Жертвенное стадо

Читаю насыщенные событиями вести о "родном" МВД, и сложные чувства возникают: то слеза прошибает, то расхохотаться хочется, иногда от восторга замирает сердце.

Жертвенное стадо

Но, обо всем по порядку. Если применять ко всем нашумевшим в стране событиям последних двух месяцев модное нынче слово "рейтинг", то,  бесспорно, на первом месте (естественно после кризисных тем) окажутся так любимые народом "решительные"  меры по борьбе с коррупцией и прочими злоупотреблениями в высших эшелонах власти. К величайшему восторгу обывателя, удар нанесен в "самое сердце" главнейшей на сегодня карательной  системы Беларуси - МВД.

Честно признаюсь, довольно долго не мог понять, зачем же президенту понадобилось собирать всех милицейских начальников в одну кучу, да ещё такое длительное время. Если просто уволить кого - либо за служебный проступок, так тут особо и напрягаться не нужно. У любого милицейского служаки любого уровня, поводов для увольнения не меньше,  чем пуговиц на мундире. Кстати,  и сами пуговицы, если неровно пришиты, тоже повод. Правда бывает и так, что уволить нужно одного, но для зашифровки мероприятия собирают компанию. Однако эта версия отпадает потому, что бывший начальник ДИН Ковчур и бывший советник министра Карпейчик были уволены  ещё раньше. Очевидным было только то, что всех перечисленных президентом лиц, якобы незаконно возведших свои строения,  объединял клочок земли, размером чуть больше одного гектара и то, что со слов президента они заплатили за эту землю ничтожно малую сумму. Спору нет, причина уважительная, но люди платили столько, сколько с них требовали, следовательно, спрос нужно чинить с продавца, а не с покупателя. Во всяком случае, так требует закон. Не сбрасывал я со счетов и элементарную зависть соседей, которые получив наделы ещё в советские времена, не могли позволить себе современного архитектурного размаха. Несомненно, что сигналы от таких "доброжелателей" были. Это в нашем стиле:  не можешь сам, надо нагадить тому, кто может. Но зачем было нужно ждать, пока окончится строительство?

Любые рассуждения на эту тему, упрямо подводили к мысли, что в "строительном" деле незримо присутствует какой - то ещё один дополнительный фактор, труднообъяснимый, но вполне реальный и,  судя по всему, самый главный.

Ответы на мои вопросы нашлись сами собой, когда я в числе "хапуг" помимо работников милиции, увидел "пристегнутых" к ним работников прокуратуры и судов. Про судей я ничего сказать не могу, потому что не знаю их, а вот с сотрудниками прокуратуры Снегирем и Куприяновым знаком не понаслышке. Сопоставив некоторые давно известные мне факты и сегодняшнюю ситуацию, я позволю себе изложить свою версию происшедших событий. Для полноты картины, вернемся к выступлению президента Беларуси А.Лукашенко на совещании по борьбе с коррупцией 13 ноября 2008 года. 
Застывший у экранов телевизоров в этот день народ, затаив дыхание, с вожделением наблюдал, как  переполненный чувством благородного негодования президент резал с экрана долгожданную правду - матку в отношении "обнаглевших"  прокуроров и важных милицейских чинов. И прозревшему народу вдруг сразу стало ясно, кто виноват во всех его бедах, проблемах и неудачах. Жаль только,  что виновных маловато. Главное уже сделано, "сезон охоты" открыт, и четко обозначены векторы, по которым теперь разве только слепой безошибочно не вычислит коррупционера, взяточника, казнокрада или какого - либо другого "врага народа".

Конечно, у некоторых скептиков возникнет вопрос. Масштабы "борьбы" вроде  не президентские. Всего - то гектар земли отвоевал у лихоимцев. Мол, взял бы батька циркуль, да  обвел столицу по кольцевой дороге. А по всему, что за ней,  прошёлся бы бульдозером, а ещё лучше танком. Вот тогда народу никакой кризис не страшен. Но не прав будет скептик. Батька своё дело туго знает. Он в дозах разбирается не хуже аптекаря, и перекармливать народ зрелищами  не собирается.

Но тут снова возникают вопросы, которые  ставят под сомнение уже саму искренность праведного президентского гнева. А зачем же  ему самому  то заниматься всякими проходимцами? Вроде как не царское это дело. Неужели в стране больше некому? Ведь стоило даже не приказать, а всего лишь намекнуть тому же министру МВД В.Наумову на его ответственность за действия своих подчиненных, он бы со страху за одну ночь без всякого трактора, все терема разнес бы от фундамента до крыши; землю вскопал, разровнял и к утру цветы посадил.

На счет Наумова, все конечно верно. Кто бы сомневался в его усердии. Но доверить ему или кому другому  публичное "разоблачение" своих коллег президент, конечно   же,  не никогда не рискнет. Ведь тогда пришлось бы уступить экран телевизора, а это  свыше его сил.

Когда - то строитель китайского коммунизма товарищ Мао вывел довольно простую и доступную для понимания революционно - властную формулу. Звучала она  так: " винтовка рождает власть".  Сегодня винтовка оттеснена на второй план. Государством управляет телевидение, и Лукашенко это прекрасно усвоил. Умение руководить страной практически свелось к способности красиво и убедительно врать в телекамеру. Можно целыми днями играть в хоккей, гонять на лыжах,  проводить время в саунах, можно и вообще ничего не делать. Главное, красиво смотреться с экрана  и периодически, сообразно с текущим моментом, зомбировать головы доверчивого населения приятными для него речами. А что может быть приятнее для нашего народа, чем сокрушительный удар по ненавистным "богатеям". Не важно, что сам народ при этом богаче не станет. Важно, что он получит массовый оргазм от их разорения и безмерную любовь к лицу, предоставившему ему такое наслаждение. Так неужели Лукашенко уступит кому-либо свой важнейший источник поддержания его политической потенции. Он не сумасшедший, чтобы самого себя кастрировать. Поэтому никаких соперников и соратников на телевидении он не потерпит. Он четко усвоил правило, что хозяин в гареме должен быть только один. Все остальные евнухи. Их место у подножия его царского пьедестала с опущенными, всегда виноватыми головами, с почтительным прогибом корпуса, с блокнотами и ручками в дрожащих пальцах, усердно конспектирующими его "уроки демократии". Ну, и нельзя сбрасывать со счетов  "моральный фактор". Ведь с какими глазами должен был  бы, к примеру, разоблачать жилищных "мошенников" Наумов (или кто другой), если он сам  живет в коттедже. Другое дело - "бездомный" и многодетный президент. Весь мир знает, что у него "ни кола, ни двора". А семья растет. Тут сам Бог велел облачиться в суровые одежды Фемиды. 

Лукашенко прекрасный психолог. Он хорошо  научился управлять людскими страстями  и пороками. Когда во время референдума 1996 года свыше 80% населения высказалось за сохранение в стране смертной казни, он понял, что с таким народом он непобедим. Выхолощенные  ленинско - сталинской идеологией, перепрограммированные на земных богов,  рабские души строителей коммунизма как нельзя лучше отвечали замыслу начинающего диктатора. Надо только  лишь умело направлять накопившийся потенциал кровожадности,  зависти и злобы в нужное русло. Для людей, которых десятилетиями приучали видеть причины собственной ущербности в благополучии соседей, сделать было это не так уж и трудно. Нужно только лишь правильно и своевременно обозначить жертву. Но поскольку социализм практически всех уравнивал в невозможности быстрого и очевидного обогащения, необходимо было создать некий стратегический резерв жертвенных барашков для удовлетворения порочных страстей пробудившегося от  духовной спячки населения.  И такой стратегический резерв был создан в государственном масштабе. В стране, раздражая завистливый глаз обывателя, как грибы после дождя стали расти личные домостроения, по размаху и архитектуре ничем не уступающие дворцам и замкам дореволюционной эпохи. Но их строительство почему - то упорно не "замечалось" главным архитектором "белорусской перестройки". То  ли он не по тем дорогам ездил, то  ли не по тем маршрутам летал, то  ли бесчисленные "сексоты" не доводили эти сведенья до царственных очей?

Все он видел и обо всем знал в деталях и подробностях. Просто время "собирать камни" ещё не настало. Но когда восторг народа по поводу "мудрости" своего вождя стал несколько иссякать, и для его восстановления потребовался жертвенный допинг, он, не задумываясь, "перерезал горло" нескольким овцам из своего многочисленного холуйского стада, которых сам когда - то любовно и взрастил.

Я представляю обиду и недоумение принесенных в жертву чиновников, у которых от напряженных раздумий и поисков врагов, наверное выпрямились в мозгу уже все извилины. Уж им  то достоверно известно, что в том калашном ряду, к которому их причислили, они далеко не первые и даже не вторые. Они прекрасно знали своё место, свой уровень в придворной иерархии и вряд ли осмелились бы высунуться за отведенные им габариты. Они не знали только одного, что давно уже живут в жертвенном стаде, где выбор жертвы зависит не столько от нагулянного веса, сколько от важности обряда, по которому её приносят. Они себя мнили и тиграми и рысями и львами, а в итоге оказались даже не псами, а всего лишь овцами, причем не самыми жирными. И напрасно они будут искать врагов в своей среде. Это бесполезное занятие, ибо в своей обреченности они все равны. Виновна вся система, выстроенная с их же помощью и при их непосредственном участии. Просто сегодня понадобились жертвы в милицейской шкуре, и они немедленно нашлись. Но пусть слабым утешением для них будет то, что придет очередь для "овец" и  другой масти и окраски, и более откормленных и совсем тощих. Президент планирует себе долгий век, а потому сгодятся все, но каждый в свое время.

Самое же примечательное во всей этой истории то, что остальные "овцы", так и не сделали для себя никаких выводов. Безмерно счастливые  от того, что сегодня ещё не их очередь, они торопливо кинулись сдирать шкуру с ещё не остывших тел своих бывших коллег по стаду, уповая на милость пастуха.

Я далек от мысли выступать в качестве адвоката в защиту обиженных властью чиновников. У них достаточно грехов. Но надо помнить, что в непростой механизм государственного управления вовлечены десятки тысяч людей. Далеко не все они конченые негодяи. И если им сегодня не разъяснить их жалкую роль в этом элитном стаде и наглядно не показать, какой бывает плата за холопское усердие, то система перемелет и их, превратив в однородную, безликую овечью массу, навсегда отрезав им пути возврата в человеческий облик. Наша задача состоит как раз в том, чтобы избавить их от иллюзии высочайшего покровительства и спустить на землю. Не дать им переступить последнюю грань, за которой человек превращается в скотину, сохранив их тем самым и для общества,  и для самих себя.
Теперь о прокуроре Минской области Снегире. Лично у меня не возникает никаких сомнений, что расправа над ним - это  показательный процесс для лиц, "посвященных" в тайну исчезновения политических противников Лукашенко. Я,  конечно же, имею в виду Ю.Захаренко, В.Гончара и А.Красовского.  Не такие уж простые люди прокуроры, чтобы подставляться на таких "мелочах", как приобретение жилья. И вся судебная тягомотина, предшествующая аресту Снегиря, лишь подтверждает это.

Но, при всей своей прокурорской значимости и юридической подкованности, Снегирь был обречен на расправу с того самого часа, когда будучи заместителем генерального прокурора Беларуси, 22 ноября 2000 года подписал постановление об аресте командира бригады внутренних войск Д.Павличенко.

Зачистку "посвященных" Лукашенко начал давно. Не буду перечислять весь "жертвенный" список. Он максимально отдалил от себя и от власти  всех своих бывших "друзей",  избавивших его когда - то от политических соперников. Он убрал из ближнего круга  В. Шеймана, Ю.Сивакова и Д.Павличенко. И хотя он не оставил их без присмотра,  но за них он особенно не опасается. Эти то будут держать язык за зубами,  пока с них не спросят надлежащим образом. А вот Снегирь - дело другое. Снегирь прекрасно понимал, что по закону он неуязвим. Но не ему ли было не знать, что в Беларуси закон существует только для дураков. Я уверен, что в узком кругу его неоднократно спрашивали о личном отношении к санкционированному им когда - то постановлению об аресте Павличенко и вмешательстве в процесс его освобождения президента. И я также уверен, что ответы на эти вопросы очень не нравились Лукашенко, ибо не мог же бывший заместитель генерального прокурора признать себя безграмотным идиотом, а бывшего директора совхоза гениальным юристом. Хотя, публично он делал и то,  и другое. Эта двойственность в его поведении не могла быть незамеченной Лукашенко и теперь, когда на горизонте смутно замаячила возможность протоптать себе хотя бы узкую тропинку в Европу, "неопределившийся" в своих убеждениях Снегирь стал очень опасен. Ведь не секрет, что на тернистом европейском пути главным и пока что непреодолимым шлагбаумом для Лукашенко является замороженное властями расследование по факту исчезновения вышеуказанных мною оппозиционных политиков. Лукашенко уже давно и настойчиво ищет пути к разрешению этой очень опасной для него проблемы. Вполне возможно, что он,  наконец,  решится на проведение по этому делу "независимого расследования". И хотя я слабо представляю, как это расследование будет выглядеть на практике, ибо его формат не предусмотрен УК и УПК Беларуси, а без соблюдения процессуальных норм материалы расследования не будут иметь юридической силы,  но вполне возможно, что именно это, как раз и нужно Лукашенко.

Вот тут  то ему очень понадобятся "нужные" люди, которые будут давать "нужные" показания. И только Снегирь  в число этих "нужных" людей не попадает никак. Он настолько крепко привязан к истине своей  подписью на постановлении об аресте Павличенко, что независимо от его желания, любой его ответ на любой заданный ему вопрос прямо или косвенно, но  обязательно выведет на Лукашенко. Всем остальным "посвященным"  Лукашенко уже давно либо заткнул рот, либо подготовил должным образом. Выключить же Снегиря из этой опасной игры можно было только одним проверенным способом. Объявить его преступником, и тем самым обесценить его показания до минимума.

Будучи носителем личной тайны Лукашенко, Снегирь наивно полагал, что тот будет вечно обязан ему за многолетнее молчание. Но не спасла Снегиря (как и некоторых других) его "гибкая" тактика. Дорого обошлось ему затяжное лавирование между законом и совестью.  Он слишком расслабился и забыл, что Лукашенко никому и ничего не прощает. Особенно за свой страх и унижение.

Арестом Снегиря он публично дал понять, что больше не считает его "источником повышенной  опасности" и сделал предельно прозрачный намек остальным "посвященным" на то, что будет с ними, если они посмеют открыть рот.

К Снегирю "подкрадывались" уже давно. Но расправа с ним в одиночку была бы слишком откровенной. Нужен был соответствующий фон. Посему и была придумана операция прикрытия под видом борьбы с коррупцией в органах МВД и прокуратуры. Хоть и примитивно, зато просто и надежно. С клеймом коррупционера стать "правдорубом", тем более, очень запоздалым -  сложно.

Теперь даже самые убедительные доводы "прозревшего" и кое - что "вспомнившего" бывшего прокурора, будут выглядеть не более, чем  жалкой попыткой третьесортного шантажа с целью уйти от "справедливого возмездия". Ведь Лукашенко в отличие от Снегиря своей подписи нигде не ставил, а,  следовательно,  и объяснять, каким образом Павличенко оказался на свободе и почему он, заместитель генерального прокурора, не принял должных мер по обеспечению законности, придется ему Снегирю.

Прокуроры в бесконечных торгах с собственной совестью сами  лишили себя права на сочувствие. Это не "собровские" и "омоновские" ломатели кирпичей с вакуумом в черепной коробке. У этих лиц с мозгами все в порядке.  И каждый из них прожил такую жизнь, которую выбрал сам и получил то, что заслужил. Один унизительное существование с постоянной угрозой пополнить компанию своего бывшего заместителя, другой ещё более унизительное содержание в казенном доме, куда не так давно пачками отправлял других. А между тем, именно от этих граждан в свое время зависела не больше и не меньше, а судьба страны. Во всяком случае, судьба президента совершенно точно. Меня можно вполне справедливо упрекнуть, что легко быть храбрым, находясь в безопасности, в сытой спокойной стране, под защитой государства. Да, сейчас это так. Но в июле 2001 года мы все были в равных условиях. Всех  "посвященных" в один день поставили перед выбором:  или стать подлецом, или остаться человеком. Всем было,  что терять. Времени для раздумья было всего несколько минут. Посоветоваться  можно было  только с зеркалом. Что увидел в своем зеркале Снегирь, пусть останется его тайной, но то,  что оно оказалось кривым, он  не понял даже сейчас.
Он, несомненно,  знал о сгущающихся  тучах, но на что-то надеялся. Видимо,  он слишком переоценил свои "услуги",  оказанные Лукашенко,  забыл, что время девальвирует не только деньги. Даже публичное причисление его к разряду жуликов, не стало для него сигналом. Если всего за стуки до ареста Снегирь решился бы  рассказать правду только об одном эпизоде преступной деятельности Павличенко,  подтвердить то,  что было уже неоднократно сказано до него другими, то вряд ли его арестовали бы вообще или в тюрьме содержался не погрязший в аферах прокурор, а узник совести Михаил Снегирь. Но ложка  дорога к обеду. И случилось то, что случилось. Я не хочу сказать, что поезд Снегиря ушёл безвозвратно.

Я вряд ли ошибусь, если предположу, что Лукашенко кто - то очень сильно убедил  в том, что с течением времени острота проблемы "исчезнувших" политиков несколько притупилась, и лично ему больших бед не принесет. Ничем другим объяснить его решение об удалении от "двора" своих бывших "подельников" Шеймана, Сивакова и Павличенко нельзя. Мотивировать его поступки чисто временным фактором, как известно играющим на руку любому преступнику, было бы слишком наивным. Ему нужны более весомые гарантии своей личной безопасности, если расследование по делу "исчезнувших" будет возобновлено. Такими гарантиями могут быть либо твердые обещания самих исполнителей ни в коем случае не впутывать в это дело его, президентского имени, или не менее твердые убеждения со стороны тех же лиц, что они очень надежно спрятали все "концы", под которыми следует понимать тела погибших. Первый вариант маловероятен, ибо по опыту знаю, что когда на кону стоит собственная жизнь преступника, даже узы кровного родства уходят на последний план. А вот второй - более реален, так как устраивает практически всех: и организаторов, и исполнителей. Правда,  и в нем есть слабое звено - Павличенко. Слишком много кровавых дел и  делишек наворочал этот краснощекий парень. Столько, что хватит с избытков на несколько расстрельных приговоров.  Сегодня, например, с абсолютной достоверностью установлено об организации им захвата Виктора Гончара и Анатолия Красовского. Это не считая убийства Самойленко (за которое он, кстати, уже был однажды арестован), и причастности к несколько подзабытым "подвигам" банды Игнатовича. От этих фактов никуда не деться. И как  бы не хотел Лукашенко спустить все на тормозах, но принести в жертву крапового берета №2    рано или поздно придется. И вот тут нет уже никаких гарантий, что краповый берет №2  не потянет за собой крапового берета  № 1 -  Сивакова. Тот в свою очередь сдаст и всех остальных. Правда,  есть прецедент с делом того же Игнатовича, которому в обмен на молчание вместо расстрела "подарили" пожизненное заключение. Но согласится ли Павличенко пойти на такие условия - вопрос не простой. Не о таком завершении своей  карьеры мечтал яйцеголовый краповик.

Лукашенко развил определенную активность в этом направлении. Во всяком случае, вся совокупность проводимых им последнее время мероприятий (отставки приближенных и испытание тюрьмой "посвященных") свидетельствует именно об этом.  Расчет Лукашенко очень прост. Если все они и в этот раз промолчат, значит он движется в верном направлении. Закрепившись на этом, стратегически очень важном для него рубеже всеобщего "молчания", он двинется уже дальше. Следующий его шаг - не за горами. Остается лишь немного подождать, и мы станем свидетелями нового разоблачительного шоу, где главными "героями" станут бывшие неразлучные друзья и сподвижники нашего непотопляемого президента, подло "обманувшие" его чрезмерно "доверчивое" величество, и чуть было не втянувшие  в кровавую карусель их провокационных политических расправ. Ну, а для приведение в нужное состояние, не слишком сговорчивых или плохо усвоивших свою роль актеров у него,  наверняка,  уже есть несколько заготовленных рецептов. Один из самых эффективных и проверенных  - тюрьма.

 

23:09 26/12/2008




Loading...


загружаются комментарии