Не пей, козленочком станешь

Вода в каждом шестом колодце Брестчины не соответствует санитарным нормам.

Не пей, козленочком станешь

По данным Брестского областного центра гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья, 16,1 % проб, взятых из общественных шахтных колодцев региона, являются нестандартными по микробиологии. В 59 % проб отмечено несоответствие санитарно-химическим показателям, в первую очередь – из-за высокого содержания нитратов.

Колодезный край
Сегодня на Брестчине официально зарегистрировано  157 853 шахтных колодца, служащих для питьевых целей. Водой из колодцев пользуется около половины всего сельского населения области. 520 из них являются общественными, то есть воду из них берут как минимум несколько семей. Санитарные службы отслеживают состояние только общественных источников. Целостной картины по индивидуальным не знает никто. Частник имеет полное право обратиться в соответствующие органы с просьбой сделать анализ проб воды за отдельную плату, но прибегают к такой услуге очень немногие. Старики, которые всю жизнь пользовались колодцем у дома, считают это «блажью», у молодых зачастую срабатывает стереотип: колодезная вода по определению обязана быть лучше водопроводной.
Увы, это не так. Существующими международными нормами число  нестандартных проб воды считается допустимым, если они не превышают 5 %. Так вот, на Брестчине, если говорить о  централизованных источниках,  этот показатель не превышает даже 1 %. В первую очередь благодаря тому, что наша область – единственная из белорусских регионов, использующая для забора воды на питьевые цели исключительно подземные воды из артезианских скважин. Их глубина – от 150 до 600 метров. Никаких поверхностных водоемов со сложной системой очистки! Артезианская  вода даже не требует обеззараживания, то бишь хлорирования, – оно производится лишь в периоды каких-нибудь эпидемических ЧП. Единственный недостаток нашего артезианского поставщика – изначально высокое содержание в воде железа, что требует строительства соответствующих станций.

Вода с  нитратами

Верховые воды, питающие колодцы, железа не содержат, но, увы, превышают нормативы по нитратам. В прошлом году в Гродненской области произошел дикий случай: грудной ребенок, которому мама дала молочную смесь, приготовленную на колодезной воде, умер от сложного заболевания, спровоцированного высоким содержанием в жидкости нитратов. Чтобы избежать подобных случаев, в ряде белорусских регионов, в том числе на Столинщине, взяли за правило ставить на учет всех беременных женщин, пользующихся колодцами, и после родов их в централизованном порядке обеспечивают бутилированной водой. К такой практике начинают переходить и в других районах области.

По информации специалистов БОЦГЭиОЗ, за прошлый год самыми неблагополучными по микробиологическим показателям признаны  колодцы в Ганцевичском и Каменецком районах, где количество нестандартных проб составляет 50 и 49 % соответственно. Следом с большим отрывом идет Дрогичинский район – 25 %. Ситуация меняется год от года. До недавних пор Столинский район фигурировал в сводках как неблагополучный, однако в течение  2008 года пробы здесь дали результаты на уровне среднеобластных.

Корова – враг колодца

Откуда в колодезной воде берутся нитраты, да еще в таком количестве, что могут привести к серьезному заболеванию? Ответ на этот вопрос лежит на поверхности – в буквальном смысле слова. В Каменецком районе, где ситуация с колодезной водой особо сложная, нам назвали три самых проблемных населенных пункта. Это деревни Войская, Миньковичи и Любашки, и в непосредственной близости от каждой – животноводческий комплекс или крупная ферма.

По сути, на любом сельском подворье, где еще держат скот, колодезная вода может быть напичкана нитратами, если колодец вырыт  в непосредственной  близости от хозпостроек и огорода, где по весне щедро разбрасывается навоз. Вот почему строить колодец рекомендуется на возвышенном участке, который не затапливается паводками и удален как минимум на 50 метров выше по потоку грунтовых вод от возможных источников загрязнения. Не знаю, соблюдалось ли такое правило в деревнях раньше. Но что мало кто делал требующийся по нормам глиняный «замок» по периметру колодца (2 метра глубиной и метр в ширину), а поверх него двухметровой ширины отмостки из камня – это точно. По крайней мере, в нескольких припущанских деревнях Каменецкого района, где я на той неделе «знакомилась»

с колодцами, таких ухищрений нигде не видела. А зря. Специалисты говорят, что «замок» из тщательно уплотненной глины или жирного суглинка может в разы снизить  попадание в колодец нежелательных добавок.

Как с этим бороться

Сейчас во всех районах области завершается работа по паспортизации общественных шахтных колодцев для последующей передачи их на баланс коммунальных служб. Предполагается, что у тех гораздо больше возможностей содержать колодцы  в нормальном состоянии, чем, к примеру, у сельсоветов. И это правда. Потому как по санитарным нормам колодец надо не реже одного раза в год чистить, а для этого – откачать из него воду, очистить дно и стенки от налипших эфирорастворимых веществ (в деревнях говорят – «склизкий» колодец) и произвести подсыпку дна крупнозернистым песком, предварительно промытым. У сельсоветов не было на это ни средств, ни оборудования, ни специалистов. В ЖКХ все это, наверное, есть, но так и хочется с кем-нибудь заключить пари: неужели и правда будут чистить колодцы каждый год?

Специалисты считают: единственная возможность решить проблему чистой  воды на селе – это пробить в каждом населенном пункте артезианскую скважину и протянуть к домам водопроводы. Но на это нет денег ни у государства, ни у людей.

10:08 07/02/2009




Loading...


загружаются комментарии