Неформальная дипломатия Григория Ситницы

В московском Манеже прошла персональная выставка известного белорусского художника-графика Григория Ситницы – одного из участников круглого стола, посвящённого началу выдвижения номинантов на премию Союзного государства в области литературы и искусства.

Произведения Ситницы отличает пристальное внимание к белорусской истории, этнографии, фольклору. Об этом говорят и названия серий работ, выполненных им в 1990-х годах: «Несвиж. Формула прошлого», «Минск. Верхний город. Фрагменты реставрации». Картины Григория Семёновича находятся в Национальном художественном музее Беларуси, Художественном фонде Министерства культуры РБ, Республиканской художественной галерее Беларуси, Музее белорусской культуры в Гайновце (Польша) и даже в собрании монастыря святого Георгия в Греции.

Преподаватель Белорусского колледжа искусств, член Союза художников Беларуси, академик Белорусской академии изобразительного искусства, Григорий Семёнович в этом году стал одним из руководителей Союза художников Беларуси.

– Выставка, прошедшая в Манеже, была вашей первой российской выставкой?

– Мои картины россияне уже видели. А вот персональная выставка– первая.

– Каков же был для неё «информационный повод»?

Картины из серии «Прогулка вдоль забора»– Пятидесятилетием меня внезапно накрыло, как я ни старался его не замечать. Сначала я эту выставку показал в Минске. 65 моих работ на протяжении месяца были выставлены в Национальном художественном музее Республики Беларусь. И, к моей радости, её не обошли вниманием ни пресса, ни зрители. Потом я свозил её в Гомель. Там на два месяца она расположилась в шикарных интерьерах дворцово­паркового комплекса Румянцевых-Паскевичей. Это очень важно, потому что для меня выставка – это прежде всего проект. То есть всё должно быть в комплексе, с учётом дизайна самой экспозиции.

– Как называется ваша выставка?

– По-белорусски она называется «Гаспода. Суб`ектыўная рэчаiснасць», а как перевести на русский, не знаю. Если разбирать отдельно, то рэчаiснасць– это реальность. Но при переводе исчезает 80% смысла, потому что рэчаiснасць – это сущность, а не существование вещи. Я занимаюсь выявлением метафизичной сущности вещей – рэчаiснасцю. То, что я рисую– лук, бульбу, забор, дрова, – это не пейзажи и не натюрморты. Я пытаюсь проникнуть в суть этих вещей, в их микрокосмос. И сделать из этого современный художественный стиль. Композиционная основа этого стиля– супрематическая и конструктивистская ритмика, а форма его передачи– гиперреализм и в некоторой степени примитивизм, то есть два противоположных полюса в искусстве, из которых я пытаюсь создать синтез. И белорусское слово «гаспода» перевести сложно. В нём слышатся три слова: господь, гаспадар – хозяин и гаспадарка – хозяйство, то место, где живёт человек со своей семьёй и с господом Богом, та страна, которая заботится о сохранении национальных ценностей, не забывая про Бога. Эта земля и есть гаспода. К сожалению, нашу землю гасподой пока не назовёшь.

– Какую технику вы предпочитаете?

– Я график, причём работаю только в карандаше. Это моё сознательное решение. После того, как я побывал на Краковском международном триеннале печатной графики и увидел метровую литографию, то понял, что технически мы их долго ещё не догоним, да и не надо. И вернулся к самому примитивному материалу, которым пользовался любой человек в школе и детском саду,– карандашу. И даже объекты я выбрал самые простые: дрова, лук, свёклу, забор. Цикл из 15 произведений я назвал «Прогулка вдоль забора» – масса вариаций этого забора. Это позволяет мне балансировать на грани реализма. При этом мои работы абсолютно реалистичны, даже документальны, но в полушаге до абстракции.

– Как давно вы работаете в Союзе художников?

– Почти год я первый заместитель председателя Союза художников. Я пришёл в тот момент, когда Союз стоял на грани больших потрясений. Пришлось, можно сказать, «закрывать собой амбразуру». Закрыли и живы остались. Проблемы ещё есть, но они уже не угрожают ликвидацией Союза. И похвалиться есть чем: за прошедший год мы сделали массу проектов. Впервые начали проводить биеннале живописи, графики и скульптуры. И это не только выставка, но вместе с тем ещё и конкурс, в котором лучших определяют сами участники выставки. Такой способ – оптимально демократический, можно даже за себя любимого проголосовать. Ведь кто, как не мы, может оценить качество и профессионализм работ! Без ложной скромности могу отметить, что получил первое место в номинации «Графика», причём большинство голосов принадлежало скульпторам и живописцам и меньше всего за меня проголосовало графиков.

Ещё мы провели международную выставку «Разом», то есть «Вместе», которая собрала художников Беларуси, России, Литвы, Латвии, Молдовы, Румынии, Польши. И теперь планируем проводить её каждый год. Это конкретная работа, направленная на интеграцию. Я убеждён, что в то время, когда дипломатов ещё в помине не было, самыми лучшими дипломатами были художники. Куда бы я ни приехал, хочу я или нет, но я прежде всего представитель своей страны, даже если я представляю частный проект, я – белорусский художник, и по мне судят об искусстве Беларуси. Это и есть неформальная дипломатия. Я участвовал во многих пленэрах, приобрёл друзей в разных странах, и именно от меня они узнали о моей стране. И для этого не нужны формальные структуры.

– Вы уже определили, кого будете выдвигать на премию?

– Пока ещё нет. Но варианты есть. Прежде всего, это наши ветераны Гавриил Ващенко, Леонид Щемелёв, Георгий Поплавский (кстати, он академик и российской академии, и белорусской). Много у нас и талантливой молодёжи: Александр Некрошевич, очень активный художник, часто выставляется в Москве, великолепный скульптор Сергей Аганов, Возисов Сергей, Лариса Журавович, Анна Саливончик, у неё тоже недавно выставка была в Москве. В грязь лицом не ударим.

 

12:25 25/12/2008




Loading...


загружаются комментарии