Специалисты сомневаются, что на Шарковщине обнаружена подлинная скрипка Страдивари

Ранее уже сообщалось, что в музее деревни Городец Шарковщинского района была обнаружена чудо-скрипка. Точнее, скрипка мастера Страдивари. На авторство итальянца смело указывает этикетка, обнаруженная внутри корпуса. На ней прописано имя мастера, а также дата изготовления — 1723 год. Если все, что указано на этикетке, является правдой, то музею сказочно повезло.

За свою жизнь Страдивари сделал более тысячи скрипок, и лучшие его инструменты приходятся как раз на период с 1698 по 1725 год. Поэтому ценность городецкого экспоната даже трудно определить. В мире сохранилось около 650 скрипок итальянца, и их стоимость порой достигает трех миллионов евро!
Министерство культуры Беларуси заинтересовалось инструментом, пролежавшим в музее 25 лет. Чиновники намерены провести экспертизу, чтобы окончательно определить, имеет ли скрипка хоть какое-то отношение к Страдивари или это всего лишь очередная подделка, коих в мире немало.

Декан оркестрового факультета Белорусской академии музыки Владимир Будкевич несколько раз в своей жизни держал в руках “настоящего” Страдивари. Во всяком случае, об этом свидетельствовали лейблы. И каждый раз эти инструменты оказывались подделками.
— Конечно, хочется верить, что скрипка, найденная в городецком музее, окажется подлинной, — говорит заслуженный артист Беларуси, — но мой опыт указывает на то, что это маловероятно. Практически все скрипки Страдивари сегодня известны и занесены в каталоги.

Постоянно действующей комиссии, которая устанавливала бы подлинность музыкальных инструментов, у нас в стране нет. Все-таки не каждый день находится Страдивари. Когда несколько лет назад стоял вопрос о приобретении дорогой скрипки, была созвана комиссия из наиболее авторитетных скрипичных мастеров Беларуси. Судя по всему, подобная схема будет применена и в случае с городецким экспонатом. А если так, то Владимир Хазанов (педагог столичной музыкальной школы № 10 собственноручно изготовил 17 инструментов) наверняка попадет в число экспертов.

— Простой человек, взяв в руки настоящую скрипку Страдивари и качественную подделку, не сможет их отличить, — считает Владимир Семенович, — да и не каждому специалисту это под силу. К примеру, в XIX веке жил французский мастер Вийом. Он делал копии инструментов известных мастеров, которые практически не отличались от оригиналов. Как проводится экспертиза? Мы обращаем внимание на корпус скрипки, на характерные моменты в работе мастера — как он делает деки, своды, f-отверстия. К слову, головки у инструментов Страдивари необыкновенные! Можно еще провести анализ лака или установить возраст дерева, из которого изготовлена скрипка. Правда, не каждый хозяин согласится на то, чтобы его инструмент просвечивали рентгеном.
По породе дерева принадлежность инструмента какому-либо мастеру не определишь. Потому что все выдающиеся скрипки делаются из двух сортов древесины — ели и клена. Что касается звучания, то оно может выдать лишь “национальность” инструмента.

— Хорошего “итальянца” всегда определишь, — говорит Владимир Хазанов. — Страдивари, как правило, ставил на свои инструменты этикетки или выжигал свое имя. Но позже этикетки с именами Страдивари, Амати, Гварнери наклеивали обычные мануфактуры по производству скрипок. Они брали оригинальный инструмент мастера, обмеряли его, а потом делали свой. Правда, отличить мануфактуру от оригинала довольно легко. Также несложно установить “национальность” инструмента, а вот определить мастера, который его сделал, это уже проблема. Чтобы делать такие заключения, надо постоянно иметь дело с оригиналами. Честно говоря, я не очень верю, что скрипка, найденная на Шарковщине, является настоящим Страдивари. Это один шанс на миллион.

К Владимиру Хазанову не раз приносили скрипки “Страдивари” с просьбой провести экспертизу. Самый частый вопрос — сколько такая скрипка стоит.
— Я сразу отвечаю, что такая скрипка бесценна, — улыбается специалист, — а потом спрашиваю, как она попала к владельцу. Нередко отвечают, что дед с войны привез. Тогда интересуюсь, в каком он был чине. Если рядовой, то скрипку можно даже не смотреть. Простые солдаты не имели доступа к ценным вещам, а вот генералы частенько брали весьма хорошие инструменты. Но оригиналы мне еще не приносили.
Любопытно, а насколько реально отыскать в Беларуси настоящее произведение искусства? Может, когда-то занесло на территорию нашей страны работу Леонардо да Винчи или какого другого великого художника? Или где-то на чердаках или в чуланах белорусов пылятся неопознанные работы Шагала или Ваньковича? С этими вопросами мы обратились к председателю комиссии по экспертизе произведений изобразительного и декоративно-прикладного искусства от частных лиц и организаций Национального художественного музея Наталье Калашник.

— Почему-то все картины в Беларуси находят на чердаке у бабушки, — говорит Наталья Николаевна. — Как правило, это оказывается не то, на что рассчитывают владельцы. Увы, белорусский антикварный рынок не очень богат. Нам еще ни разу не приносили каких-то выдающихся произведений искусства. Хотя качественные вещи иногда попадаются. Но в основном это не картины, а предметы декоративно-прикладного назначения XVIII—XIX веков — фарфор, изделия из камня. Только однажды нам принесли картину с подписью Шишкина. То, что сама картина не принадлежит русскому мастеру, было очевидно. Поэтому владелец требовал признать хотя бы оригинальность… подписи Шишкина!


 

17:53 24/10/2008




Loading...


загружаются комментарии