Сестры-двойняшки из Беларуси из Казахстана скоро встретятся

Благодаря проекту «Помні імя сваё», читателям Народной газеты» и Интернету Татьяна Кальмина нашла сестру

Судьба распорядилась так, что только через сорок с лишним лет они узнали друг о друге. Сестер-двойняшек Татьяну и Ирину, которых мать оставила в роддоме, разлучили в Борисовском доме ребенка и удочерили в разные семьи. Они шли разными, но, как позже выяснилось, часто параллельными путями. Обеих очень любили в приемных семьях. Сестры строили свою жизнь, опираясь на эту любовь и поддержку родных (пусть не по крови) людей. И не могли поверить в то, что они приемные. А поверив, поняли, что это не главное. Главное, что они были любимы и что наконец нашлись. И вскоре встретятся.


В далеком городе Актау
Когда Татьяна Кальмина узнала, что она приемная дочь и что у нее есть сестра-двойняшка, время как будто остановилось. А потом появились и слезы, и радость. Она плакала из-за того, что их разлучили в раннем детстве. Не могла понять, почему обожающие и любящие ее родители не взяли в свой дом сестричку. Горевала, что столько лет двое близких людей ничего не знали друг о друге. И безмерно радовалась: ведь где-то есть самый-самый родной человек, сестренка, о которой она мечтала всю жизнь. Татьяна верила, что обязательно найдет сестру. И делала для этого все, что только могла. Она расспрашивала знакомых, рассылала письма в архивы и загсы, обратилась за помощью на совместный поисковый проект Первого национального канала Белорусского радио и «Народной газеты» «Помні імя сваё», бродила по Всемирной паутине. В Столбцовском загсе, куда ей посоветовали обратиться, подтвердили то, что она уже знала: ее сестра после удочерения стала Ириной Ивановной Кузичкиной. А на сайте «Одноклассники» совершенно случайно  она увидела объявление Ирины Пневой (Кузичкиной) из города Актау (Казахстан). Была там и небольшая фотография. Татьяну будто током ударило: на фото они были похожи. Возраст и фамилия тоже подходили. Неужели это ее сестричка? Татьяна сразу же написала короткое письмо и с нетерпением ждала ответа. Волновалась и ее дочь Настя, которая тоже хотела найти родственников. 
-- Несколько дней на сайте «Одноклассники» никаких сообщений от Ирины Кузичкиной не было, -- рассказывает взволнованная Татьяна. -- Тогда я написала письмо на электронный адрес гостиницы "Рахат" в городе Актау, где работает Ирина. И вот пришло сообщение от Ирины Ивановны Пневой (Кузичкиной). Конечно, она в шоке. Ее родители Иван Матвеевич и Зинаида Филипповна Кузичкины никогда не говорили ей о том, что взяли ее из детского дома. Ее отец умер в 1999 году, а мать -- в 2000-м. После смерти матери все рассказала Ирине мамина сестра. Ирина ей не поверила. Ни в то, что ее удочерили, ни в то, что у нее есть сестра. Вот что она написала мне: «За всю мою жизнь с родителями у меня не было ни малейшего сомнения, что они мне не родные. Они очень любили меня и берегли, потому что я у них одна»...
В свидетельстве о рождении записано, что Ирина родилась в поселке Плещеницы Логойского района. Отец в те годы работал в ЦК компартии Белоруссии. Сначала жили в  Столбцах, затем в Минске, в Слуцке и в 1972 году переехали в Казахстан, в город Шевченко, ныне Актау. Город, расположенный на берегу Каспийского моря, чуть старше обеих сестер – ему 45 лет.
Родинки на ладонях
Некоторые моменты из жизни сестер совпадают, некоторые -- разнятся. Ирина, как и Татьяна, училась и закончила 8-ю школу (одна в Борисове, вторая в Актау). У обеих сбоку на ладони правой руки родинка в виде точки.  Ирина (считается, что она младшая) добрая, спокойная, неконфликтная. Она среднего роста (160 сантиметров.), стройная шатенка с зелеными глазами. Татьяна высокая (170 сантиметров), стройная брюнетка с карими глазами. Татьяна поет, Ирина играет.
-- Ириша закончила музыкальную школу, педучилище, Карагандинский университет с красным дипломом, -- Татьяна с удовольствием рассказывает о сестре. -- По образованию педагог. Десять лет проработала в детском саду, затем ушла в гостиничный бизнес администратором. Теперь работает в гостинице «Рахат». Замужем, у нее двое детей: Лизе 20 лет, Илье 12. Очень хорошая, дружная семья. Казалось бы, мы друг друга никогда не видели, 43 года вообще друг о друге не знали, но сразу начали общаться с такой теплотой, любовью и нежностью, что даже удивительно. Как будто в нашем сердце спала любовь к своей половинке и вдруг проснулась. Ириша (я ее сразу так стала называть), как и я, восприняла эту новость с огромной радостью.
Шаг за шагом по переписке они узнают друг друга, расспрашивают обо всем, о самых незначительных мелочах и деталях. Даже пишут о себе одинаковыми фразами. Интересно, что у обеих длина волос и даже прически одинаковые. И волосы одинаково завиваются и укладываются.
-- С каждым днем наша любовь друг к другу крепнет, -- не сдерживает радости борисовчанка. -- А на День всех влюбленных Ириша впервые позвонила мне. Сердце забилось, когда высветился незнакомый номер.  Слышу в трубке женский голос. Незнакомый. И такой родной! Через столько лет! Обе разрыдались.
Девочка в голубом платье
Татьяна была твердо уверена, что найдет сестру. Так бы и случилось, даже и без помощи Интернета. Адрес семьи Кузичкиных нам подсказала читательница «Народной газеты» из города Столбцы Галина Ивановна Рубанова. Семью, которая удочерила Иру, она хорошо знала, дружила с ними, переписывалась, когда уехали в Казахстан.
-- В Столбцах мы жили на одной площадке с Кузичкиными, -- вспоминает Галина Ивановна. -- Он работал в Доме культуры директором, она -- продавцом в продуктовом магазине. Иван Матвеевич воевал и имел много наград, был добрым и общительным человеком. Зинаида Филипповна -- добрая и очень «уютная» женщина. Я с ней дружила, как с родной сестрой (у меня ни сестры, ни брата нет). У Кузичкиных не было детей. Не припомню точно,  в каком году они удочерили Ирочку. Им говорили, что ребенок болезненный, слабенький, но Ирочка им так в душу запала, что они отмахивались от других предложений. Мне кажется, Ирочке было больше двух лет. Это была худенькая и очень миленькая девочка с выразительными глазами. Помню, пришли соседки, и Зина накрыла стол в честь доченьки. Не забуду, как Зина кормила ее с ложки, а она все хотела сама, а затем со скатерти возле своей тарелки собрала все крошечки и отправила в ротик. Все женщины прослезились, а одна стала успокаивать всех и сказала, что девочка все делает так, как ее учили нянечки.
Наша читательница была в курсе всех семейных дел Кузичкиных, которые переезжали с места на место и наконец осели в Казахстане. Они были небогаты, но для дочки приобретали все лучшее. И рояль ей купили, когда училась в музыкальной школе. Галина Ивановна все время с ними переписывалась и получала Ирины фотографии. Переписка прекратилась в 1990 году. Кузичкины уже были немолоды, болели.
В 1986 году, по рассказам Галины Ивановны, Ира вышла замуж, родила сына. В младенчестве мальчик серьезно заболел и умер. Зинаида Филипповна в это время у себя на родине смотрела брата, который был в тяжелом состоянии. Очень переживала, что ее рядом не было, что не уберегли малыша. Потом Ира родила дочку Лизу, об этом Кузичкины сообщили в Столбцы. Зинаида Филипповна любила дочку и внучку не меньше родной матери, ни на шаг не отходила от ребенка. Не доверяла никому ухаживать за внучкой, все делала сама.
-- Когда Кузичкины жили в Слуцке, я приезжала к ним в гости, -- продолжает Галина Ивановна. -- Помню, купила Ирочке несколько диафильмов со сказками. Мы с ней вечером смотрели,  я и Зина ей читали. Ночью Ирочка плохо спала, ворочалась и что-то говорила. Зина сказала, что Ира впечатлительная очень, и на ночь нельзя ей показывать такое «кино». Ирочка росла очень красивым ребенком. Я ей подарила голубое платьице с белым воротничком. Ей так оно шло! Как идет гулять, то только голубое платье хочет надеть. Она и концерты показывала. Возьмет в руки электробритву как микрофон, во вторую руку шнур и сама объявляет: «Сейчас выступает Кузичкина Ирина и споет лирическую песню». Она поет, а мы с Зиной в восторге от концерта. Росла она забавной, в ласке. Зина рассказывала, что один раз пришла домой в слезах (лет 7 было) и говорит, что ей одна тетя сказала, что я не ваша. Зина ее убеждала всегда в обратном. Кузичкины знали, что она из двойни, и историю рождения им рассказали (все так, как в газете написано). Зина мне сказала, что от маленькой будут скрывать, а взрослой все расскажут, но я так и не знаю всего. Думаю, что Ира, повзрослев, и сама могла догадаться, что она приемная.
Кроме письма с воспоминаниями Галина Ивановна Рубанова прислала Татьяне 14 фотографий сестры.
-- Какие все-таки добрые женщины у нас живут, -- восхищается Татьяна. -- Благодаря им, мы с Ирой выросли в заботе и ласке, нас оберегали и любили. Мы это ценим, никогда не забудем и дарим такую же любовь и заботу своим детям.
Цепочка соединилась
Сестры каждый день  в письмах и звонках познают друг друга, восстанавливая десятилетия разлуки.
-- Наша природная связь возобновилась, -- ликует Татьяна Кальмина. -- Разорванная цепочка соединилась. Никто и никогда не сможет теперь ее нарушить и разлучить нас. Ирина с мужем ждут нас в гости. Мы обязательно к ним приедем. Мы же,  в свою очередь, ждем их всех у нас в Беларуси, на нашей родине. Моя дочь Настенька и Иришкина дочь Лиза тоже переписываются. Мы все очень счастливы.  Как все-таки здорово находить друг друга!
Никого не осуждаю
После выхода «Народной газеты» с материалом о судьбе Татьяны Кальминой ей позвонили и рассказали о родной семье: о матери и отце, сводных братьях и сестрах. Многое из того, о чем узнала Татьяна в процессе поисков, подтвердилось. Ее биологические родители живут в Беларуси. Мать вроде бы собирается встретиться с дочерью, но на «нейтральной территории». Видимо, для этой встречи ей нужно набраться смелости и сил, поэтому Татьяна терпеливо ждет.
-- Хочется ли мне встретиться с матерью? -- задает она сама себе вопрос. -- Да, хочется, если она сама захочет. Публикация в газете -- это разорвавшаяся бомба для них. Понимаю, что это перевернет их жизнь на склоне лет. Неизвестно, как отнесутся дети. Но мне уже это не так важно, хотя и очень им сочувствую. Ведь это их жизнь, их поступок, их решение, их судьба. Я не стану вмешиваться в их жизнь. Никого не осуждаю, ни на кого не обижаюсь. Жизнь сама все расставила и еще расставит на свои места и воздаст всем за все. Если захотят общаться братья и сестры, буду рада. В этой непростой ситуации им надо будет разобраться, понять и простить. На все нужно время. Мы с Ириной получили свою долю счастья! А что достанется всем остальным, это зависит от них. Находить родных людей -- это огромное счастье. И, наверное, неважно, как они появились на свет. Хотите быть счастливыми -- будьте ими!
Продолжение следует…
Мы надеемся, что это еще не конец истории. Встреча сестер скоро состоится, и мы о ней обязательно расскажем. А поиски продолжаются. Поиски не людей (все тайное уже стало явным), а понимания, прощения и узнавания. Очень хочется, чтобы Татьяна и Ирина узнали все о своих корнях, познакомились с родителями, братьями и сестрами. Чтобы смогли сказать, глядя в глаза матери и отцу, что прощают их.

07:19 09/03/2009




Loading...


загружаются комментарии