном и информационном пространстве граждан страны. Я убежден, что с развитием нашей государственности, укреплением позиций Беларуси в мировом сообществе белорусский язык будет все более востребован, так как именно национальный язык является наиболее существенным средством формирования национального своеобразия не только страны, но и нации.

Это приобретает особую актуальность в современном многонациональном и многокультурном динамичном мире. Белорусский же язык по богатству своего словарного состава, упорядоченности и строгости литературных норм способен успешно обслуживать все сферы деятельности современного общества. Уверен, что принятый Закон "Аб правiлах беларускай арфаграфii i пунктуацыi" будет этому только способствовать.

Что же касается возможных будущих "изменений и уточнений" правописных норм, то отвечу так: чем совершеннее и системнее эти нормы, тем реже возникает необходимость их корректировки. Надеюсь, что нынешняя редакция правил белорусской орфографии и пунктуации надолго обеспечит успешное функционирование белорусского письменного языка во всех сферах, в которых он должен использоваться как государственный язык нашей страны.

— Насколько сегодня сильно воздействие, которое оказывает русский язык на белорусский? Происходит ли их сближение? Или белорусский язык приобретает все больше отличительных черт под влиянием польского и английского языков?

— Относительно тенденций сближения и отталкивания белорусского языка от соседних близкородственных языков я бы отметил следующее. Несмотря на сложности своего развития в прошлом столетии, белорусский литературный язык сумел сформировать, сохранить и укрепить свою национальную специфику и неповторимость. С этой точки зрения сегодня ему ничего не угрожает. В то же время следует признать, что именно интенсивное проникновение в словарные составы названных языков огромного числа англо-американизмов в известной мере способствует их сближению, так как увеличивается пласт общей интернациональной лексики. Поэтому к иноязычным заимствованиям следует относиться с определенной осторожностью.

12:30 02/09/2008




Loading...


загружаются комментарии