Дзержинское начальство покрывает браконьеров

Не первый год на территории Дзержинского и Узденских районах в лесах местные жители находят в лесах трупы убитых оленей. Животных отстреливают браконьеры. Они даже не пытаются «замести следы» своих преступлений.

Для браконьеров главный трофей – рога. Ради них оленям отрубают головы вместе с шеей. Туши бросают гнить в лесу – так проще. Ведь выручка от продажи рогов превышает выручку от продажи мяса. А риск быть пойманным с поличным сведен до минимума. Действия браконьеров жестко караются белорусским законодательством. Однако уголовное дело по факту найденных в лесу туш зверей не заводилось ни разу.

Местные охотники говорят, что браконьерство – удел заезжих «гастролеров».

« Свои бы никогда не бросили трупы оленя или лося в лесу, — говорят они. – Уж если бы охотились ради рогов, то хотя бы закопали трупы животных. Приезжие не обременяют себя этим — у них просто нет на это времени».

Местный житель Василий в ноябре нашел в лесу обезглавленное тело оленя. Милиционеры, прибывшие по его вызову заявили, что по факту этого убийства уже был составлен протокол. Тело утилизировать не стали — так и оставили в лесу.

Месяцем раньше обезглавленное тело оленя нашел другой местный житель – Игорь Деменков. И тоже вызвал милицию. По нашей информации, уголовное дело возбуждать не стали ни по первому, ни по второму факту. Смерть животных принято списывать на «несчастный случай».

Стоимость лицензии на отстрел благородного оленя (оленя-рогача) —  2,5 миллионов белорусских рублей. Стоимость рогов на «черном рынке» — значительно больше. Впрочем, местные убеждены: незаконно добытые трофеи вывозят за пределы Беларуси. Законом это запрещено. Рога можно вывезти из страны только с разрешения Министерства природы и только для участия в выставках в качестве экспонатов.

Охота вообще строго регламентируется законом. Так было всегда. В Советском Союзе вступить в КПСС было легче, чем получить членский билет Союза охотников и рыболовов. При этом охота была любимым развлечением чиновников. Нынешнее время – не исключение. В леса Дзержинского района приезжал на охоту пермьер-министр Сидорский, здесь любил поохотиться бывший глава президентской администрации Геннадий Невыглас.

В Беларуси вроде как разработаны единые правила охоты и ведения охотничьего хозяйства. Но охотничьи угодья в разных местах имеют своих хозяев. Те организуют мероприятия по собственному разумению: угодья для общей охоты — только для валютных охоттуров, а местных охотников отправляют охотиться куда подальше – в кустарники и болота.

Охотники Негорельского сельского совета в этом году столкнулись с подобным произволом. Для них охота стала «золотой». Охотникам отказано в получении сезонных путевок на летнее-осеннюю охоту. Хочешь охотиться – покупай «одноразовый пропуск» в лес. Стоимость такой разовой путевки — 10 тысяч белорусских рублей. Охотиться разрешено 4 дня в неделю – суббота, воскресенье, понедельник, вторник. Арифметика проста – за одну неделю местный охотник должен выложить 40 тысяч рублей. А стоимость сезонной путевки – 50 тысяч. Только получить её могут немногие.

«Почему охотников разделили на “черных и белых”?» — задают вопрос местные охотники в своем обращении на имя председателя исполкома и начальника Минской областной инспекции охраны животного мира.

Отметим, что местные добиваются возможности охотиться не на оленей, лосей и кабанов, а на птиц.

В Дзержинском райисполкоме убеждены: всё правильно. Сезонные путевки предусмотрены только для штатных работников угодий – егерей. По мнению начальства, это позволяет обеспечить качественный контроль за охотугодьями. Егеря действительно дежурят в лесу круглые сутки. За это, помимо зарплаты, они получают возможность охотиться на рабочем месте в своё удовольствие. Однако их прямая обязанность – бороться с браконьерством. Почему же в таком случае местные жители находят трупы животных в местах, охраняемых егерями?

Мы отправились в лесные угодья, принадлежащие Негорельскому лесхозу. Здесь повсюду видны следы охоты: опытный охотник видит, когда гнали оленя. Здесь же валялась шкурка кабана, который, можно предположить, тоже был добыт браконьерским путем.

Таким образом, то ли егеря работают спустя рукава, то ли – в чём убеждены некоторые  местные жители – браконьерство покрывается на уровне начальства.
11:56 27/11/2008




Loading...


загружаются комментарии