Послесловие к трагедии в деревне Арабовщина

Здесь в котельной 24 марта произошло ЧП, потрясшее всю республику. Пять человек оказались мертвы...

Послесловие к трагедии в деревне Арабовщина

Во вторник, 24 марта, в 19.55, в дежурную часть Барановичского РОВД от участкового инспектора милиции поступило сообщение о том, что в помещении котельной КУМПП ЖКХ «Барановичское районное ЖКХ» в д. Арабовщина обнаружены тела пятерых мужчин:

Василия Дермана, оператора котельной, 1947 года рождения;

Сергея Тиунчика, мастера КУМПП ЖКХ «Барановичское районное ЖКХ», 1960 года рождения;

Владимира Лопуха, сварщика районного жилищно-коммунального хозяйства, 1967 года рождения;

Игоря Циунчика, энергетика ОАО «Торфопредприятие «Колпеница», 1947 года рождения;

Павла Кириндася, слесаря этого же предприятия, 1957 года рождения.

Четверо из них – местные жители, Павел Кириндась проживал в д. Болтичи.

Как рассказал начальник Барановичского РОВД Александр Ясько, в тот день погибшие занимались ремонтом одного из отопительных котлов котельной. Причиной их гибели, по предварительным данным прокуратуры Барановичского района, стало отравление угарным газом в результате неисправности автоматики и прекращения работы вентиляционной системы котла. В самом КУМПП ЖКХ «Барановичское районное ЖКХ» от комментариев отказались. «Я ничего пока не могу сказать. Почему это случилось и кто виноват, разберутся специалисты», – подчеркнул директор районного ЖКХ Леонид Николюк.

Как пояснил прокурор прокуратуры Барановичского района Александр Смаль, по данному факту 25 марта возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 306 УК РБ (нарушение правил охраны труда, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц). По информации Барановичской межрайонной инспекции труда, для расследования произошедшего в Арабовщине ЧП была создана специальная комиссия во главе с заместителем председателя облисполкома Виктором Саковским. Котельная, которая отапливает практически все жилые дома и здания в д. Арабовщина, продолжает работать в обычном режиме. Как рассказали «IP» рабочие котельной, в ночь после случившегося несчастья приехавшая из Барановичей бригада специалистов проверила котлы и привела их в порядок.

Корреспондентам «IP» удалось встретиться с родственниками троих погибших, которые рассказали о произошедшей трагедии и о том, как они пережили тот роковой день.

Тамара Циунчик: «Муж оказался в котельной за час до страшной трагедии»
 

– Два месяца назад мой муж Игорь Михайлович ушел из жилищно-коммунального хозяйства. Он жаловался на невозможность добиться нормальных условий работы и поэтому подал заявление об уходе. Хотя это решение далось ему нелегко: жилищно-коммунальное хозяйство было его детищем – благодаря его усилиям все жители округи живут в тепле.

…Его долго не хотели отпускать. Оно и понятно, муж был прекрасным специалистом, грамотным, ответственным, добрым и отзывчивым. Уважал каждого человека, независимо от должности и чина. Рабочие в нем души не чаяли, бывало, дверь в доме не закрывалась – столько людей приходило за советом. А руководители ценили за способность решить любую проблему.

Уходил из ЖКХ он очень тяжело… Даже в больницу попал из-за нервного срыва…

На новом месте в должности энергетика на ОАО «Торфопредприятие «Колпеница» у Игоря все складывалось хорошо. И мы, я и дети, радовались за него.

В тот ужасный день мужа попросили заглянуть в котельную, посмотреть котел. Я его отговаривала: «Ну, зачем ты снова туда идешь? Ведь ты там больше не работаешь». А он мне ответил: «Ведь это и нам нужно, чтобы дома обогревались. Там ведь взяли молодых да неопытных».

Часов в пять вечера муж заехал домой, а затем вновь направился в котельную. Получается, он вошел туда где-то за час, за два до трагедии…

Я пришла с работы, приготовила ужин, уже сын домой вернулся, а мужа все не было. Позвонила на сотовый, но телефон не отвечал. Так продолжалось около часа. Я начала переживать – Игорь всегда предупреждал меня, если задерживался. Неизвестность пугала, и я послала сына за мужем. Через десять минут раздался звонок: «Мама, отец мертв. Тут все мертвы…»

От услышанного у меня потемнело в глазах… Затем я бросилась из квартиры и, не чуя ног, побежала к месту происшествия. Все остальное – как в тумане. Соседи, родственники погибших работников, врачи, милиция… Запомнилось только лицо мужа. Он был как живой…

Нам помогали всем миром. Многих людей, которые пришли выразить свои соболезнования, я даже не знала. Только из ЖКХ, где муж проработал почти всю жизнь, никто не пришел. И причин произошедшего не объяснил. Бог им судья.


Таиса Дерман: «Могла потерять сына. Вместо него погиб муж»

– За 40 лет, что мы прожили в Арабовщине, почти 20 лет мой муж, Василий Викентьевич, проработал в этой котельной. И этот год работал, хотя уже был на пенсии. В августе ему бы 62 года исполнилось. «Поработаю еще годик, пока котельная на газу. А там ее на дрова переведут, и мне тяжело будет», – обычно приговаривал он, будто оправдываясь, что и в пенсионном возрасте не оставил работу.

Котельная старая, находится не в лучшем состоянии, летом ремонтировать собирались, но никто ничего подобного не ожидал. Хотя… Около месяца назад был предвестник, «звоночек» этой жуткой трагедии: тогда чуть не угорел наш младший 29-летний сын Александр, работающий, как и муж, в этой же котельной. В тот раз Саша дежурил в ночную смену, и утром его, можно сказать, вынесли из помещения котельной, где отчетливо чувствовался запах газа. Сын пожаловался на сильную головную боль, головокружение. О происшествии сообщили в диспетчерскую районного ЖКХ. Правда, не знаю, были ли тогда предприняты какие-то меры.

После случившегося Саша стал бояться выходить на работу в ночь, поэтому, если ему выпадала ночная смена, он менялся с отцом, и тот дежурил ночью, а Саша – днем. И в этот роковой вторник сын утром должен был сменить мужа. Однако Бог решил по-своему и, оставив в живых Александра, забрал моего Викентьевича. В тот вторник я утром приехала с дачи. Пришла домой и увидела, что сын лежит: у него жар, озноб. «Мама, я себя неважно чувствую, пусть папа заменит меня на несколько часов», – сказал он, и я позвонила мужу, попросила немного поработать за Сашу, объяснила, что он приболел.

Около 12 часов сыну стало еще хуже. Я вновь набрала номер телефона котельной, сказала супругу, что принесу ему обед, и сообщила, что Саше совсем плохо. «Да, тут уже мало осталось до конца рабочего дня, я додежурю. Тем более что мы котел ремонтируем», – услышала я в ответ, и мы договорились встретиться через несколько минут. Я быстро собрала ему поесть и пошла в сторону котельной, которая находится недалеко от нашего дома. Стою, жду, а его все нет и нет. А в это время такой снег пошел, мне даже не по себе стало. Думаю, куда же муж подевался. Обычно я приду, и он тут как тут. А в этот раз задерживается. Вдруг вижу – бежит. В кофточке, даже куртку не набросил. Забрал еду и спрашивает: «Ты, наверное, давно здесь стоишь? А мы там ремонтируем, я чуть не забыл, что ты придешь. Ты не волнуйся, все будет хорошо». Я даже представить себе не могла, что это были его последние слова, что больше я его не услышу… После обеда я уехала на дачу и только в 20.15 узнала о том, что случилось в котельной, – об этом мне по телефону сообщил сын.

Спасибо соседям, они привезли меня в Арабовщину. Когда я приехала, все пятеро погибших мужчин, среди них и мой муж, уже лежали в коридоре котельной. Там собралось много людей, как местных, так и сотрудников различных служб: прокуратуры, милиции, скорой помощи. Все двери котельной были открыты настежь, но, несмотря на это, отчетливо чувствовался запах газа.

Перебирая в памяти события того вторника, я все никак не могу понять: как такое могло случиться днем? Ладно, ночью, когда дежурит один человек. Но днем! Пятеро мужчин, занимавшихся ремонтом, только что были живы и вот их нет…

Это такое горе. Не дай Бог кому-то испытать подобное… Сын винит себя и собирается уходить с работы. Он не может находиться в котельной, которая погубила его отца. А я до сих пор не могу поверить, что мужа нет. Мне все время кажется, что он вот-вот вернется со смены…

Наталья Тиунчик : «Папа полностью был отдан работе»

– Наш папа, Сергей Владимирович, около 12 лет проработал в системе жилищно-коммунального хозяйства. Сначала работал в Арабовщине, он знал этот участок как свои пять пальцев, в этой котельной каждую деталь своими руками перебрал…

А в прошлом году ушел отсюда, стал работать в д. Столовичи и в пос. Октябрьский. Почему ушел? Папа не видел никакой отдачи. Оборудование старое, котлы давно уже надо менять – они еще когда-то на мазуте работали, но никому, кроме него, до этого не было дела. «Я стараюсь, вкладываю всю душу, но… Я не могу так», – говорил он. Папа все старался сделать хорошо, отдавал работе все силы, здоровье и, когда его просили, всегда приходил на помощь. Помню, в октябре – холод, котельная не работает, его позвали помочь. «Ну как я могу отказать? Я же здесь живу. Нельзя, чтобы люди мерзли», – сказал он тогда и помчался в котельную. «Я на службе!» – так обычно отвечал папа, когда «летел» на работу после того, как ему сообщали о каких-нибудь неполадках. А звонили ему в любое время дня и ночи. И он никогда не говорил, что не может или занят…

Когда начинался отопительный сезон, отец не мог спокойно спать, потому что постоянно думал, что и как там у него. Он душой болел за свою работу, делал все, что было в его силах. Иногда даже в ущерб семье, но мы его понимали и не обижались. Знаете, он так часто бывал здесь и помогал работникам местной котельной, что многие даже не знали о том, что он перешел на другой участок.

И в тот злополучный день ему позвонили и, сказав, что возникли какие-то проблемы с котлом, попросили приехать и помочь. Его не было целый день. Вечером, часов в семь, мы стали звонить ему на мобильный. Переживали, что его так долго нет. Телефон никто не поднимал, и мы решили, что папа очень занят. А оказалось…Эта проклятая котельная погубила его…

«Я должен был погибнуть вместе с ними…»
Слесарь котельной Александр Куневич в тот день работал вместе с ремонтной бригадой. Только случайность, внезапно начавшаяся головная боль, помогла ему спастись.

– В день трагедии 24 марта мы вместе с коллегами собирались починить один из котлов в котельной. Сначала планировалось, что приедет ремонтная бригада из Барановичей, но она не смогла, находилась где-то в другом месте. А в конторе (ЖКХ. – прим. Ред.) нам сказали – берите сварщика из Городища и справляйтесь своими силами.

Мы чинили котел почти весь день… В конце рабочего дня у меня закружилась голова, и я отпросился у мастера: «Владимирович, голова болит мочи нет, пойду я домой».

Больше ни Владимировича, ни других оставшихся в котельной работников я живыми не видел. Где-то через несколько часов мне позвонили из котельной и сообщили, что вся бригада погибла.

Уже и похороны были, а я не могу представить, что людей нет. Каждый день как во сне, а в котельную мне и сегодня входить страшно. Мандраж берет. Все время кажется, что сейчас выйдет из своего кабинета Владимирович и заговорит со мной.

Может быть, после всего произошедшего я уволюсь. Все равно ни жизни, ни работы здесь мне уже не будет. Не могу после такого работать. На мне тоже лежит вина. Люди, мои друзья, погибли, а я остался в живых…

08:02 06/04/2009




Loading...


загружаются комментарии