Поправки к «народному гласу»

Ушла в историю избирательная кампания - 2008. Кампания, на которую многие возлагали особые надежды, кампания, которая, казалась, таила в себе уже почти забытый привкус остроты и пряности. Лукашенко так часто называл ее честной, прозрачной, проведенной чуть ли не под руководством западных менеджеров, что это звучало как заклинание.

Поправки к «народному гласу»

Впервые за долгие десять лет я принимал в ней участие не как кандидат в депутаты, а как доверенное лицо моего товарища по партии - предпринимателя Виктора Горбачева. Некоторая отстраненность позволила мне составить более разностороннее и взвешенное мнение об этом важном событии. Говорю так безо всякой иронии, поскольку для тех, кто изначально рассматривал выборы не как реальные выборы, а как политическую кампанию, нынешним летом и в начале осени представилась уникальная возможность пообщаться с избирателями, не рискуя особо своим здоровьем и свободой.

Подчеркну: все, что я говорю, касается исключительно города Борисова, а если быть совсем точным, то территории избирательного округа № 62. Для тех, кто не в курсе - это Ново-Борисов. Итак, была ли прошедшая кампания честной, открытой и прозрачной? Безусловно, нет. Хотя определенные подвижки в этом плане были. Очевидно, в окружении Лукашенко появились, помимо обычных «дуболомов», и более изощренные специалисты. Они донесли до ушей своего лидера простую, но очень плодотворную мысль, что ничего не меняя по существу, выборы можно обернуть в более красивую упаковку, в которой, с учетом благоприятного момента, может быть, удастся продать Западу. Действительно, зачем мешать кандидату в депутаты вести свою кампанию, если считать голоса все равно будут свои люди. Тем более, что наличие интриги на избирательном округе повышает интерес избирателей и в какой-то степени помогает решать проблему явки. Конечно, не все и не у всех было гладко. Так с первой попытки не был зарегистрирован редактор газеты «Борисовские новости» Анатолий Букас. Видимо, кто-то решил, что три кандидата на округ - это перебор.

Виктор Горбачев провел очень активную кампанию, и ему в этом, по большому счету, не мешали. Специально для скептиков и сторонников бойкота с самого начала уточню: за время кампании команда Виктора распространила сорок две тысячи единиц информации на бумажных носителях. Это листовки, газеты «Народная воля», «Товарищ», «Глоток воздуха» и другие. Причем, ничего не разбрасывалось по почтовым ящикам. Все вручалось из рук в руки на рынках, на проходных крупнейших предприятий города, при поквартирных обходах. Более десятка встреч с избирателями организовала окружная комиссия. Конечно, руководители предприятий не слишком усердствовали в привлечении как можно большего количества избирателей к участию в них, но все же это был важный момент предвыборной агитации. К слову сказать, в этот раз, в отличие от предыдущих кампаний, власти отказались от проведения встреч в общеобразовательных школах и в учреждениях здравоохранения. Видимо, действующий депутат и кандидат в депутаты от власти  В. Гуминский не слишком стремился оказаться под градом неприятных вопросов, касающихся социальной политики государства и предпочел встрече с избирателями более спокойное мероприятие - августовское совещание педагогов, на которое, естественно его оппонентов пригласить забыли. Я не склонен преувеличивать значение кандидатских телевыступлений, но, оказывается, многие люди смотрели и их, особенно, когда их повторили в более удобное время. К тому же видеозапись выступления  Виктора Горбачева была распространена на нескольких сайтах в Интернете.

Пишу это и с изумлением вспоминаю слова Лукашенко, сказанные им на избирательном участке: «Оппозиция боится идти в народ». Ничего себе, боится! Да если бы его палаточные депутаты так ходили в народ, на них бы уже давно не было ни одного живого места. Могу утверждать это авторитетно, поскольку присутствовал на встречах с кандидатами и слышал вопросы к действующему депутату, а главное, интонации, с которыми они произносились. Борисов - во многом город бывших военных. Возможно, именно поэтому в далеком 2000-м году выбор местной власти пал сначала на офицера-афганца, а затем, когда эта затея провалилась, на повторных выборах  была предложена кандидатура В. Гуминского, полковника, политработника высокого ранга. Тем приятнее было наблюдать, как в хвост и в гриву чихвостили своего бывшего коллегу офицеры-отставники в бывшем военном городке Лядище и на общегородской встрече во Дворце культуры. Разве мы имели бы все это, если бы сразу поддержали кампанию бойкота?

Так, может быть, все честно и открыто, как пытается убедить ОБСЕ Лидия Ермошина, которая мечтает поехать в Париж? Нет и еще раз нет.  Как только стал известным состав участковых избирательных комиссий, в которые только борисовская городская организация Объединенной гражданской партии предлагала 45 своих членов, по одному на комиссию, все сразу стало понятно. В строгом соответствии с аксиомой т. Сталина И.В.: «Не важно, как голосуют, важно - кто считает», было решено в комиссии чужих не пускать. Далее по пунктам.

1. Участковые комиссии формировались из многократно проверенных бойцов, как правило, работников одного, максимум двух, предприятий. В некоторых случаях их состав разбавлялся «представителем трудового коллектива горисполкома». Руководителями комиссий были назначены директора или заместители директоров соответствующих предприятий. Формально это даже не нарушение Избирательного кодекса, поскольку тот ограничивает выдвижение в комиссии только работников одного подразделения (ст. 35). В крайнем случае, если нужны были два человека от одного  цеха или отдела, один из них шел «от граждан, путем сбора подписей». Но нарушение все же было, поскольку ст. 35, регламентирующая порядок выдвижения в состав комиссий, начинается со слов «Политические партии», а вот они-то как раз и были проигнорированы.

2. О так называемом досрочном голосовании говорено уже не раз и не два. Однако это явление будет существовать до тех пор, пока существует нижний порог явки избирателей на голосование в 50%. Соответственно будет существовать связанная с досрочным голосованием возможность фальсификаций.  Можно «добавить» бюллетеней в урну, можно поменять бюллетени на другие. И введенное на нынешних выборах заклеивание отверстия в урне листом бумаги здесь не помеха. Во-первых, председатель комиссии может сам снять печать с откидывающейся крышки и сам вернуть ее на место после нехитрых манипуляций. Замена сургучной печати пластилиновой только облегчило эту задачу. Можно и лист, закрывающий отверстие для голосования, снять без последствий. Ведь приклеивается он скотчем, а скотч, как это хорошо известно г-же Ермошиной и ее команде, можно спокойно снять и опять приклеить к деревянной поверхности урны, особенно, если она покрыта лаком.
 
3. Теперь о голосовании по месту нахождения избирателя, или о так называемом выездном голосовании. Это вообще поэма. В зависимости от избранной стратегии обеспечения необходимого уровня явки (досрочное либо выездное голосование) число подавших заявку с просьбой выезда на дом на некоторых участках достигало 20% от числа проживающих на территории участка избирателей, или 40% от числа всех проголосовавших. Цифра проголосовавших на дому нигде не оглашается и не фиксируется в протоколе, поэтому зачастую остается недоступной наблюдателю, но порой достигает шестисот человек. Представьте себе, сколько должно быть наблюдателей на участке, если там только для выездного голосования используются три экипажа с тремя урнами. Существуют ли на самом деле эти звонки от высокосознательных избирателей с просьбой принести урну на дом?  Позволю себе утверждать, что если и существуют, то в значительно меньших количествах. И горько и смешно было наблюдать, как муж якобы звонившей женщины сказал, что ее накануне похоронили. А в другой квартире женщина погнала нас, что называется, «поганой метлой», заявив, что никого не приглашала и голосовать вообще не собирается. При этом любой, кто хоть раз пробовал мотаться с урной для голосования по этажам, а то и по частному сектору, скажет вам,  что максимальный результат может быть десять человек в час. Дальнейшие расчеты вполне доступны ученику 3-го класса средней школы. Любопытный факт, скорость движения урны для выездного голосования сильно замедляется с появлением независимого наблюдателя и сильно ускоряется при его отсутствии.

4. И, конечно, главное - подсчет голосов. Я не берусь утверждать, что кто-то их считает вообще. Сразу после окончания голосования  столы сдвигаются в кучу, члены комиссии окружают их плотным кольцом, и кроме «филейной», извините, части комиссионерш взору наблюдателя ничего не доступно. На полпути между наблюдателем и столом, где лежат бюллетени, выстраиваются доблестные сотрудники милиции, готовые по первому зову председателя комиссии придти и защитить его от наглого интереса тех, кому положено знать только конечный результат. Не исключаю, что председателям комиссий уже доведены нужные цифры и им нужно лишь подставить их в протоколы. На одном из участков наблюдателю от нашей партии каким-то чудом разрешили пересчитать стопку бюллетеней с голосами за Гуминского. К своему удивлению он обнаружил там около 60 бюллетеней, данному господину никак не принадлежащих. Там нашлись бюллетени за Горбачева, за Букаса и даже против всех. Вспоминается случай четырехлетней давности, когда Виктору Горбачеву избиратели принесли стопку бюллетеней, подписанную членами одной из комиссий, найденную в мусорном баке. В результате наказаны были не виновники, которых, по-моему, совсем не искали, а сам Горбачев, оставивший себе несколько бюллетеней для истории.

Лукашенко и его команда очень рассчитывали на признание Запада. Завлекая кандидатов от Объединенных демократических сил (ОДС), спецслужбы умело распространяли среди них слухи о существующих, якобы, списках тех, кто будет допущен в Палату, называя  разные фамилии, периодически меняя их, подогревая тем самым  интерес этих людей. Определенные надежды теплились у многих, и я абсолютно не осуждаю их за это. Ими двигали вовсе не какие-то меркантильные интересы. Просто у всех, интересующихся политикой, в памяти тот переполох, который произвела в Палате 3-го созыва группа «Республика», более известная как группа Фролова, Парфеновича и Скребца. Даже небольшое количество депутатов от ОДС сумели бы сильно разворошить этот осиный рой. Позволить себе этого власть, в условиях постоянно усложняющейся ситуации в экономике, не могла.

Выборы-2008 стали историей. Заклинания Лукашенко не помогли. Запад четко дал понять: без реальных изменений, без реального диалога с оппозицией результата не будет. А мы продолжим борьбу. Те сотни телефонных звонков и личных обращений, которые за неполный месяц получил Виктор Горбачев, эти «крики души» лучше всяких политологов говорят - мы нужны народу. А лучше всего об этом послушать самого Александра Григорьевича. О чем бы он ни говорил: об уборке зерновых или о строительстве очередного ледового дворца, он обязательно вспомнит оппозицию. Для меня это самая высокая оценка нашей деятельности. А у Виктора Горбачева еще все впереди. Я верю, что недалек тот день, когда именно он, вместе с другими неравнодушными людьми, будет писать и принимать законы нашей страны. В интересах простых людей, с учетом их мнения, а не автоматическим поднятием рук, как это делают депутаты нынешние.

 

19:10 01/10/2008




Loading...


загружаются комментарии