Эти раскопки стали сенсационными для истории Минска…

Раскопки во дворе монастыря бернандинцев 17 века в Минске закончены. Тут уже забиты первые сваи, скоро строительство пятизвездочного отеля начнется полным ходом.

Эти раскопки стали сенсационными для истории Минска…

Но оно могло начаться еще 2 года назад, если бы не массовый протест общественности, в результате чего предприятие «Мінская спадчына» вынуждено было затребовать в институте Академии наук исследовательские работы. И эти работы дали колоссальные результаты! Выяснилось, что как раз на этом месте люди жили еще с 11 века. Эти факты стали сенсационными, раньше считалось, что в то время люди жили исключительно на месте, где стоял Минский замок. 
Про результаты раскопок, которых могло и не быть, рассказывает научный сотрудник института истории академии наук Андрей Войцехович.

А. Войцехович: По закону Республики Беларусь, в зоне культурного слоя исторической части города перед тем, как начинать строительные работы, обязательно должны быть археологические раскопки. Практически весь двор был целиком раскопан, исследованы объекты, обнаружены многочисленные объекты.

Два года тому назад строительство отеля было остановлено именно из-за ваших раскопок. Ограничивали ли вас как-то во времени?

А. Войцехович: Конечно, говорили, что надо быстрей. Но не было таких разговоров, чтобы срок работы отразился на качестве. Поэтому нам понадобилось два года, что провести такие большие раскопки в этом дворе.

Насколько я понимаю, это как раз та часть Минска, где он начинается. Можно ли точно, по слоям, проследить тут материальную историю города?

А. Войцехович: Да, у нас уже есть эти слои. Наиболее старая прослойка, она всего около 30 см., относится к концу 11-13 века. Это для истории Минска самое интересное время – время возникновения самого Минска. И благодаря этим раскопкам, более точно нам удалось определить топографию Минска. Если было известно, где находился замок, то точно локализовать место минского посада мы не могли. И вот сейчас мы убедились, что именно на этом месте и был торгово-ремесленный посад Минска. Это кварталы, где жили торговцы, ремесленники, где были мастерские и торговые склады.

Судя по перечислению, материальное наследство должно быть очень богатым?..

А. Войцехович: Конечно! Свидетельства торговли  - это, во-первых, находки торговых пломб – небольших свинцовых печатей с изображениями князей, святых и  княжеских знаков. Такие печати ставились на товар княжеской администрацией, когда какой-то купец платил налоги в казну, и имел право торговать на этой территории. Это – аналог современной акцизной марки.

Какие предметы обычного быта древних людей вы нашли?

А. Войцехович: Мы датируем концом 11 века женские украшения, монетоподобные подвески, перстни, погремушки… Есть доспехи, наконечники стрел, керамика….


А найденные женские украшения могут свидетельствовать о том, что тогдашние жительницы Минска были модницами?

А. Войцехович: К сожалению, этих украшений не так и много. Интересно, что мы не нашли стеклянных браслетов – типичного атрибута горожанок. Возле замка их было очень много, а тут нет.  Возможно, потому, что это был ремесленический квартал со складами. Мы нашли даже яму со входом, где была большая часть пломб. Похоже, это был торговый склад. Так что красавицы там не ходили.

Насколько я помню, вам удалось найти даже части домов  того времен, из которых можно собрать целый квартал.
 
А. Войцехович: Это уже относится к более позднему времени. Были найдены фрагменты строений усадеб 17-18 века. Там действительно были основания печей, и можно было определить в какой комнате, какая печь была.  В одной из усадеб даже был слой пожара – обнаружилось много опаленного кафеля. Эта усадьба от печи и сгорела в 17 веке.

В музее, который вы курируете в Академии наук, я видел также некоторые вещи французских солдат, найденные там же.

А. Войцехович: В прослойке 19 века нам и правда попадались вещи, связанные с войной 1812 года, фрагмент бляхи на шляпах наполеоновских солдат, пуговица с символикой драгунского полка. Но таких вещей немного, поскольку слой 19 века находится достаточно высоко, и был сильно поврежден  во время советских времен, когда там была автобаза.


Кроме предсказуемых находок попадались ли какие-то необычные вещи?


А. Войцехович: Для нас необычной находкой была сама находка слоя 12-13 века, поскольку никто не ждал, что он там будет. А тут столько интересных и ярких находок. Мы ждали, что это будут обычные находки 18-19 веков, которые имеют отношение к католическому монастырю. Самое интересное, что после 18 века наблюдается большой сильный пласт ила. Видимо,  Свислочь тогда разлилась и люди ушли оттуда  на более высокое место. Поэтому в 18-19 веке находок практически нет. А после воды сошла, люди вернулись – и мы снова имеем артефакты.

Андрей, так какой глубины культурный слой на этом месте?

А. Войцехович: Самя глубокая отметка  около четырех метров.

А были какие-нибудь находки, которые свидетельствовали не столько про быт, сколько про нрав наших предков?

А. Войцехович: Много трубок глиняных нашли, начиная от конца 16 века. Белоглинянные голландские, турецкие, местного производства, разноцветные терракотовые. … Например, была найдена почти целая бутылка вина18 века, что тоже редкость, поскольку обычно находим фрагменты.


Чьего производства было это вино?

А. Войцехович: Мы не знаем – вина там не было.


Где будут храниться все эти находки?

А. Войцехович. Сейчас они хранятся в Институте истории Академии наук, но я думаю, что когда будет создан Музей Минска, большую часть находок передадим туда.

06:18 07/03/2009




Loading...


загружаются комментарии