Борода из ваты

Дед Мороз из Александра Лукашенко всегда был никудышным, но  его последний  «подарок»  удивил даже тех, кто давно устал удивляться.

Борода из ваты

Накануне 2009 года самой обсуждаемой темой была ситуация на финансовых рынках. Все следили за свободным падением украинской гривны, нервными движениями российского рубля и подозрительными колебаниями американского доллара. На этом фоне белорусский рубль пугал своей стабильностью. Многие этим гордились. Убежден,  что подавляющее большинство граждан Беларуси без всяких на то оснований вдруг поверили в свою национальную валюту. Ажиотаж  охватил  белорусские города и веси всего на несколько дней в середине осени 2008 года, но под напором государственной пропаганды и милиции схлынул. Народ не бросился толпами избавляться от белорусских рублей, меняя их на доллары и евро. Валюту можно было спокойно купить вплоть до 31 декабря 2008 года. Моя мать получила зарплату 30 декабря, спросила, что делать с рублями. «Срочно менять», -  сказал я матери. Она пошла и поменяла. Оказалось, я сделал ей хороший подарок.
Теща моего товарища попросила почему-то меня – «я ведь ближе в Москве к этим всем воротилам» - убедить ее мужа избавиться от рублей. Сама она все конвертировала в евро еще в конце октября после моей подробной лекции, а вот муж уперся. Мы разговаривали тоже как раз 30 декабря. Он спорил, горячился, вспоминал  белорусского министра финансов, который «обещал, что до конца 2009 года курс белорусского рубля к доллару не опуститься ниже 2350». И ведь действительно чиновники это обещали. «Белорусский рубль – это не деньги, это расписки без обеспечения», - вяло отбивался я от заслуженного работника госаппарата на пенсии. Но я не настаивал. В последнее время у меня нет сил доказывать очевидные вещи. «Знаете что, - сказал я теще своего закадычного друга. – Оставьте своего мужа и его сбережения в покое. Человек должен жить в гармонии с самим собой, верит он в Лукашенко и рубль, ну и пусть».  И все-таки сомнения в его душе зародил, в последний день уходящего года он переоформил свой рублевый вклад в  валютный! Буквально на следующий день, вечером  1 января 2009 года я выслушал много теплых слов благодарности. А сколько стариков остались наедине с рублем и официальной пропагандой?

2 и 3 января в Беларуси несчастных, обманутых,  обиженных и злых людей было подавляющее большинство. В магазинах продавцы с болью отдавали товары по старым ценам, а потом ночами переписывали ценники, люди метались и старались купить доллары, хотя покупка уже не имела никакого экономического смысла. Все оплакивали свои рублевые сбережения и абсолютно все ругали президента, даже те, кто вовремя избавился от рублей. По настроению людей мне казалось, что я попал во времена обмена советских 50 и 100 рублевых банкнот. Буквально каждый  воспринимал девальвацию белорусского рубля как обман  и кидалово.

При этом с экономической точки зрения ничего необычного, неожиданного и ужасного не произошло. Падения рубля ждали все. Например, после 12 января. 5 января биржа начинала работать, но заявки на покупку валюты подаются за 5 дней, выходные, то се и как раз 12  января в понедельник рубль мог упасть даже на треть. Не хочу вдаваться в сложные экономические выкладки: на страницах белорусских газет и Интернета хватает аналитиков и псевдо-экономистов, которые, скользя по поверхности, выдают банальности за откровения. Я – сторонник девальвации хотя бы потому, что она неизбежна в ситуации, когда у государства нет ресурсов оплачивать свои минимальные расходы и обязательства. Да, можно затягивать агонию, вырывая по миллиарду у России и МВФ, но принципиально ситуацию это не изменит. Мне кажется, что теперь пару месяцев рубль не сдвинется с мертвой точки или даже слегка придавит доллар для успокоения масс. Но дальше все покатиться, как обычно, по наклонной. Беларусь – страна упущенных возможностей и мы просто катимся вниз, проедая наработанное предками и то, что могло остаться будущим поколениям.  Для умных все и так очевидно, а дуракам и напрягаться не стоит, не жили богато и привыкать не надо.

И не будет никаких социальных взрывов. Белорусы при Лукашенко пережили две (!) деноминации. Пережили молча. Белорусы свыклись с бедностью, смирились с безрадостной  долей. Эти деноминации,  безумная инфляция  – это плата населения за экономические эксперименты властей. Инфляция не дает белорусам обрасти жирком, действительно жить богато и сыто, но и с голоду никто не умирает пока. До недавнего времени низкая квартплата,  маниакальная чистота на улицах и милицейский порядок создавали иллюзию нормальной жизни. Плюс деревни с картофельными полями и редкие набеги к соседям за продуктами и деньгами.  И вот уже второе поколение вырастает при Лукашенко, и две трети молодежи мечтает сбежать с Родины, а бунта все нет. Но кроме чистой экономики есть еще в последних шагах власти и психологические последствия. И вот их Лукашенко не оценил.

Я сейчас наблюдаю за тем, как мечутся и злятся обманутые люди, но не испытываю никакого злорадства по этому поводу.  Не собираюсь  подыгрывать панике. Противно было читать в ноябре и декабре, как каждый день из снижения курса на 5 (!) рублей пытались сделать сенсацию. Но все же было очевидно, раз Нацбанк и Лукашенко сказали, что рубль до конца года не пересечет отметку 2200, то так тому и быть. Всем говорил о неизбежности девальвации, уговаривал обменять рубли на доллары, но не мог представить, что власть ударит по людям 1 января. Удивительный цинизм: каждый день из месяца в месяц  убеждать людей в стабильности национальной валюты, давить любое сомнение, высмеивать соседей и прочее, а потом оглушить пьяненьких и счастливых граждан, взять их тепленькими. Цинично и жестоко обманывать это по-нашему, по-белорусски.

У меня нет сейчас никакого революционного запала, правда стала очевидной для большинства. Революция неизбежна, перемены неотвратимы, только они застигнут нас врасплох, как бы мы ни пытались их предсказать или уловить. И теперь поводом для массового возмущения может стать любой шаг власти. Все понимают, что впереди тяжелые времена, но после 1 января мы увидели, что переживать эти времена придется с президентом, которому верить нельзя, который в любой момент может объявить экспроприацию.

Психологи давно установили,  что дети остро переживают стресс, когда узнают, что Деда Мороза нет, но еще больше они расстраиваются, когда пришедший на праздник Дедушка оказывается  пьяным соседом. Годами длившийся  роман вдруг заканчивается такой же сильной ненавистью, когда женщина чувствует себя обманутой. Вы обещали жениться, но пришло время – сбежали, струсили, спрятались, передумали. Может в глубине души и чувствуете себя подонком, но всегда найдете оправдания своим поступкам. И в ответ вам – ненависть и презрение. А ведь Лукашенко обещал и жениться, и заботиться до конца дней. Стресс от обманутых ожиданий всегда сильнее, чем переживания по поводу прямых последствий каких-либо действий. 

В этом году буквально в каждый белорусский  дом постучался Дед Мороз, который вместо праздника принес людям сплошное бедствие.  Такое долго не забывается.

10:36 06/01/2009




Loading...


загружаются комментарии