Валерий Рыбарев: Киностудия “Беларусьфильм” давно уже стала мне чужой

Известный кинорежиссер Валерий РЫБАРЕВ, не так давно уволенный с киностудии «Беларусьфильм» рассказал об обстоятельствах своего ухода.

Валерий Рыбарев: Киностудия “Беларусьфильм” давно уже стала мне чужой
— Валерий Павлович, прежде всего хочется узнать ваши впечатления о съезде кинематографистов России, на котором вы побывали, ведь тема эта, кажется, до сих пор будоражит российскую общественность и, мне кажется, небезынтересна и нашей творческой интеллигенции.

— Да, в последние годы Союз кинематографистов России сотрясали конфликты и интриги. VII съезд, который признан нелегитимным, выявил непримиримость противоборствующих сторон, и уникальное сообщество кинематографистов оказалось перед реальной опасностью ликвидации. Конечно, многих на съезде интересовало, кто возглавит Союз кинематографистов, Михалков или Хуциев, и чем закончится скандал, связанный с киноцентром, в котором сложно было разобраться, где ложь и где правда. Для меня — это самый грустный мотив. Он имеет отношение к моральной стороне нашей жизни. Новое время породило в творческой среде не только инициативных деловых людей, но и стяжателей, циничных дельцов. И ведь в эпицентре скандала оказались известные творческие личности — режиссеры, сценаристы, актеры. Среди них, к большому разочарованию, и наш бывший председатель Белорусского Союза кинематографистов Игорь Волчек.

Факты их бесчестия не были оспорены. Об этом можно прочитать в интернете.

Вообще-то, все, что с нами происходит, уже было. Читаю в дневниках И.Бунина 1917 года: "Каковы последние вести из России? Переживаем трагедию замещения старых богов - новыми… Общий лозунг — "обогащайтесь!". Больше не будет Тургеневых, Толстых, будут Стиннесы и Ратенау, будут янки… У новых людей — повадки, манеры резки, грубы, особенно неприятна молодежь, многие совершенно дикие волки… Неравенство растет… Время ужасающего индивидуализма, хищничества, зависти, бессердечия к чужим страданиям…". Удивительны зигзаги истории, не правда ли? Главный же итог съезда в том, что Михалкову удалось не только убедительно ответить на многочисленные обвинения в свой адрес, но и развернуть съезд к серьезным проблемам кинематографа. Который раз Михалков доказал свою способность объединять людей! Его яркая, страстная речь о необходимости возвращения российской нации высоких нравственных ценностей с помощью кинематографа, конечно, была воспринята единодушно. На съезде принято множество воззваний в защиту кинематографа, культуры в целом от всей этой "свирепой" либеральной модели, от "культурных революций", от диктата владельцев массмедиа и телекорпораций, которые, не считаясь с потребностями общества, навязывают с помощью рекламы свой образ жизни, свои вкусы. Но, как говорится, "гладко было на бумаге, да забыли про овраги". Не освобождаешься от тягостного впечатления, что кинематографическое сообщество расколото, и былого единства достичь уже невозможно. Одни питаются идеями, которые идут извне, и заражены ими. Другие ищут опору в духовной традиции. А третьи разуверились в возможность благих целей и выживают, как могут. Я не люблю воззваний типа "восстановление единодушного сплочения" или "кинематограф как целое", или так называемое "общее дело", которых тоже на трибуне съезда было достаточно. И не терплю массовую экзальтацию и крикливость. Мне ближе образ одинокого художника. Он не отзывается на лозунги и на моду. Он по-своему видит все: и внешний материальный мир, и внутренний, душевный, и небесные пути. У него — своя шкала ценностей, которая может и не совпасть с общепринятой.

— Но вернемся в родные пенаты. Два года назад, как помнится, с назначением Владимира Заметалина генеральным директором "Беларусьфильма" вы связывали определенные надежды. И вдруг увольнение, прямо-таки скандал… Что произошло, в чем ваше расхождение с ним сегодня?

— Мы живем надеждами… Думал, что пришел человек государственный, цель прихода которого — изменение кризисной ситуации в нашем кинематографе. И был готов ему помогать. К сожалению, надежды не оправдались. Директором сразу же была упразднена должность художественного руководителя киностудии. Выведены из художественного совета авторитетные режиссеры и критики. Осталось неизменным лишь такое подразделение, как беспомощная главная редакция. И продолжились запуски фильмов по некачественным, "бросовым" сценариям (в былые времена такие опусы выбрасывались в мусорную корзину). В общем, долгожданного "нового пути" не получилось. Сейчас на киностудии размыты критерии хорошего и плохого, высокого и низкого, бездарного и талантливого. Необъяснимо, почему откровенно слабый фильм получает высшую категорию? Ведь плохой или неудачный проект должен быть драмой не только для режиссера, но и для руководителя киностудии, и для Министерства культуры.

На студии вышел приказ о расторжении с кинорежиссерами договоров по авторским правам... Но кто-то ведь должен указать директору, что он пришел не в военные казармы, а в творческий коллектив, где существует своя культура существования, особая этика отношений!

Для меня такого рода нововведения не приемлемы. Творчество истощается, если оно погружено в пестроту ширпотреба, откровенного делячества или формальной отчетности.

— А как же тогда оптимистические заверения директора и его обещания удивить мир скорыми "Оскарами"?

— Удивил он всех своей "пропагандой успеха". Пути чиновников разнообразны, сегодня они в политике, завтра — в науке или в культуре… Может быть, Заметалин замечательный менеджер, и он, вероятно, докажет это на проекте реконструкции киностудии. Но никогда в истории кино не было, чтобы творческие вопросы, художественное руководство киностудии брал на себя человек непрофессиональный. Это просто непостижимо. За два года произведено десятки фильмов. В результате — ни художественного эффекта, ни коммерческого. Непонятно, почему в ситуацию не вмешивается департамент по кинематографии Министерства культуры.

— Недавно создана государственная концепция развития кинематографии Республики Беларусь. Возможно, теперь дело сдвинется?

— Да, многие положения концепции отражают те устремления, которые не раз высказывались нами. Еще во времена активности Белорусского союза кинематографистов по инициативе первого секретаря Вячеслава Никифорова была создана и предложена Министерству культуры программа преобразования белорусского кинематографа. В ней — идеи необходимости создания конкурентной творческой среды, независимых студий, поддержки творческих экспериментов, развития в кино различных жанров и стилей. Но из концепции эти положения выхолащены. И я полагаю, что чиновники вообще будут сопротивляться обновлению, которое предполагает концепция. Например, директор "Беларусьфильма" категорически против идеи разделения творчества и производства, против создания самостоятельных студий. Хотя концепция развития белорусской кинематографии дает возможность поиска иного пути, иных условий для создания фильмов.

— Но есть пример современного "Мосфильма", на котором функционируют и развиваются десятки независимых студий, и между ними нет конфликтов и трений...

— В том-то и дело! Да и на "Беларусьфильме" были творческие объединения со своими художественными руководителями, которые и отвечали за качества картин, и это были лучшие времена нашего кинематографа. И, наконец, уже всем понятно, что в закостенелых, застывших формах никаких качественных изменений в нашем кинематографе не будет. Многие положения концепции требуют уточнения, например, статус национального фильма. Это особенно важно в современных условиях, в так называемых рыночных отношениях. Возможно ли вообще сохранить национальную культуру и национальный кинематограф в условиях глобальной системы мультимедиа? Ведь рынок не имеет эстетических целей, не имеет он и целей нравственных. Европейский кинематограф находит различные способы защиты своих национальных интересов. Не мешало бы и нашим чиновникам их знать. Каждый год на фестивале "Лiстапад" председатели жюри отмечают отрицательные тенденции в нашем кинематографе, очевидное снижение качества наших фильмов. Государству дорого стоит некомпетентность и бездарность чиновников. Белорусский кинематограф может быть отброшен на задворки современного кино. Тем более что конфликты между режиссером и равнодушными чиновниками неминуемы. История белорусского кино знает много таких противостояний. Чего стоит давняя история с фильмом "Иди и смотри" режиссера Элема Климова. Война с ним шла несколько лет... И это с уникальным, крупным художником и общественным деятелем. На совести чиновников и уход со студии известного режиссера Вячеслава Никифорова, в списке которого замечательный фильм "Фруза", одни из лучших экранизаций русской классики "Дубровский" и "Отцы и дети". А он не мог запуститься на "Беларусьфильме" даже с короткометражным фильмом! И уж совсем вопиющая несправедливость с Игорем Добролюбовым, режиссером, который первым прославил белорусский кинематограф за рубежом. Его фильм "Иван Макарович" в 1970 году получил Гран-при на фестивале юношеских фильмов в Венеции. А картина "Белые Росы" до сих пор приносит доходы студии. Отдавший все силы белорусскому кинематографу, он в результате не заслужил даже элементарной помощи от киностудии, которая еще и судится с ним, уже тяжело больным и беспомощным. Это нечто за гранью человеческого… Киностудия "Беларусьфильм" давно уже стала мне чужой.
17:47 14/04/2009




Loading...


загружаются комментарии