Что ждет жителей сгоревшей деревни?

— Как мне до Тумарина добраться? — спрашиваю сначала на гомельском, а потом на ветковском автовокзалах.


Диспетчеры в Ветке смотрят на меня с удивлением:

— В эту деревню у нас ничего не ходит. И пожар там недавно был. Вы что, не слышали?

...16 августа название этой деревушки, где всего–то было 9 домов и 11 постоянных жителей, прозвучало на всю страну. Таких пожаров, чтобы сразу в пепел 7 жилищ, пусть в большинстве своем — дачных, давно не случалось. Двухнедельная жара, вспыхнувший торфяник, сухая трава и лес — вот основные причины разбушевавшегося огня. Пламя под порывами ветра перебежало через весь Тумарин по верхушкам сосен, охватив попутно более 110 гектаров леса. Спасатели приехали, когда все тут полыхало, превращая сельские дома в пепел.

Огненная стена подступала и к дому Ромашкиных — единственной семье в деревне, где есть дети, трое. 14–летний Миша, 10–летняя Настя и 6–летняя Кристина в этот день были здесь. Спасатели с брандспойтами обступили дом, не отдав его на растерзание огненной стихии. Огонь обошел вокруг, «подмяв» баню, сарай и соседскую хату.

...Тумарин расположен неподалеку от райцентра, у самой трассы Ветка — Добруш. События трехнедельной давности «читаются» за километры до «горячей точки» — сквозь черную щетину обугленной хвои. Запах гари преследует до самой деревни. С работниками Ветковского райисполкома тормозим у дома Ромашкиных. Поодаль торчит закопченная труба сгоревшей бани. Ветер болтает уцелевшие качели. Сначала подтягиваются родственники одного из последних тумаринцев.

— Брат тут живет. Может, дали бы ему в городе какую комнату, — просят у начальника отдела жилищно–коммунального хозяйства Ветковского райисполкома Игоря Котоликова. Тот, успокаивая, разводит руками: дом ведь не поврежден. На улице появляется пенсионерка Анна Яковцова. Пожар уничтожил ее дачу–«кормилицу». Муж умер по весне, не успев переоформить имущество. Теперь если и добиваться компенсации, то только через суд.

— Как я без огорода?.. — растерянно вопрошает пенсионерка.

37–летний хозяин уцелевшего дома Юрий Ромашкин в камуфляжной куртке бродит вдоль дороги как неприкаянный. Домашний телефон не работает — потерялся... аппарат. На работу сейчас не ходит.

— Взял отпуск, — сторож Ветковского райагросервиса к общению уже привык: тут каждый день пожарные и милиционеры, опрашивают, записывают. — В себя никак не могу прийти. Слишком большое потрясение. Вокруг и сверху — огонь. Двух младших держу на руках — они от плача разрываются... Старший помогает вещи из дому выносить... Никому такое увидеть не пожелаю. Каждую ночь кошмары снятся. Детишек после пожара сразу в Гомель к бабушке отправил. Жена в больнице.

Ромашкин водит меня вокруг дома, описывая потери. Вот тут было сено, в котором куры копошились. Сколько их сгорело — не считал. Но больше всего кабана жалко. Собирался резать, чтобы детвору собрать к школе. Еще двое поросят пропало... Вокруг мертвая тишина. Помимо дома Ромашкиных, уцелели еще лишь две хаты поодаль. У дороги, считай, они одни остались.

— Последние два года жена с детьми жили в Гомельском районе, там же ребята ходили в школу, — Юрий рассказывает как есть. — Только я здесь работал. Но этим летом решили перебраться в Тумарин. Лена устроилась на комплекс Ветковского молочного завода. Что теперь будет, не знаю...

Ветковский райисполком предложил Ромашкиным перебраться в районный центр. В порядке исключения семье подобрали дом из подменного фонда коммунального хозяйства, практически рядом с гимназией.

— Хотелось морально поддержать семью, — объясняет заместитель председателя Ветковского райисполкома Александр Глазунов. — С другой стороны, если Ромашкины останутся в Тумарине, то нужно будет решать вопрос с подвозом детей в школу.

Бывшие хозяева дома в Ветке, который отвели многодетным тумаринцам, недавно вывезли последнее добро. Половицы местами болтаются, из–под оборванных обоев проглядывает ветхая штукатурка. Коммунальники не обещают даже косметического обновления. Хотя с порога видно: ремонт здесь нужен хороший, и за полтора месяца до холодов его вряд ли осилить. Поэтому Ромашкины решили не покидать Тумарин, а дождаться благоустроенного жилья, в очередь на которое они стали три месяца назад.

— Решили оставить детей в Гомеле у бабушки, — после семейного совета сказал мне Юрий по телефону. — В дом, который нам предложили в Ветке, быстро было не перебраться, а держать детишек на пожарище в Тумарине не хочется. Поэтому старшие пошли в школу № 54 в областном центре.

Юрий признается, что ему, пережившему стресс, теперь тяжело даже добраться до своей организации, чтобы взять справку о доходах и снять копии с документов, которые нужны для получения материальной помощи райисполкома. В районном управлении по труду, занятости и социальной защите пообещали, что сами выедут к Ромашкиным, чтобы оценить их трудное положение и помочь в сборе нужных бумаг. Слово сдержали, побывав в деревне в тот же день. Теперь дело — за помощью.


Комментарий
Юрий Столяров, старший следователь прокуратуры Гомельской области:

— По факту пожара возбуждено уголовное дело по статье «Служебная халатность». Сейчас идет работа по оценке ущерба, в том числе нанесенного и жителям деревни, которые выступают в качестве потерпевших. В судебном процессе они смогут заявить иски о компенсации материального вреда, но лишь в том случае, если будут иметь подтверждение права собственности на сгоревшие постройки. По предварительной информации, большинство домов в Тумарине не имело владельцев, оформленных в надлежащем порядке. Свое право на собственность им еще нужно доказывать через суд.

 

 

10:49 04/09/2008




Loading...


загружаются комментарии