Искусство с протянутой рукой

Сцена, аплодисменты, признание публики… Широкий экран кинотеатров, восторженные взгляды зрителей… Персональные выставки в галереях, аукционы, сумасшедшая прибыль от картин… Многие молодые люди мечтают обо всем этом с самого детства и идут к намеченной цели со всем упорством и стремлением, не жалея ни сил, ни времени, ни материальных затрат. Вот только не все в действительности представляют себе жизнь людей, посвятивших себя искусству. А ведь зачастую она совсем не похожа на голливудские сказки о красивой жизни.

Искусство с протянутой рукой

В феврале, на встрече президента со студентами БГУ, глава государства заявил, что через два-три года мы должны создать свой маленький Голливуд, видимо, подразумевая целый квартал съемочных павильонов с созданными условиями для работы на самом высоком уровне. Павильоны павильонами, но работать ведь там должны будут люди: режиссеры, сценаристы, актеры… Но список звездных имен будущего местного Голливуда не спешит пополняться. И правда, кем же он будет пополняться, если вместо того, чтобы готовиться к завоеванию Оскаров,  наш молодняк не знает, как свести концы с концами.

Так, например, актер бобруйского театра драмы и комедии им. В. И. Дунина-Марцинкевича Никита Сафронов решил проблему с нехваткой театрального заработка, отправившись работать на городской рынок. Там человек богатырского роста и телосложения лихо справляется с тележками, да и на сцене он смотрится не менее органично в роли главного героя в постановке «Желание любви» по мотивам романа Элоизы Ожешко. В театре Никита почти шесть лет, на рынке – два года. И пришел он на рынок не из-за желания больших денег (какие большие деньги у грузчика?), а из-за осознанной необходимости.

– Я актер второй категории, и поэтому не могу зарабатывать больше трехсот тысяч в месяц. Как вы себе представляете себе жизнь на эти гроши? А у меня еще и алименты. На жизнь вообще ничего не остается. Да и с повышением категории заработок существенно не изменяется. Мама моя – актриса категории «мастер сцены», а получает всего четыреста тысяч. Не слишком большая разница, правда ведь?

Друг и коллега Никиты Вадим Бархатов тоже не знает, как можно прожить на зарплату провинциального актера без дополнительного приработка. Именно поэтому и занимается созданием и оформлением сайтов в интернет-пространстве. Но на мой вопрос о том, не было бы проще поменять профессию, ребята дружно покачали головами: «Нет, театр важнее».
Никита Сафронов высказал желание попытать счастье в киноиндустрии, причем, не на отечественных студиях. А вот Вадим остается верен родной державе. В его планах лишь перебраться в столицу, где, по его мнению, и работы больше и зарплаты повыше.

Вообще, по официальной информации, в Бобруйске актер – одна из самых низкооплачиваемых профессий. Средняя зарплата ведущего мастера сцены составляет четыреста – пятьсот тысяч. Для сравнения, в местном центре занятости желающим стать ловцами безнадзорных животных предлагают зарплату такого же размера, а сторожам кладбища – всего на сто тысяч меньше.  А в это время в театре остаются свободными около пятнадцати вакансий.
Выпускница школы-колледжа искусств Юлия Игнатович в этом году поехала по распределению в Кировск. Теперь в её трудовой книжке записано: «преподаватель по классу хореографии», а зарплата за одну ставку (18 часов) составляет 230 тысяч. Считайте сами: оплата общежития стоит сорок тысяч, причем девушку предупредили, что ремонт она должна будет сделать за свои средства (условия для жизни в ее комнате абсолютно не пригодны). А плюс расходы на питание, мобильный телефон, проезд... Вот вам и работа в качестве молодого специалиста… Девушка поняла, что на эти крохи прожить невозможно, и что необходимо искать дополнительный заработок, но уже в Бобруйске.

У бобруйских художников дела с доходами обстоят не более радужно, чем у местных театралов. Председатель Бобруйской организации белорусского союза художников Валерий Колтыгин Колтыгин считает, что одна из возможностей художника заработать – работать «на город». Но в этом тоже есть свои проблемы: зачастую городу необходимы плакаты, а профессиональных художников-плакатистов у нас в городе вообще нет. Если у художников, работающих с краской, проблема мастерских более или менее решаема (писать можно и дома), то для керамистов этот вопрос является наиболее актуальным. И аренда (чаще всего подвальных помещений) не есть дешевое удовольствие. Каждый ищет выход из сложившегося финансового кризиса самостоятельно, но чаще всего – это работа на заказ.

Вот и получается, что искусство у нас ходит с протянутой рукой, а у работников культуры одна мысль – о дополнительном заработке. Энтузиазма в их деле остается все меньше, а ведь в искусстве без него никуда…

10:01 10/09/2008




Loading...


загружаются комментарии