Как расследуют «высокопоставленные ДТП»?

Сразу несколько нарушений правил дорожного движения (ПДД) с участием известных граждан произошло в начале весны. Сначала было возбуждено уголовное дело в отношении чемпиона Олимпийских игр в Пекине тяжелоатлета Андрея Арямного за повторное в течение года управление автомобилем в нетрезвом состоянии, затем начальник УГАИ УВД Гродненского облисполкома Игорь Смольский сбил человека на перекрестке в д.Олекшицы.

Задумавшись о мере наказания нарушителей, облеченных славой и властью, корреспондент «БелГазеты» решила выяснить, насколько просто виновнику ДТП с «громким» именем избежать серьезного наказания. Разобраться в этом ей помогали старший следователь Главного следственного управления предварительного расследования подполковник милиции Сергей КОВАЛЕНКО и заведующая юрконсультацией Советского района столицы Ирина ШАБАНОВА.


ВЫСОКОПОСТАВЛЕННОЕ ДТП

- У нас так заведено, что всякие «не простые» граждане порой весьма нервно реагируют даже на рядовую проверку документов инспектором ГАИ. Можно представить себе, как напрягает такой гражданин гаишников и следователей, стань он участником ДТП…

Сергей Коваленко (С.К.): - В отношении депутатов всех уровней, сотрудников прокуратуры, милиции или суда, совершивших ДТП с последствиями, предусмотренными уголовным законом, уголовное дело возбуждается только прокуратурой.

Говоря о высокопоставленных чиновниках, не буду отрицать определенного кумовства и солидарности, которые всегда будут иметь место. Особая роль в этом случае отводится следователю, который должен проявить принципиальность - от нее зависит исход дела.

СПРАВКА «БелГазеты». Сергей Коваленко родился в Минске в 1969г. В 1999г. окончил Академию МВД по специальности «правоведение». В 1990г. приступил к работе в патрульно-постовой службе РУВД Партизанского района Минска. С декабря 1993г. - следователь, сначала райотдела, затем специализированного отдела по расследованию ДТП ГУВД Мингорисполкома. С 2001г. работает в Главном следственном управлении предварительного расследования МВД. Старший следователь, подполковник милиции.


Ирина Шабанова (И.Ш.): - Если одна из сторон уголовного дела - простой человек, а другая - известная личность, адвокату приходится нелегко. Вина в ДТП далеко не всегда очевидна, между виновностью и невиновностью порой тонкая грань. Назначаются сложные экспертизы - основной аргумент обвинения, - исход которых нередко определен поставленными вопросами и качеством проведения предшествующего следственного эксперимента. Исходя из опыта, могу утверждать: положение одного из участников всегда можно сделать более предпочтительным.

СПРАВКА «БелГазеты». Ирина Шабанова родилась в Минске. После окончания в 1982г. факультета правоведения БГУ - адвокат юрконсультации Фрунзенского района столицы, с 2004г. - заведующая юрконсультацией Советского района.

С.К.: - Вероятность действительно высока, если следователь или дознаватель имеют особые познания в методике расследования дел по ДТП. Перевернуть развитие механизма ДТП с ног на голову очень легко; согласуя действия, можно получить выводы, выгодные той или иной стороне. Поэтому важно, чтобы следователь был объективным и кристально честным - перед законом и самим собой.

- Можно ли говорить, что лица, обласканные славой и вниманием, начинают пренебрегать ПДД, как это сделал, к примеру, олимпийский чемпион Андрей Арямнов, дважды в течение года управлявший автомобилем в нетрезвом виде?

С.К.: - Это нарушение относится ко всем, вот только о знаменитостях говорят больше. В любой деревне остановите машину - половина водителей будет в нетрезвом состоянии.

И.Ш.: - Управление машиной в нетрезвом состоянии - показатель нашей общей культуры, которая, к сожалению, все еще недостаточно высока.

РЕШИТЬ ВОПРОС

- Часто ли известные люди, ставшие участниками ДТП, пытаются решить вопрос в свою пользу?

С.К.: - Часто. Прибегают к подкупу свидетелей, воздействуют на экспертов. Бывали случаи, когда подозреваемый без ведома следователя сам либо через третьих лиц связывался с экспертами с просьбой подкорректировать определенные расчеты. Для эксперта общение в таком формате недопустимо: расчеты в автотехнических экспертизах сложные, разобраться в них крайне сложно, следователь надеется на профессионализм эксперта. При этом возникают сомнения в честности и объективности специалиста.

С мнением моего коллеги, что экспертиза - основной аргумент обвинения, не согласен. Это один из видов доказательств, подлежащий оценке. Если я буду сомневаться в выводах эксперта, назначу дополнительную либо повторную экспертизу.

И.Ш.: - Если с помощью экспертизы делают вывод о невиновности известного участника дорожной аварии, вряд он будет поставлен под сомнение.

С.К.: - Выводы экспертов зависят от данных следователя, добытых в других следственных действиях: на эксперименте, при выезде на место происшествия и пр. Задание эксперту дается на основании собранных данных, при этом хороший следователь уже догадывается о результатах экспертизы. В большей степени экспертиза назначается для судьи, который принимает решение по делу. К сожалению, многие судьи не умеют расследовать эту категорию дел, а иные сотрудники ГАИ за пять минут умудряются определить виновника ДТП. Такого не может быть. Даже очевидная ситуация после проведения автотехнических исследований может привести к неожиданным выводам.

«ДЕЛО ГЛЕБА»

И.Ш.: - Не могу не вспомнить уголовное дело, возбужденное по факту гибели в ДТП пассажира автомобиля. Одним из участников этого ДТП стал известный футболист Александр Глеб. Я осуществляла защиту второй стороны - признанного виновным в ДТП водителя Ольшевского, в автомобиле которого погиб пассажир. Простой парень ехал в Минске по ул.Сурганова в сторону пр.Независимости, Глеб - ему навстречу, поворачивая налево на ул. Я.Коласа. Как следовало из пояснений футболиста, он не заметил машину Ольшев-ского, к слову, имеющей преимущество, и выехал навстречу. Сотрудники ГАИ тут же приняли сторону Глеба: в день ДТП футболиста даже не отправили на экспертизу на обнаружение в крови этилового спирта.

С сожалением вспоминаю: экспертизы по делу опирались на данные, полученные на следственном эксперименте, проведенном таким образом, что уже на этом этапе можно было предположить: Глебу помогают.

С.К.: - Тактика следственных действий по этому делу мне не понравилась. Обычно в эксперименте принимают участие двое понятых: один наблюдает за происходящим, другой находится рядом со следователем, проверяя своевременность включения и выключения секундомера. Этого контроля над следователем я не увидел.

И.Ш.: - Счет шел на секунды. Некорректно проведенный следственный эксперимент во многом предопределил выводы экспертизы: тот, кто поворачивал налево и обязан был пропустить машину, не виноват.

- Есть ли у правоохранительных органов рычаги воздействия на тех, кто пытается разрешить ситуацию в свою пользу?

С.К.: - Да. И один из них - заключение под стражу лица, виновного в ДТП, которое оказывает воздействие на других участников процесса.

И.Ш.: - По «делу Глеба» эти рычаги были задействованы в самом начале следствия, когда еще ничего не нужно было переделывать: сложилось впечатление, что все изначально делается ради Глеба.

С.К.: - На дороге все равны. Ни-кто не снимает с известной личности ответственности за аварийную ситуацию или ДТП.

ГАИ В АВАРИИ

- В марте сотрудники МВД совершили два наезда на пешеходов. В первом случае, на перекрестке в д.Олекшицы, за рулем находился начальник УГАИ УВД Гродненского облисполкома Игорь Смольский. Случай с сотрудником ГАИ Минской области зафиксирован на столичном перекрестке ул.Харьковская-Пинская. Не считаете ли вы комментарии правоохранителей о плохих погодных условиях и недостаточной видимости попыткой предопределить решение следствия и суда в пользу милиционеров?

С.К.: - Трудно сказать: ведь виновными вполне могли оказаться и пешеходы, оказавшиеся на дороге в неположенном месте. Если говорить о плохих погодных условиях, то водитель обязан вести транспортное средство, выбирая безопасную скорость. Не исключено, что сотрудники ГАИ, проявляя солидарность, захотят исказить действительность. В схемах, составляемых на месте ДТП, порой отсутствует важная информация, к примеру осыпь стекла, а след торможения колес измеряют не рулеткой, а дорожным метрителем, т.н. курвиметром, у которого больше погрешность.

И.Ш.: - Ссылка правоохранительных органов на плохие погодные условия - очевидное доказательство того, что следствие определило предпочтения по поводу виновности. Такой причины быть не может.

Говоря о ДТП с участием милиционеров, не могу не вспомнить о другом уголовном деле. На мин-ском перекрестке столкнулись два автомобиля - гражданский и милицейский, при этом водитель последнего, выехав на красный свет на перекресток, за секунду до столкновения включил проблесковый маячок и сирену. Обвиняемым стал водитель гражданского автомобиля, ехавший на зеленый свет, - на том основании, что не уступил дорогу.

С.К.: - По правилам, водитель, управляющий спецавтомобилем с проблесковым маячком, обязан принять меры по обеспечению безопасности других участников дорожного движения. Маячок нужно включать заблаговременно. Если все было так, как вы рассказываете, виноват сотрудник МВД. Ищите свидетелей.

ПОД ДАВЛЕНИЕМ

- Всегда ли методы получения доказательств вины человека в ДТП законны?

И.Ш.: - Основные доказательства по делу о ДТП - экспертизы и показания свидетелей - могут использоваться следствием по своему усмотрению. В «деле Глеба» показания очевидцев происшествия, поставивших под сомнения выводы следствия, проигнорировали. Свидетеля, который обратился с желанием дать показания, прочитав об аварии в газете, даже не вызвали в суд! Объяснить это могу только давлением.

С.К.: - Не следует зацикливаться только на следствии: судебная власть осуществляется не в полной мере, на судей идет воздействие. Это трудно доказать, но это читается между строк приговора, заметно по поведению следователей и судей.
07:41 10/04/2009




Loading...


загружаются комментарии