Долина памяти и скорби

В Витебске будет мемориальная «долина памяти и скорби». Об этом на расширенном заседании пленума областного Совета общественного объединения ветеранов сообщил председатель Витебского облисполкома Александр Косинец.

Долина памяти и скорби
Ничего сенсационного в этом заявлении первого лица области накануне 65-тилетия Победы вроде бы нет, если забыть, что создания мемориального комплекса оставшиеся в живых узники концентрационного лагеря 313 CD, или, как его называют все витебляне, «5-го полка», добиваются уже много лет. Название пошло от номера железнодорожного полка, который здесь размещался до прихода фашистских захватчиков. А потом в помещения не казарм, а конюшен, складов, полуразрушенных бараков стали сгонять советских военнопленных, морить их голодом и планомерно уничтожать. По разным данным, которые собирали в архивах энтузиасты, на этой окраине Витебска  потеряли жизнь от 55 до 80 тысяч солдат и офицеров Красной армии. Позже в лагере появились гражданские лица – жители областного центра и окрестностей, семьи партизан. Большинство из них также были уничтожены или погибли от холода, голода, болезней. По словам бывшего узника этого концлагеря Владимира Ризо, общее число погибших может быть близко к 150 тысячам человек, но принято говорить: более ста тысяч.
Почему же сначала при советской власти, а потом и в независимой Беларуси, где будто бы так трепетно относятся к каждому четвертому, а то и третьему погибшему в той войне, на протяжении долгих лет не очень стремились вспоминать о таких жертвах? Почему о 56 тысячах уничтоженных в Бухенвальде знает весь мир, а о замученных в Витебске не слышали даже многие жители города? Некоторые малолетние узники (а тех, кто тогда был взрослым просто уже нет в живых) считают, что сначала не хотели афишировать большое количество военнопленных, то есть потенциальных врагов народа: сдался – враг. Другие вспоминают, что после того, как немецкая охрана покинула лагерь, по нему был нанесен жесточайший артиллерийский удар. Кто громил территорию бывшей воинской части, которая, скорее всего, именно в этом качестве фигурировала на картах, сказать не могут. Когда вокруг все полыхает от разрывов, трудно понять, чьи доблестные наводчики глядят в прицелы. Не исключена ошибка, которая стала роковой как для жизни многих оставшихся, так и для посмертной памяти. Этой версии придерживается и активист гражданской кампании «Наш дом» известный правозащитник Валерий Щукин.
Нет, сказать, что о погибших совсем уж забыли, нельзя. В 1964 году недалеко от тех конюшен и бараков возле шоссе Витебск-Полоцк был установлен скромный обелиск. Табличка на нем сообщала, что в этом месте погребены десятки тысяч советских граждан, расстрелянных фашистами в 1941-44 годах. Но… Поднимались грандиозные мемориалы в Хатыни, недалеко от Ушач, на месте легендарного Прорыва, в десятках других мест, а территория бывшего концентрационного лагеря «5-ый полк» так и оставалась неухоженной. С одной стороны оврага, в котором захоронены тысячи и тысячи матерей, детей, бабушек и дедушек витеблян, солдат разных национальностей, засеивали поле, другую сторону застраивали гаражами. Из-под колес буксовавших в грязи машин белели кости. И никто не мог точно сказать: чью – животного или человечью кость – грызет бродячая собака.
Рухнула советская власть, не страшно стало вспоминать, что ты сидел в концлагере, что тебе повезло выжить, потому что смог унести ноги, найти хороших людей, которые тебя вылечили, или вместе с семьей был вывезен на работу в Германию. А потом бывшие узники и вовсе стали искать друг друга, вспоминать, объединяться, Федеративная республика Германия начала выплачивать денежные компенсации. Во времена относительной вольницы первых лет существования независимой Беларуси потянулись они в чиновничьи кабинеты, стали даже не просить, а требовать, чтобы была увековечена Память родных, близких, друзей и просто товарищей по несчастью. Руководители, которых тогда еще выбирали, не могли не прислушаться к гласу народа. Было решено возводить мемориал, создали проект, начали искать средства. Но...
Времена изменились, приоритеты тоже. Ежегодная подготовка к «Славянскому базару в Витебске», к налетающим, как торнадо, «Дожинкам», строительство одного из самых больших в республике Ледовых дворцов, реконструкция стадиона, ремонт домов-развалюх с падающими балконами – все требовало огромных средств. А чиновников уже не выбирали, а назначали. И отвечали они уже не перед народом. Так и получилось: сначала нет средств, потом устарел проект. Старики ходили в высокие кабинеты, напоминали, их оставалось все меньше и меньше, и голоса их становились все невнятнее и слабее. Ну а крепыши, которые засели в руководстве разных советов ветеранов, с пониманием относились к трудностям власти и охотно объясняли, что вот скоро изменится жизнь и вы сможете сходить на благоустроенные могилы ваших отцов и матерей, чтобы возложить по народному обычаю скромные полевые цветы. Пока же собирайте деньги для возложения венков на очередной День освобождения узников фашистских концлагерей к подножию прибранного пионерами соседней школы обелиска. Потом их, бывших заключенных «5-го полка», 11 апреля сажали в представленные властями автобусы и везли туда на традиционный митинг. В этом году автобус был уже единственным.
Так и доездились бы, наверно, до последнего оставшегося в живых узника, да вдруг из недр горисполкома пополз слух, что местные власти серьёзно обеспокоены неприглядным въездом в областной центр и решили построить на месте бывшего концлагеря новый микрорайон. А потом бдительные ветераны обнаружили и заложенный фундамент. Это вызвало взрыв активности и праведного возмущения. Но в наше время достучаться до небес власти не так-то просто. На помощь бывшим узникам пришли активисты гражданской кампании «Наш дом». Практически в каждую квартиру города они доставили письма-листовки, в которых был призыв поддержать ветеранов. На удивление, многие витебляне откликнулись. Весь март в облисполкоме распечатывали конверты с обращениями граждан. По городу тем временем начался сбор подписей за постройку мемориала. Бывшие малолетние узники стали ходить на приемы в высокие кабинеты, как на работу.
4 апреля председатель облисполкома  Александр Косинец решил провести выездное заседание на месте событий. Впечатление от запустения, гаражей и стройки было, наверное, сильным, потому что он сразу объявил присутствующим о строительстве достойного мемориала. Глава области пообещал сделать официальное заявление на очередном митинге возле обелиска, но не приехал – в этот день повсюду проходили субботники. Не было среди выступавших на митинге ни одного представителя власти, и многие ветераны ранее звучавшим обещаниям не поверили. Об этом с горечью говорил малолетний узник Владимир Ризо. Тем более, городская газета напечатала материал о начале строительства на территории бывшего концлагеря новых домов. Призывы у обелиска председателя областной организации несовершеннолетних узников фашизма Федора Тихонова верить власти и ждать, а оппозиционерам, которые стараются активизировать общественное мнение, не вмешиваться в «святую память о погибших», у большинства ветеранов поддержки тоже не нашли. Было решено продолжать сбор подписей. Одновременно не прекращались записи воспоминаний бывших узников для книги о «5-ом полке».
Продолжение сбора подписей вызвало негативную реакцию у некоторых чиновников. В Ветеринарной академии даже начали расследование, кто этим занимается среди студентов и зачем.
И вот наконец заявление председателя облисполкома сделано. Мемориальный комплекс с благоустроенной территорией, памятными знаками, реконструированным обелиском, смотровой площадкой, церковью будет построен. Кроме того, будут приведены в порядок памятные места во всех районах, а также реконструирована витебская площадь Победы, которая, осененная символом единения армии, подпольщиков и партизан – «Тремя штыками» из бетона, должна стать главной площадью города. Решено также развить инициативу граждан, собрать материалы и издать книгу «о проводимой в области работе по увековечению памяти воинов, погибших во время Великой Отечественной войны».  
Инициативу губернатора активно поддержали депутаты. Перед сборщиками подписей даже извинились, лишь попросили не вносить в списки жителей других областей. Телевидение показало репортажи и интервью.
Можно надеяться, что на 65-летие Победы у обелиска жертвам концлагеря «5-ый полк» на новом мемориале возложат не парочку венков от ответственных по разнорядке школ и предприятий, а, как и у вознесшихся к небу на красивом берегу Западной Двины «Трех штыков», торжественно под звуки оркестра перед объективами теле- и фотокамер по такой же прекрасной асфальтовой дорожке пройдут с красивыми гирляндами, венками, букетами многочисленные делегации официальных лиц и представители различых общественных организаций, чтобы напомнить всем, что в этом месте лежат останки десятков тысяч замученных фашистами белорусов, русских, татар, грузин, узбеков, поляков, евреев... А в очередной Международный день освобождения узников фашистских концлагерей немногие оставшиеся  в живых бывшие узники «5-го полка» получат в подарок не только кружки и сумки с растерзанной за колючей проволокой куклой и надписью «Наш дом» предупреждает: замалчивание истории грозит ее повторением!» от гражданской кампании, но и хоть какие-то, пусть минимальные, льготы от властей.
… На краю поля стоит старенькая женщина, смотрит на гаражи, на ров, на нехотя пробивающуюся сквозь холодную землю зелень. Она тоже была маленькой. У нее тоже была мама. Мама осталась там.
12:09 23/04/2009




Loading...


загружаются комментарии