«Раскiданае гняздо» Михаила Снегиря. Взгляд Владимира Сидоровича

История с покупкой элитной квартиры в центре столицы прокурором Минской области Михаилом Снегирем началась несколько лет назад. Но в горячую стадию перешла только год назад. Некто Сидорович, который ворочает миллионами долларов, решил через адвокатов рассказать свою версию событий.  Арендатор квартиры Владимир Сидорович предоставил «БелГазете» переписку с чиновниками высшего звена.

«Раскiданае гняздо» Михаила Снегиря. Взгляд Владимира Сидоровича

«ИМЕЛ НАМЕРЕНИЕ ВЫСЕЛИТЬ НАС»

Еще в 1999г. Владимир Сидорович заключил с представительством шведской компании Swe-Bel Partner AB в Беларуси, одним из руководителей которой являлся, 25-летний договор аренды квартиры площадью около 200 кв. м в доме по ул. Грибоедова, 2 в Минске. Квартира принадлежала Swe-Bel, перед Сидоровичем, в ней прописавшимся, забрезжила надежда стать ее владельцем. Поскольку Гражданский кодекс, действовавший на время заключения договора, не позволял аренду с правом выкупа, вопрос отложили на будущее.

В письме к президенту Сидорович рассказал о горестном событии в его жизни: квартирой заинтересовался прокурор Минской области Михаил Снегирь. В 2007г. обанкротившаяся компания Swe-Bel подписала с послед-ним договор купли-продажи. «На момент покупки, - сообщил Сидорович, - в квартире на законном основании были прописаны и проживали я и члены моей семьи. Согласно договору найма, мы имеем право проживать в ней до 2024г.». При этом «цена, за которую Снегирь приобрел указанную квартиру площадью 200 кв. м, согласно договору купли-продажи, почти в 10 раз ниже рыночной стоимости и составляет всего Br156 млн.».

Не приняв во внимание договор аренды, Снегирь инициировал судебный процесс о выселении, а «в ходе суда он признался, что, покупая квартиру, изначально имел намерение выселить нас». В ходе разбирательств Снегирь, по утверждению Сидоровича, «стал стараться «замазать» те ошибки, нарушения законодательства Беларуси, которые он допустил». Так, «осознав, что цена проданной квартиры сильно занижена, прокурор и представитель Swe-Bel Баранов подняли стоимость сделки до $250 тыс.». По заверениям Сидоровича, «Снегирь предоставил расписку» о передаче денег, однако, «по данным банкротного управляющего компании Swe-Bel Partner AB, указанная сумма до сих пор не поступила на счет компании, о чем было сообщено в Генпрокуратуру».

«Я считаю эту сделку купли-продажи квартиры незаконной, - сигнализировал президенту Сидорович, - и полагаю, что Снегирь мог совершить ее только благодаря тому, что он прокурор и использует свое должност-ное положение. Я неоднократно обращался по данному вопросу в различные госорганы, такие как прокуратура РБ, Совет безопасности, админист-рация президента, КГК. Но куда бы я ни направлял заявления, ответы приходят из Генпрокуратуры, из которых видно, что прокуратура не проводит объективных и полных проверок, а старается прикрыть своего высокопоставленного сотрудника».

«ФАКТОВ НЕ УСТАНОВЛЕНО…»

Из ответа замгенпрокурора Николая Куприянова на жалобу Владимира Сидоровича:

«Ваша жалоба на действия Снегиря М.В., поступившая из Госсекретариата Совета безопасности РБ, рассмотрена. В ходе проверки установлено, что между Вами и Снегирем М.В. возник спор относительно права пользования квартирой N10 в д. 2 по ул. Грибоедова в г. Минске, который носит гражданско-правовой характер и, согласно законодательству, подлежит рассмотрению в судебном порядке… Также сообщаем, что в ходе проверки Снегирем М.В. подтверждена законность получения средств на приобретение спорной квартиры. Фактов использования им служебного положения при заключении договора купли-продажи не установлено».

Из ответа начальника управления генпрокуратуры Мышковца:

«Ваше утверждение о том, что прокурор Минской области Снегирь М.В., используя свое служебное положение, пытается повлиять на решение по проверке, не соответствует действительности. Исходя из полномочий, прокурор области не имеет права давать какие-либо указания или распоряжения, а также влиять на решения, принимаемые должностным лицом Генеральной прокуратуры… Конкретных данных о неправомерных действиях Снегиря М.В. в обращении Вы не приводите. Такими данными не располагает и Генеральная прокуратура».

Из ответа начальника экспертно-правового отдела Совбеза Андрея Шведа:

«В Государственном секретариате Совета безопасности… рассмотрено Ваше очередное обращение. Сообщаем, что поднятые Вами в обращении вопросы не относятся к компетенции Государственного секретариата… По указанию Государственного секретаря… Шеймана В.В. Ваше обращение направлено для тщательной проверки и возможного принятия мер прокурорского реагирования Генеральному прокурору… О результатах рассмотрения Вы будете уведомлены в установленном порядке».

«СИТУАЦИЯ ТРЕБОВАЛА ПРОВЕРКИ»

Выясняя подробности «квартирного вопроса» экс-прокурора Минской области, корреспондент «БелГазеты» связалась с адвокатом Сидоровича Игорем СУСЛОВЫМ.

- Почему скандальная история о покупке прокурором Минской области квартиры в центре Минска, случившаяся более года назад, сейчас попала в центр внимания президента?

- Судебные разбирательства по выяснению собственника квартиры длились долго: на решения составлялись жалобы, назначались кассационные рассмотрения, параллельно шли административные разбирательства в отношении Сидоровича. И только после вынесения окончательного решения по делу появилась возможность разобраться в ситуации.

- Вам не кажется, что информация о приобретении Снегирем квартиры скрывалась от президента или преподносилась как не соответствующая действительности? Сидорович еще в прошлом году неоднократно сигнализировал и самому президенту, и высшим должностным лицам, включая председателя КГК Зенона Ломатя, тогдашнего госсекретаря Совбеза Виктора Шеймана, замглавы администрации президента Наталью Петкевич, начальника отдела собственной безопасности прокуратуры РБ Дмитрия Черкаса…

- Видимо, ситуация требовала проверки, в т.ч. в отношении Снегиря и его окружения. Решения относительно столь высокопоставленного лица сгоряча не принимаются. Не исключено, что информацию взяли на заметку, началась проверка. Президент говорил не только о квартире, но и о доме Снегиря на территории Цнянского водохранилища. Очевидно, информация, предоставленная Сидоровичем в администрацию президента, потребовала тщательного изучения. Мое предположение подтверждают слова президента о неких переговорах между судьей Еленой Ильиной, принявшей решение о выселении Сидоровича, и Снегирем. Просто так эти события не фиксируются.

- Попадали ли письменные жалобы Сидоровича адресатам?

- В любом случае, они регистрировались в канцеляриях госучреждений и распределялись соответствующим должностным лицам на реагирование и подготовку ответов.

- Сидоровича приглашали на приемы?

- Об этом он мне ничего не говорил.

- Сидорович получал из госструктур явные отписки…

- Мотивы подготовки этих отписок мне неизвестны. Очевидно, высокие должности Снегиря и Куприянова сыграли свою роль в развитии ситуации.

- Какой была реакция окружения Снегиря на заявления Сидоровича? В письмах последнего говорится и о неких проверках в отношении него, угрозах возбуждения уголовных дел…

- Это соответствует действительности. Снегирь пытался прекратить попытки Сидоровича добиться справедливости, неоднократно заявляя о возбуждении в отношении него уголовных дел или проверок по поводу возможного привлечения к ответственности. Но, насколько мне известно, ни одно уголовное дело не возбуждено, Сидорович не стал ни подозреваемым, ни обвиняемым, никаких его преступных действий не установлено.

Летом этого года Сидоровича привлекли к административной ответственности за перепланировку квартиры по ул. Грибоедова и присудили ему штраф около 10 БВ. Мы пытались доказать, что именно в таком виде он получил квартиру в аренду. Протокол об административном правонарушении был составлен, когда Сидорович находился в командировке в Москве. Несмотря на железнодорожные билеты, командировочное удостоверение, приказ о направлении в командировку, в протоколе содержится запись: Сидорович присутствовал при составлении документа, ему разъяснены права, и он отказался от дачи объяснения по факту перепланировки. Очевидно, что протокол подложный, изготовлен с нарушением требований Процессуально-исполнительного кодекса об административных правонарушениях. Однако в просьбе Сидоровича возбудить по этому факту уголовное дело было отказано.

ДОЛГАЯ ИСТОРИЯ

- Разве квартирный спор не закончился еще в прошлом году, после решения суда Центрального района о выселении Сидоровича?

- После подачи Снегирем иска о выселении мой подзащитный направил встречный иск, в котором просил признать договор купли-продажи квартиры ничтожным, поскольку он совершен с нарушением закона. Суд отказал Сидоровичу и принял решение о вселении Снегиря в спорную квартиру. Обжалования и опротестования решения длились долго, затем Снегирь потребовал у Сидоровича освободить квартиру в связи с ремонтом. Сидорович отказался, подал иск об устранении препятствий в пользовании квартирой и запрета на ее ремонт, но получил отказ. Снегирь вновь подал иск о выселении Сидоровича, который был удовлетворен. Судебные тяжбы растянулись на полтора года.

- Почему Сидорович не купил квартиру, а взял в аренду, и правда ли, что арендная плата была мизерной?

- Ежемесячную плату определили еще до деноминации в Br10 млн., поэтому она и превратилась в Br10 тыс. При этом Сидорович нес расходы по содержанию квартиры. Вопрос приобретения квартиры в собственность не стоял: существовал договор аренды на 25 лет. Сидорович спокойно жил на ул. Грибоедова, пока не узнал, что квартира продана, а новый владелец - прокурор Минской области - подал иск о выселении.

- Почему Снегирь захотел получить в собственность именно эту квартиру?

- Не знаю. Могу лишь сказать: ни один простой человек, решивший приобрести помещение, никогда не купит его, если право проживания на этой площади имеют другие люди. Для меня очевидно: квартира покупалась с целью выселить Сидоровича.

- Не был ли Снегирь связан с кем-либо из руководителей Swe-Bel?

- Мне это неизвестно.

- Кто в настоящее время живет в квартире?

- Сидорович выселился после вступления решения суда в законную силу. До этого Снегирь пытался сделать его проживание невозможным: в отсутствие Сидоровича и членов его семьи в квартире, где находились их личные вещи, поменяли замки и установили пульт милицейской сигнализации. Сидоровичу пришлось предъявлять прибывшей охране документы, чтобы подтвердить свое право находиться в данном помещении. Предполагаю, что ныне квартира пустует.

Я всегда считал, что решение суда о выселении вынесено незаконно. Поэтому предполагаю, что оно будет пересмотрено и вселится в квартиру тот, кому это положено по закону. Во всяком случае, договор аренды считаю правильным, законным и обоснованным. По моему мнению, право жить в квартире - у Сидоровича. Продаст ли ему Swe-Bel квартиру, будет зависеть от желания компании. Но сначала необходимо добиться отмены ранее вынесенных решений.


 

10:06 21/11/2008




Loading...


загружаются комментарии