Кризис Оргиша

Иногда у аналитиков сбиваются прицелы, хуже, когда путаются мысли из-за скомканных  принципов.

Кризис  Оргиша

Я плохо отношусь к оппозиционным политологам и аналитикам, которые сверяют свои мысли с мнением главного редактора главной президентской газеты Павла Якубовича.

Знаю, что и Якубович относится к ним не лучшим образом. Тем не менее главная государственная газета страны опубликовала размышления ведущего аналитика главной оппозиционной газеты “Народная воля” Вячеслава Оргиша под красноречивым заголовком “Пришло время уходить с баррикад” (в оригинале – “Прыйшоў час сыходзіць з барыкад”, так как статья написана по-белорусски).

Нет ничего удивительного в том, что статья опубликована -- Вячеслав Петрович решился на поступок. “Оставив дипломатичную деликатность”, он вознамерился сказать открыто -- “пришло время трезво, без скидок посмотреть на игроков белорусской политической сцены, которые представляют оппозиционную сторону”. Смело! Трезво и без скидок посмотреть на власть со страниц главной газеты власти – это, конечно, банально и не интересно, а вот перетрясти грязное белье оппозиции – это очень по-мужски.

Я ни в коем случае не считаю, что белорусская оппозиция – это та священная корова, о которой нельзя говорить плохо. И критиковать есть за что, и ругать, и долбить изо всех орудий. И, как мне кажется, Вячеславу Петровичу не отказывали ни в одной оппозиционной газете в возможности подсказать что-то толковое неразумным бойцам баррикад. Лично я всегда с интересом читала эти публикации. Но текст в “Советской Белоруссии” читать просто неприятно. Хотя никаких откровений в нем нет: банально, местами – наивно и в целом -- без особого полета мысли. Но почему же возникает ощущение, что столкнулся с чем-то недостойным? Я ни в коем случае не за баррикады. Но когда белорусская власть слово “диалог” подменяет понятием “заткнитесь!”, то надо быть очень большим философом, чтобы этого не заметить и, более того, найти концепцию, подход и толкование, объясняющие, что и тут власть права.

И все же не буду спорить с Оргишем ни по сути, ни по форме. Хотя утверждение, что “власть осторожно, чтобы не перевернуть судно, пробует направить белорусскую политическую систему в сторону самореформирования” считаю в лучшем случае наивным, в худшем – бредовым утверждением. Более интересен, как мне кажется, феномен самореформирования Вячеслава Оргиша.

Никто не будет спорить, что в любом обществе большинство людей – конформисты, они неорганично чувствуют себя на баррикадах, им, по большому счету, все равно, какая в стране власть, лишь бы эта власть их не трогала, у них на первом месте не политические принципы, а нормальное желание хорошо жить, сытно кормить семью и быть уверенным в завтрашнем дне. И никто ни от кого не требует быть пламенным и последовательным борцом. Когда несколько оппозиционных журналистов после закрытия независимых газет собирались устраиваться на работу в газеты государственные и спрашивали у меня совета, я говорила только одно: конечно, иди и работай, только не пиши на темы политики. Убеждена: поливать грязью тех, с кем ты еще вчера был в доверительных отношениях, непорядочно. Если бы Вячеслав Петрович, по примеру Адама Мальдиса разыскивал вместе с “Советской Белоруссией” утерянное белорусское наследие или разбирался в более близкой ему тематике различных религиозных учений – это одна история. Но с посылом “время разбрасывать камни, а время их собирать” усесться в кожаное кресло в кабинете главного редактора “СовБелии” и с умным видом препарировать высказывания Милинкевича или Санникова, которые-де навесили всех собак на режим, хотя сам еще совсем недавно был в этой же компании, -- это уже история другая.

Оргиш искренне не понимает, почему не все в оппозиционном лагере оказались такими “дальнозоркими”, как он, и почему несмотря на многочисленные намеки в том числе из Европы (тут Вячеслав Петрович прав) не бегут с баррикад укрываться в кабинете главного редактора “СовБелии”. Есть в этом какой-то психологический эффект: одно дело, когда, например, мы между собой сетуем, что белорусы трусоваты и их невозможно вывести на массовые акции протеста, но совсем другое, если кто-то – украинцы, русские или поляки скажут: “Белорусы – трусы”.  Тут и по фейсу дать можно. Так и Оргиш: не ту аудиторию он выбрал, чтобы обсуждать недостатки белорусской оппозиции.

 

12:41 18/12/2008




Loading...


загружаются комментарии