Сорвалось...

А вам не кажется, что кто-то пытается ловить рыбку в мутной воде, прикрываясь высокопарными словами о сотрудничестве, интеграции, созидательном строительстве и т.п.?

Сорвалось...

Что сегодня строят Медведев и Лукашенко и по поводу чего они спорят? И почему они стесняются рассказать о сути своих разногласий людям. Вот уже несколько лет информация, которая предоставляется общественности, звучит в духе «кто-то где-то что-то кому-то». Лидеры двух стран настолько перестали уважать свои народы, что просто не считают нужным  вводить их в суть так называемого «союзного строительства». Да как говорить научились!?..

Неназванным источник в ближайшем окружении Александра Лукашенко, комментируя срыв заседания Высшего Госсовета, заявил, что в Минске "обеспокоены метанием российской стороны по вопросу развития Союзного государства". Собеседник агентства «Интерфакс» намекнул, что «22 июня в Бресте и 25 октября в Москве между лидерами двух государств была достигнута четкая и конкретная договоренность о придании нового импульса союзному строительству, исходя из складывающихся геополитических условий". "Исходя именно из этих договоренностей, белорусская сторона предложила расширить "рутинную" повестку дня заседания Высшего Госсовета проектами важнейших решений в политической, экономической и военной сферах. Российская сторона отказалась обсуждать эти вопросы на заседании Высшего Госсовета и предложила рассмотреть проекты документов в закрытом формате.»

Что предложил Лукашенко? Какой импульс предлагает белорусская сторона? Какие были договоренности?..

Встреча в Бресте Медведева и Лукашенко была не так давно, потому события восстановить не сложно.

«Мы провели ревизию всех проектов, которые у нас существуют. Пришли к выводу, что наше движение вперед очень хорошее», — сказал Медведев. «Мы привержены Договору о создании Союзного государства. Ни белорусская, ни российская стороны от этих документов не отказываются», — заявил Лукашенко. Президенты даже подписали совместную декларацию. В числе согласованных приоритетов в ней, как было сообщено, «развитие межрегиональных связей, создание и совершенствование эффективной системы транспортного транзита, углубление взаимодействия в атомной энергетике, продуктивное использование собственности Союзного государства...» Все это – не более чем общие слова -- обтекаемые, как яйцо, из которых ничего непонятно и ничего не следует. И вдруг оказывается, что Лукашенко в ту встречу предложил некий прорыв. А Россия на него согласилась, да потом метнулась в другую сторону.

Может встреча 25 октября добавила ясности? Тоже нет. О ней вообще известно только то, что лидеры государств беседовали в Замке Майендорф. Правда, предваряя встречу, Александр Лукашенко честно признался, что приехал в Москву за деньгами. "Мы осознанно перешли на российский рубль, отказались от доллара, когда нас начали прессинговать. И для нас очень важен совет, в каком направлении нам двигаться".  Медведев, естественно, высказал готовность такой совет дать. Беседа длилась три часа, по ее итогам президенты даже демонстративно не вышли к прессе. Правда, «твердо конвертируемый совет» Россия вскоре дала – первый транш кредита в миллиард долларов.

Вообще, союзные дела превратились в какой-то закулисный шахер-махер, игру в кошки-мышки, где мышка Беларусь все время пытается увильнуть от прежних обязательств, а кошка Россия, периодически накрывает ее своей лапой. И придушить может в любой момент, но не прекращает игру.

Что же они обсуждают такого важного, о чем стыдно говорить людям?

Я обратила внимание, что Лукашенко настойчиво ссылается на свою приверженность Договору о создании Союзного государства, а Россия всячески уклоняется от этой темы. Причем, если кто помнит, между Ельциным и Лукашенко был подписан не только договор, но и программа действий по его реализации, которая, естественно, не выполнена. Что же так нравится Лукашенко в этом документе?

Вводится Союзное гражданство, флаг, герб и даже гимн. Разграничиваются полномочия между Союзным государством и государствами-участниками. Создаются Высший Государственный Совет, Парламент, Совет Министров, Суд, Счетная Палата Союзного государства. Вводится единая валюта (причем, оговорено, что денежная эмиссия осуществляется исключительно единым эмиссионным центром и введение и эмиссия другой валюты в Союзном государстве, помимо единой денежной единицы, не допускается). Создается единое экономическое пространство с общим законодательством, регулирующим хозяйственную деятельность, в том числе единые налоги. Единое таможенное пространство... Единая торговая политика в отношении третьих стран...  В общем, если бы в новогоднюю ночь 2000 года власть в России не перешла к Владимиру Путину, то мы уже имели бы паспорт гражданина Союзного государства, одну валюту, одним законы и даже главу союзного правительства, который бы издавал постановления, директивы и резолюции, обязательные для исполнения и в Беларуси, и в России. 

Понятно, что Беларусь хочет такие же цены на газ, как внутренние цены России, и естественно, что в то же время она не хочет передавать кому-то право денежной эмиссии.  Ясно, что белорусской таможне хотелось бы, чтобы с Запада внешняя таможенная граница России проходила по нашим таможенным пунктам, но перспектива потерять возможность самостоятельно устанавливать размеры пошлин и предоставлять некоторым субъектам право эти пошлины вообще не платить нас, конечно, никак не радует... В общем, по трезвому рассуждению можно говорить только о том, что договор приемлем для Беларуси только с существенными изъятиями. Однако, вопреки логике, Лукашенко он почему-то устраивает в целом. Он даже настаивает, что Конституционный акт был «сильнее» этого договора, из-за чего уже несколько лет по центральным телеканалам длится «сериал» с рассказом о подготовке этого документа, белорусский лидер периодически критикует Россию за то, что она пытается «ослабить» документ, высказывает готовность отдать часть полномочий и выражает недоумение, почему Россия не желает такой подарок принять.

Как мне кажется, высказывать настоятельную готовность отдать часть полномочий Лукашенко может только в одном случае – если эти полномочия он желает передать самому себе. И потому можно предположить, что если как любой здравомыслящий человек Лукашенко задумывается о спокойной пенсии, то договор ему может нравиться в той части, которая касается исключительных полномочий Союзного государства и поста союзного премьера. Не секрет, что в проекты Конституционного акта белорусской стороной даже вносились предложения о введении поста президента Союзного государства. Однако стать вторым Павлом Бородиным, слугой двух господ, белорусскому лидеру вряд ли хочется. Как я понимаю, именно потому разработчики Конституционного акта упорно спотыкаются на разделе «Руководство Союзным государством», а также на непоколебимом требовании белорусской стороны, чтобы главным принципом принятия решений было: одна страна – один голос. Причем то Россия переписывает раздел «Руководство» (когда Путин раздумывал, куда бы ему уйти по окончании президентских полномочий), то Беларусь... И мы из года в год слышим, что Конституционный акт почти готов, совсем готов, наконец готов... И ходит «союзное строительство» по кругу: Беларусь настаивает на получении газа по внутрироссийским ценам и отмене экспортной пошлины на нефть; Россия заявлет, что в таком случае Беларусь должна ввести российский рубль и отменить все ограничения для ввоза российский товаров, Беларусь возражает, что введение единой валюты – это вершина интеграции, и чтобы к ней доползти, надо принять Конституционный акт... И дальше – тупик. Стороны вновь переходят к «рутине», делают вид, что они ищут новые импульсы, опять начинается увиливание одних и демонстрация когтей другими...

Готова ли Россия видеть Александра Лукашенко в руководстве Союзного государства? С какими полномочиями и на каких условиях? Думаю, вокруг этого идет торг и именно о нем политики стесняются рассказывать. Вокруг нее и ведутся брачные танцы. Вот сейчас Москва выпустила когти и вновь спрятала."Что касается заявлений со стороны источника в ближайшем окружении президента Беларуси, то они - надуманные", -- так по поводу разразившегося на днях между Москвой и Минском скандала заявил исчтоник в окружении российского президента. Более того, он предложил "никому не беспокоиться", "наверняка Александр Лукашенко настроен по-другому, то есть конструктивно"... Где уж тут не быть «конструктивным», когда тебя подвесили между небом и землей: золото-валютные резервы тают, цена на газ неизвестна, предприятия останавливаются, а миллиард долларов второго транша кредита может поступить или не поступить в феврале и в ближайшей двухлетней перспективе маячат очередные выборы... Кажется, в Москве понимают ситуацуию, в которой оказался белорусский вождь. И, похоже, ждут, когда он согласится на любые условия.

 

07:42 03/12/2008




Loading...


загружаются комментарии